Выводы, напрашивающиеся по итогам доклада CSIS «Война Москвы в Сирии», если они будут восприняты военно-политическим руководством США в качестве призыва к действию, могут значительно усложнить уже крайне непростую ситуацию в Сирии

Американцы признали, что их «сделали» в Сирии. Как они будут отыгрываться?

Войцех Коссак. Весна 1813 года. 1903г
Войцех Коссак. Весна 1813 года. 1903 г
Войцех Коссак. Весна 1813 года. 1903 г

12 мая один из ведущих американских военно-политических аналитических центров — Центр стратегических и международных исследований (CSIS) выпустил объемный доклад, озаглавленный «Война Москвы в Сирии». Доклад, к которому привлекались эксперты RAND Corporation, а также действующие сотрудники американского военного ведомства, дипломатического корпуса и разведывательного сообщества, стремился обозначить основные уроки, которые необходимо вынести из сирийского опыта органам планирования Соединенных Штатов в дальнейшем стратегическом противостоянии с Российской Федерацией.

Доклад CSIS начался с признания того, что, в отличие от самих США и их коалиции, России удалось добиться большинства своих целей в Сирии. При этом американские аналитики считают, что российскую операцию в Сирии следует рассматривать не в качестве одиночного случая, а в качестве первого успешного проецирования мощи за пределы РФ и Ближнего зарубежья. Именно поэтому авторы доклада считают столь важным усвоение уроков от фактического проигрыша США в этой первой итерации того, что авторы назвали российским подходом к «соревнованию великих держав».

В качестве основных целей России CSIS назвали стабилизацию Сирийской Арабской Республики (САР) в качестве стратегически важного военно-логистического узла и недопущение как смены режима Башара Асада на дружественный США режим, так и обрушения страны в ситуацию «несостоявшегося государства». Признается, что России удалось достичь эти цели, обеспечив «минимальный отпечаток на земле», т. е. минимизировав уязвимость собственного личного состава, что противопоставляется действиям Ограниченного контингента советских войск в Афганистане.

Уроки, извлекаемые американцами из сирийского опыта, можно условно разделить на относящиеся к пересмотру собственных оценок по отношению к России и ее возможностям в качестве «стратегического конкурента» и на выводы касательно собственных действий США на театре военных действий (ТВД). Давайте разберемся, какие именно уроки авторский коллектив CSIS извлек из анализа российского участия в сирийском конфликте.

Пересмотр американских оценок России и ее возможностей

У России получилось действовать эффективно, обеспечивая относительно низкую уязвимость собственных вооруженных сил (ВС). Этого удалось достичь благодаря, в первую очередь, обеспечению максимально полной и оперативной картины поля боя с помощью современных средств боевого управления и разведки. Именно постоянное наличие полной и оперативной картины обстановки позволило ВС РФ действовать, в основном опираясь на силы ВКС и разного рода спецподразделения, отводя основную роль в наземной маневренной войне Сирийской арабской армии (САА) и союзным соединениям. Ценой подобного уменьшения собственной уязвимости можно считать ограниченную возможность добиваться быстрых результатов на земле из-за неполной управляемости войск САА и ее союзников.

Операция в Сирии послужила в качестве полигона для отработки новых решений, например, применения разведывательно-ударных комплексов. На сирийском ТВД «обкатку» получила значительная часть не только ВКС, но и офицерского корпуса всех военных округов и различных видов ВС и родов войск. Ротация через САР также позволила высшему командному составу получить опыт управления войсками в условиях кампании нового типа. Ожидается, что высшие кадровые решения в Минобороны РФ будут во многом зависеть от оценок действий старших офицеров на сирийском ТВД.

Особое внимание американские аналитики обращают на якобы осуществляемые российскими ВС «карательные операции», якобы направленные против мирного населения с целью «сломить волю к поддержке повстанцев», как на Западе принято называть все действующие в Сирии террористические группировки, кроме ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Здесь прослеживается прямая преемственность американского подхода к информационно-психологической войне по отношению к концу 1990-х и началу 2000-х гг., когда действовавшие на территории Чеченской Республики террористы также именовались «повстанцами» в западной прессе, а в сторону РФ шли обвинения в «карательных операциях» и «нарушениях прав человека».

Авторский коллектив CSIS считает, что Россия намерена значительно нарастить свое влияние в регионе Ближнего Востока, и что в этом смысле Сирия — это только первая ласточка, которая будет потом служить важной точкой опоры для дальнейших действий в регионе. В качестве точки дальнейшего применения российских усилий авторы называют Ливию, где они ожидают похожие действия со стороны России с опорой на Ливийскую национальную армию генерала Халифы Хафтара в качестве основного наземного компонента. При этом CSIS ожидает военно-политическую активизацию России и за пределами региона — в странах Африки, Азии и даже Латинской Америки.

