8
янв
2021
  1. Политическая война
Лев Коровин / Газета «Суть времени» №411 /
Оспаривание результатов голосования в Коллегии выборщиков может послужить катализатором для оформления протрамповского популистского движения внутри Республиканской партии и раскола внутри неё

Трамп и выборы — уйти, чтобы остаться?

Дональд Трамп
Дональд Трамп
Дональд Трамп

Население США привыкло узнавать имя победителя уже на исходе дня выборов, но сейчас вместо этого получило затяжной выборный сезон. Сезон оказался весьма напряженным и грязным. В ходе него команда президента США Дональда Трампа и ее противники решительно расправились с устоявшимися представлениями о приличиях при политической борьбе. Теперь выборный сезон подходит к развязке. Инаугурация назначена на 20 января.

Особенности президентских выборов 2020 года и попытки эти выборы переиграть

Как и в 2016 году, ранее респектабельная американская социология, предсказавшая действующему президенту Дональду Трампу разгромное поражение от рук Джозефа Байдена, вновь провалилась с треском. И вновь наиболее точные прогнозы по результатам выборов дала Trafalgar Group, единственная правильно угадавшая победу Трампа во Флориде и Огайо.

Крайне проблематичным стал сам подсчет голосов по итогам общенационального голосования 3 ноября. По данным опроса, проведенного 9 декабря американским общественным радио NPR, менее четверти граждан США, симпатизирующих республиканцам, считают, что президентские выборы прошли честно.

Считается, что наиболее слабым звеном в процессе подсчета голосов по штатам стали автоматы подсчета голосов, произведенные компанией Dominion Voting Systems, связанной с семьей Клинтонов. Известно об отдельных случаях серьезных погрешностей при подсчете голосов с помощью машин этой фирмы в отдельных округах. Учитывая традиционно малый отрыв, с которым кандидаты от двух партий побеждают на американских выборах, доводы некоторых сторонников Трампа, что погрешность, внесенная применением аппаратов Dominion, могла повлиять на исход выборов, не представляются чем-то особенно экзотическим. Сюда же можно присовокупить сообщения о массовых вбросах, особенно облегченных при голосовании по почте, и о вполне традиционном для американских выборов голосовании так называемых мертвых душ.

Как мы говорили ранее, штаб Трампа заранее предвидел возможность подобных фальсификаций и строил свою стратегию после выборов на массовой подаче судебных исков по факту приведенных выше нарушений. Однако эта стратегия столкнулась с непреодолимым для нее барьером — американскими судами. Ни один из судебных исков по предполагаемым нарушениям на выборах не увенчался успехом. И это несмотря на то, что в ряде случаев иски рассматривались так называемыми «консервативными» судьями, назначенными Трампом. Последний гвоздь в гроб надежд команды Трампа на успех стратегии с судебными исками забил Верховный суд США, где у консерваторов на бумаге имеется большинство из шести голосов против трех, но который тем не менее отказался рассматривать по существу иск, поданный штатом Техас по предполагаемым нарушениям в штатах Джорджия, Мичиган, Висконсин и Пенсильвания.

Другой возможной точкой опоры для команды Трампа была юридическая возможность законодательных собраний штатов — если были основания считать, что результаты, полученные по итогам всеобщего голосования, были недостоверными — направить в Коллегию выборщиков (КВ) состав делегатов по своему усмотрению. Но в итоге ни одно законодательное собрание штатов с республиканским большинством, в том числе все те же оспариваемые Джорджия, Мичиган, Висконсин и Пенсильвания, не стало перечить официальным результатам выборов по своему штату.

Голосование же в Коллегии выборщиков прошло полностью предсказуемым образом — Байден получил 306 голосов против 232 у Трампа. И ни один делегат Коллегии не проголосовал за противоположного кандидата, хотя такие прецеденты были вполне распространенными в истории американских выборов.

Теперь наиболее оптимистичные сторонники Трампа смотрят с надеждой на последний процессуальный барьер, отделяющий Байдена от инаугурации. 6 января состоится официальный подсчет голосов КВ в ходе совместного заседания обеих палат Конгресса США. Традиционно такие заседания проходят под председательством вице-президента США. Последним вице-президентом США, отказавшимся председательствовать на подобном заседании, был Хьюберт Хамфри в 1969 году.

Обычно процедура подсчета голосов на совместном заседании конгресса представляется пустой формальностью. Тем не менее американское законодательство предусматривает механизм оспаривания голосов КВ в ходе этого этапа. Чтобы формально возразить против засчитывания одного или более голосов делегатов КВ от того или иного штата, оспорить голоса должны один сенатор и один член палаты представителей. За таким формальным возражением следует время, отводимое на дебаты по существу возражения, после чего сенат и палата представителей голосуют по вопросу об исключении оспариваемых голосов из итогов по голосованию в Коллегии. Чтобы успешно исключить голоса выборщиков, «за» должно проголосовать большинство — как в палате представителей, так и в сенате.

Голоса в Коллегии выборщиков оспаривались дважды в истории США — в 1969 году и в 2005 году, и оба раза неудачно. При существующем раскладе сил в Конгрессе, даже если каждый республиканец до единого проголосует за исключение оспариваемых голосов (а этого не случится), инициатива не получит большинства в палате представителей. Так что с точки зрения достижения реальных результатов эта затея — мертворожденная.

Тем не менее политический жест по оспариванию голосов в Коллегии выборщиков, скорее всего, будет предпринят. О своем намерении оспорить голоса КВ уже заявил сенатор от штата Миссури Джошуа Хоули. Более чем вероятно, что найдется конгрессмен-республиканец, готовый присоединиться к Хоули при подаче формального протеста. И не данность, что эта пара будет единственной.

Ожидается, что одновременно с совместным заседанием Конгресса, перед Капитолием будет проходить огромный митинг сторонников Трампа. Организаторы митинга считают, что его численность составит баснословные 1,4 млн участников, и делают соответствующие логистические приготовления. Официальный лозунг митинга — «Остановить кражу выборов», а задача его участников — поддержать оспаривание результатов голосования Коллегии выборщиков.

Если задача не в победе, то в чем она?

С юридической точки зрения у оспаривания результатов голосования в Коллегии выборщиков нет шансов на успех. Тем не менее попытка оспорить эти результаты на фоне миллионного митинга в поддержку обещает стать беспрецедентным политическим аттракционом. Но зачем же, если это всего лишь аттракцион, его устраивать?

Дело в том, что с самого начала Трамп воюет не только с демократами, но и с истеблишментом собственной республиканской партии — с союзом неоконсерваторов (приложившим все возможные усилия, дабы очернить действующего президента и помешать его переизбранию) и корпоративистов. Во многом именно неспособность полностью перетянуть партию на свою сторону помешала Трампу полноценно выполнить свою повестку, которую противники называли «популистской». С помощью же подобного аттракциона у Трампа появляется возможность укрепить свое влияние на партию, даже притом что сам он лишится президентского поста.

Ожидаемое оспаривание результатов со стороны Хоули создаст наибольшие неприятности не для демократов, а для его однопартийцев. Ведь при голосовании каждому республиканцу в Конгрессе придется ответить на вопрос, согласен ли он с большинством своих избирателей, считающих, что выборы у них украли? Лидер республиканского большинства в сенате Митч Макконнелл изначально публично отговаривал членов своей фракции от подобных действий именно из этих соображений.

Выступая же в поддержку Трампа, Хоули и те, кто присоединится к нему, обретают совсем другую степень авторитета среди трамповской базы поддержки. И это именно популистский авторитет. Не зря возглавить республиканское неподчинение вызвался именно Хоули, ранее выступивший вместе с сенатором от штата Вермонт и бывшим кандидатом в президенты от демократов Берни Сандерсом, когда стоял вопрос о единовременных выплатах населению по 2 тыс. долларов вместо предусматриваемых Конгрессом 600 долларов.

Предпринимая юридически бесполезное действие по оспариванию выборов, республиканцы в Конгрессе продемонстрируют лояльность не только к Трампу, но и тем 75% республиканцев, разделяющим его позицию об украденных выборах. Подобный демарш может послужить катализатором для оформления протрамповского популистского движения внутри Республиканской партии и для раскола внутри нее: между старым истеблишментом и этим новым движением.

Если поход Трампа против вашингтонского «глубинного государства» научил наблюдателей хотя бы чему-то, так это тому, что для полноценного разворота политики страны лидеру нужно совсем немного. Всего лишь около тысячи по-настоящему преданных соратников, готовых занять не только министерские посты, но и посты их заместителей, начальников управлений, готовых сформировать парламентское большинство и местные органы власти. В противном случае взятая «напрокат» партия пойдет не по намеченному лидером курсу, а туда, куда она сочтет нужным. А в случае с Республиканской партии США — это курс на последовательное снижение налогового и регулятивного бремени для крупных корпораций, при сопутствующей сдаче консервативных ценностей своих избирателей. Выигравшему вначале за счет критики республиканского истеблишмента Трампу во многом потом пришлось этому истеблишменту подчиниться — ведь собственного кадрового резерва у него не было, даже на ключевые министерские посты.

Если же на обломках кампании по переизбранию Трампа удастся создать широкое консервативно-популистское движение внутри Республиканской партии, следующий поход популистов на Белый дом может привести к совсем другим результатам.

Какое развитие получит это движение, и приведет ли оно к возрождению американского консерватизма — покажет время.

Примечание

Все вышеизложенное применимо, если события будут развиваться в поле, продиктованном Конституцией США и сопутствующим законодательством. Но в ядре американской государственности лежит не Конституция, а Декларация о независимости. А Декларация о независимости подразумевает право народа на восстание против правительства, ставшего тираническим.

Если перед Капитолием соберутся полтора миллиона человек, руководствующихся именно этим принципом, и они перейдут к прямому действию, то успех такого начинания будет продиктован не составом палат Конгресса, а совсем другим соотношением сил, которое можно будет оценить только при непосредственном столкновении.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER