logo
  1. Социальная война
  2. Социально-политические последствия пенсионной реформы – 2018 в России
Аналитика,
Наверное, всем очевидно, что заболеваемость и распространенность болезней увеличивается с возрастом. И это отражается на качестве исполнения своих обязанностей, а значит, и на результатах работы предприятий

Медицинские аспекты повышения пенсионного возраста

Пенсионная реформаПенсионная реформа
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

Повышение пенсионного возраста — это, конечно же, экономическая проблема. По важным последствиям — политическая. А есть еще и некоторые медицинские моменты, связанные, конечно же, и с социальной сферой, и с этическими вопросами, и, опять же, с экономикой.

Прежде всего, еще раз напомню, что аргументация чиновников в пользу пенсионной реформы — это зачастую манипуляция. Чаще всего манипулируют с термином «продолжительность жизни». Употребляя эти два слова, говоря о том, что продолжительность жизни увеличилась, почти никто не оговаривается, что увеличилась только ожидаемая продолжительность жизни. Это умозрительный, высчитываемый показатель, который не отражает состояние людей сегодня. Часто ссылаются на возраст дожития — число лет, которые в среднем проживет человек, доживший до определенного возраста. Но это не только теоретический показатель, но и учитывающий только тех людей, кто уже дожил до этого возраста.

Но есть и другие существенные показатели, отражающие длительность жизни сограждан и качество здравоохранения. ООН использует среди прочих показателей число людей, доживших до определенного возраста. И для России этот показатель неутешителен: в 2017 году до 65 лет доживали только 56,8% мужчин, что ставит нас в один ряд с африканскими странами. Найдутся те, кто скажет, мол, это же значит, что большинство мужчин доживают до 60 лет, а у женщин ситуация и того лучше. И заведет «песню» про нагрузку на работающих людей (число людей старше и младше трудоспособного возраста на 1 000 человек). Однако, в той же публикации автор отмечает, что «ожидаемые в 2025 году 883 человека старше или моложе трудоспособного возраста на 1 тыс. в рабочем возрасте — это, правда, больше, чем все последние десятилетия, но меньше, чем было до Второй мировой — по переписи 1939 года она составляла 885» человек на 1000 работающих. Т.е. ситуация с якобы беспрецедентно большой нагрузкой на работающих людей, мягко говоря, преувеличена.

Кроме того, нельзя не учитывать и собственно медицинский аспект повышения пенсионного возраста.

Структура заболеваемости по возрастам, на 1000 человекСтруктура заболеваемости по возрастам, на 1000 человек

При повышении пенсионного возраста увеличивается число людей, которые работают на своих должностях и — болеют. Наверное, всем очевидно, что заболеваемость и распространенность болезней увеличивается с возрастом. И это отражается на качестве исполнения своих обязанностей, а значит, и на результатах работы предприятий.

После 60 лет резко увеличивается заболеваемость цереброваскулярными болезнями, в том числе и инсультами; эндокринными заболеваниями, в том числе — сахарным диабетом; сердечно-сосудистыми заболеваниями, болезнями опорно-двигательного аппарата, злокачественными заболеваниями. Людям, которые замечают у себя симптомы заболевания, приходится обращаться к врачам в поликлинику, или же их госпитализируют в стационар. Росстат указывает на увеличение числа обращений из года в год. Причем больше трети обращений приходится на людей старше трудоспособного возраста, а если сравнивать с людьми трудоспособного возраста, то у пожилых людей число посещений больше чем на 1/3. И здесь, кстати, появляется и экономический аспект: каждое посещение больницы — это отгулы и отпуска, а каждое обострение болезни — это оплачиваемые больничные листы. Поэтому есть высокий риск того, что люди из-за нехватки времени или давления начальства не будут заботиться о здоровье так, как заботились бы на пенсии. А недолеченные болезни, очевидно, будут ухудшать прогноз для жизни, и особенно — для качественной жизни.

Кому-то может показаться, что при утрате функциональности человеку сразу дают инвалидность по заболеванию, — тогда он может не работать, или же он переходит на более легкий труд. Однако цифры по инвалидности дают повод усомниться в этом. Совсем незнающим людям скажу, что на медико-социальной экспертизе врачи высчитывают, насколько человек утратил функциональность. И при достижении определенного уровня потери функциональности человеку назначается соответствующая группа инвалидности.

Число инвалидов в России снижается из года в год на протяжении как минимум 7 лет. Снижается и количество вновь назначаемых групп инвалидности. Однако одновременно наблюдается ежегодное увеличение числа людей старше трудоспособного возраста. Т.е. мы видим парадоксальную ситуацию, когда с увеличением числа болеющих число инвалидов уменьшается.

Сразу оговорюсь, что группы инвалидности, конечно же, продолжают назначать, этого никто не отменял. Однако сказанное мне моими пациентами можно обобщить так: если есть минимальная возможность не назначать группу, или сделать ее меньше, то так и происходит (пациенты используют слово «отговорка»).

Что получается в сухом остатке. Ожидаемая продолжительность жизни сейчас вернулась к цифрам советского времени, только недавно превысив их. Реальная средняя продолжительность жизни мне не известна, однако до пенсионного возраста не будут доживать более 40% мужчин. Существенное, а часто — кратное увеличение заболеваемости и распространенности разных болезней происходит после 50 и особенно — после 60 лет. Работающие лишние 5 лет люди в меньшей степени будут заботиться о здоровье, и это негативным образом скажется на их состоянии. Кроме того, нельзя забывать и о четкой положительной корреляции между возрастом и числом людей с когнитивными нарушениями (т.е. нарушениями памяти, внимания, мышления), — а это далеко не всегда заметно на первых порах.