Выводы касательно собственных действий США

Авторский коллектив считает успешным опыт работы канала связи между российским и американским командованием в регионе. Изначально он задумывался в качестве канала безопасности, но со временем его роль возросла. Обе стороны стремились избежать лобового столкновения и использовали линию связи в своих целях как в качестве элемента сдерживания, так и в качестве инструмента более тонкого воздействия на чужое командование.

Американские аналитики считают откровенно слабой стороной участия США в сирийском конфликте отсутствие последовательности слов и действий, особенно при бывшем президенте Обаме. Авторы доклада считают, что отсутствие политической воли со стороны Обамы отстаивать им же проведенную «красную линию» воодушевило российское руководство на более решительные действия. Эти решительные действия продолжаются на фоне уменьшающегося присутствия США на сирийской территории. Авторы особо критикуют американское руководство за нежелание решительно противостоять уже упомянутым «карательным операциям», якобы осуществляемым Россией и союзными войсками.

В качестве сферы, в которой Россия значительно превзошла своих американских контрагентов, коллектив CSIS называет дипломатическую арену. Авторы считают, что действия российских МИД, Минобороны, а также законодательных органов достигли значительно лучшей координации и синхронности, чем у американских контрагентов, что позволило Москве действовать значительно быстрее и гибче Вашингтона. Россию при этом обвиняют в использовании своей роли страны-гаранта в процессе сирийского урегулирования для того, чтобы тактически использовать договоры по прекращению огня и их дальнейшее нарушение, чтобы обеспечить более эффективные действия со стороны САА и союзных ей соединений.

И что теперь?

Представленный CSIS и кратко рассмотренный нами доклад претендует на то, чтобы служить отправной точкой для пересмотра подхода всего военно-политического руководства США к «стратегическому соперничеству» с Россией в ближневосточном регионе и за его пределами. Какие же выводы можно сделать по поводу дальнейших действий США на основе данной экспертной оценки?

Во-первых, доклад CSIS придерживается сложившейся линии Пентагона при спорах о бюджетном финансировании в Конгрессе, что России получается эффективно противостоять США при значительно меньших тратах. Основным выводом таких рассуждений всегда было не то, что Пентагону нужно оптимизировать деятельность своей бюрократии, а то, что военно-промышленный комплекс США необходимо залить еще большими деньгами.

Во-вторых, обращение особого внимания на успехи ВС России в сфере средств боевого управления и разведки может служить сигналом того, что ВС США необходимо усилить свои возможности в сфере радиоэлектронной борьбы (РЭБ), чтобы в следующих похожих конфликтах лишить российских военных «козыря» в виде информированности и скорости принятия решений, и тем самым обезопасить дружественные американцам силы на земле.

Можно ожидать в более широком смысле, что ВС США будут дальше постепенно пересматривать некоторые свои доктринальные положения в свете сирийского опыта, чтобы нивелировать обнаружившиеся сильные стороны ВС РФ, эксплуатируя при этом их слабые места.

В-третьих, усиленное педалирование темы якобы имеющих место «карательных операций» и «нарушений прав человека» российскими ВС может указывать на предполагаемое направление удара в информационно-психологической войне западными СМИ и дипломатическими службами. Вероятно, авторы считают, что США следует более решительно и изощренно вести пропагандистскую войну против России в публичной сфере и дипломатическом пространстве.

Обвинения в сторону России в использовании переговорного процесса в качестве средства обеспечения действий войск на поле боя могут иметь далеко идущие последствия, особенно учитывая демонстрируемый американцами последние 20 лет нигилизм по отношению к международным договорам в сфере безопасности. Известно, что выход США из договора по РСМД был якобы мотивирован нарушениями этого договора со стороны России. Обвинения России в нечистоплотности в заключении перемирий также, в принципе, могут быть использованы США и их союзниками в качестве предлога нарушения договоренностей, чтобы получить тактическое преимущество на поле боя.

Выводы, напрашивающиеся по итогам доклада CSIS «Война Москвы в Сирии», если они будут восприняты военно-политическим руководством США в качестве призыва к действию, могут значительно усложнить уже крайне непростую ситуацию в Сирии. Попытки Вашингтона действовать, как ему может показаться, «более решительно», в итоге сильно усложнят жизнь не только российским командирам на ТВД, но и их американским контрагентам, которым теперь потребуется действовать еще более осторожно, чтобы избежать выхода ситуации из-под контроля и дальнейшей неуправляемой эскалации конфликта.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER