Стоит все-таки разобраться, почему немцы так негативно относятся к проблематике Brexit и как Европа собирается защищать свои оставшиеся «европейские ценности»

После 47 лет союза Германия прощается с колонией… Ой, нет, Британией!

47 лет Великобритания пробыла в Европейском Союзе и 1 317 дней прошло с тех пор, как 52% британцев проголосовало за выход из ЕС. 1 февраля решение официально вступило в силу: Великобритания покинула ЕС.

Однако ждать кардинальных изменений в текущем году не стоит: Британия еще остается частью таможенного союза и внутреннего рынка ЕС до конца 2020 года. На адаптацию ЕС и Англии к новой жизни отведены оставшиеся 11 месяцев 2020 года.

Платить-то кто будет?

Безусловно, выход Британии из ЕС — серьезный урон как по репутации, так и по экономике ЕС. Канцлер ФРГ Ангела Меркель (Angela Merkel) прокомментировала выход Британии как «глубокую рану для всех». Вице-канцлер Германии и социал-демократ Олаф Шульц (Olaf Schulz) заявил о миссии Германии: «Ответственность теперь лежит на нас, выдержит ли это ЕС». Что именно социал-демократы способны сделать, когда народное доверие к ним находится на историческом минимуме, не совсем понятно.

Читайте также: Социал-демократы ФРГ обнаружили, что санкции против народа убивают доверие

Действительно, выход Британии из ЕС потянет за собой массу экономических последствий. В первую очередь, в бюджете просто будет не хватать взносов Британии. Европейский государственный министр Михаэль Рот (Michael Roth) из партии социал-демократов считает, что Германии придется нести львиную долю расходов на своих плечах.

Но Brexit повлечет за собой и другие экономические последствия. По оценкам фонда Bertelsmann, при мягком Brexit (а ведь для осуществления оного дается еще год, хотя многие уже боятся и надеяться), годовой урон Европы составит около 22 млрд евро. А у самой Британии — около 32 млрд. евро. Потери Германии составят примерно 5 млрд евро. Если выход не будет мягким, эти суммы удвоятся.

Братцы, а как теперь дружить?

На данный момент Британия покинула ЕС. И как-то нужно выстраивать отношения. Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen) заявила о желании «выковать тесное партнерство». При этом для фон дер Ляйен главный вопрос — как выстроить отношения, соблюдая «честную конкуренцию». Всё-таки, ЕС является одним из самых крупных рынков в мире. И допуск к этому рынку будет зависеть от того, будет ли Британия придерживаться европейских стандартов.

А как уже на практике будет выглядеть реализация данных слов — вопрос открытый. При помощи Brexit Британия как раз и планировала получить допуск ко внутреннему рынку ЕС без пошлин и квот, не следуя при этом различным правилам, в первую очередь миграционным. А сомнения, что Европейскому Союзу удастся сохранить свои правила в будущем, растут и в самой Европе.

Именно этого опасаются председатели крупнейших индустриальных союзов Германии и Франции. Инго Крамер (Ingo Kramer), председатель Федеральной ассоциации работодателей Германии (BDA), Улрих Грилло (Ulrich Grillo), председатель Федеральной ассоциации немецкой промышленности (BDI), как и председатель французского объединения предпринимателей Medef Пьер Гаттаз (Pierre Gattaz) выпустили обращение, призывающее Европу к более тесному сотрудничеству: «Европа должна сплотиться, поверить в себя и перейти в наступление». Они считают важнейшим фактором французско-немецкий мотор европейской интеграции.

Также председатели крупнейших ассоциаций Германии и Франции призвали политиков всех стран «поверить в европейские ценности». Как эти европейские ценности повлияли на решение Британии покинуть Европу, они не стали раскрывать. Ну, и, конечно же, необходимо улучшить условия для бизнеса, ведь как иначе осуществить интеграцию.

Германия и ее имперские амбиции

Но это все не объясняет один простой момент. Почему немцы так негативно относятся к проблематике Brexit? Например, крупнейшая немецкая газета Der Spiegel назвала одну из своих статей на тему Brexit «Конец сумасбродного путешествия» с ехидной надписью: «Почему Brexit уже всегда был историей, наполненной иллюзиями». В самой статье авторы лишь показывают свое крайнее недоумение, почему Британия решилась пойти на такой «идиотский» шаг.

Сходную высокомерную реакцию, наверное, имели и британцы, когда их колонии решили бороться за независимость. «Да как они смеют!» — думали, наверное, британцы, посматривая на этих людей с привычным британским высокомерием в момент распада империи. Именно эту мысль развивает и немецкий журналист Доминик Джонсон (Dominic Johnson). Ведь Германия никогда не проводила деколонизацию. Ее колонии были отняты в результате проигрыша Первой мировой войны. «Еще ни разу Германия не отпускала „свои“ земли в независимость, ни разу она не отдавала власть по доброй воле», — считает Джонсон.

Читайте также: 78% граждан Германии боятся Трампа больше, чем Путина

При этом Джонсон делает акцент на том, что ЕС — не империя, а Британия — не колония. Но всё равно, параллели возможны, убежден журналист. И действительно, схожая реакция была и на Дональда Трампа, как разрушителя крупнейшей глобализированной системы. И чаще всего данная (защитная) реакция часто возникает из-за нежелания решать собственные проблемы.

А их у Германии предостаточно, убежден Джонсон. В Германии минимальная зарплата меньше, чем в Британии. Сектор низкооплачиваемой работы намного выше, а правоэкстремистское насилие гораздо более вероятно. Проблем и у Британии предостаточно, но не видеть обратную сторону этих же самых «европейских» ценностей невозможно.

Немецкое высокомерие уже несколько раз становилось причиной мировых проблем. Ничего, кроме надежды на рациональное разрешение проблем, сегодня не остается. Исторический опыт, к сожалению, не дает поводов к оптимизму.

Ангела Меркель и Brexit
Ангела Меркель и Brexit
Изображение: Скопина Ольга © ИА Красная Весна
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER