logo
  1. Информационно-психологическая война
  2. Обращение Трампа к Конгрессу "О положении страны" 2020
ИА Красная Весна /
Завтра Сенат его оправдает. А через девять месяцев он с большой вероятностью станет первым президентом в истории США, избранным на второй срок после попытки импичмента   

Ритуальные заклинания в «граде на холме» — Трамп отчитался перед Конгрессом

Дональд Трамп
Дональд Трамп
Сергей Кайсин © ИА Красная Весна

Сравнивать послание президента США «о положении страны» с посланием президента России Федеральному собранию — достаточно бессмысленное занятие. Будучи оба ежегодными отчетными докладами главы государства национальному законодательному собранию и заодно всем гражданам страны, они разительно отличаются друг от друга как по форме, так и по содержанию.

При входе в зал Конгресса президента США Дональда Трампа, накаленный межпартийным противостоянием зал конгрессменов и сенаторов стал больше напоминать собрание спортивных болельщиков на стадионе во время решающего матча, чем собрание сильных мира сего в главном законодательном зале своей столицы. Республиканцы громко заскандировали: «Еще четыре года! Еще четыре года!» в то время, как демократы загудели в неодобрении. Взойдя на трибуну, Трамп демонстративно отказался пожать протянутую руку спикера палаты представителей, лидеру фракции демократов Нэнси Пелоси, развернувшей против него кампанию по импичменту. Когда же Трамп сходил с трибуны, Пелоси столь же демонстративно разорвала предоставленную ей копию речи президента.

Дональд Трамп — не первый президент в истории США, зачитавший послание Конгрессу в то время, как против него развернут процесс импичмента. Первым был Билл Клинтон в 1999 году. Как и свой предшественник, Трамп в своей речи не обронил ни слова про импичмент. Он уверенно пошел в наступление, хвалясь достижениями США за время своего президентства, постоянно прибегая к формулировкам «мне удалось», «я сделал», и так далее.

Продлившаяся 80 минут речь президента США прерывалась аплодисментами 121 раз. В большинстве случаев аплодировали, причем стоя, только республиканцы, в то время как демократы либо сидели молча, либо гудели и улюлюкали. В условиях такого живого участия в процессе, мало кому удалось вздремнуть.

Продолжая сравнение с массовым спортивным мероприятием, Трамп особо не обращался к конкретике и уж тем более к статистике, затрагивая темы актуальной политической повестки, а скорее вел себя как тренер, разогревающий команду перед решительным матчем. Он произносил заклинания, апеллируя к священным символам американской истории, христианским ценностям, и особенно к историям отдельных людей.

Трамп не первым и не последним пользуется демагогическим приемом, когда он сам прерывает свою речь чтобы попросить посаженного в зал «простого американца» встать, пока он рассказывает историю этого «представителя простого народа», подводя опыт вычлененного человека, к тому или иному пункту своей политической повестки. Обама так тоже делал, и Буш, и его отец, и Клинтон. Бывший киноактер Рональд Рейган тоже любил этот прием. Ведь, в отличие от президента, «простому американцу» обязаны стоя аплодировать представители обеих партий.

Новшество же трамповского стиля заключается в том, что в условиях все большего межпартийного раскола, он с помощью таких гостей не просто рекламирует свою повестку, а бьет по своим оппонентам, создавая им образ безнравственных и черствых людей, глухих к страданию простого человека. Так, например, он поступил, критикуя практику т. н. «городов-убежищ», полиция которых, по распоряжению городских властей, не выдает нелегальных мигрантов федеральной иммиграционной полиции. Пригласив в зал жителя одного из таких городов, брата которого убил нелегальный мигрант, президент потребовал от Конгресса срочно принять законодательство, направленное против практики «городов-убежищ».

Внешнеполитическая повестка была сжатой и тоже не обошлась без таких гостей. Так, убийство главы иранской спецслужбы «Аль-Кудс» генерала Касема Сулеймани было представлено в качестве акта мести за смерть конкретного американского военнослужащего, чьи вдова и сын были приглашены в Вашингтон ради этой реплики. Присутствовавший же в зале объявивший себя президентом Венесуэлы Хуан Гуайдо послужил декорацией для заклинаний Трампа против «разрушительного социализма», противостоящего священной «свободе». О Китае Трамп вспомнил однажды. О России — ни разу.

Закончил свое выступление Трамп, нарисовав безоблачную картину достигшей неведомых вершин Америки как всемирного воплощения исторического оптимизма, чей «дух всё еще молод», чье «солнце всё еще встает», на которую «Божья благодать продолжает сиять».

Произнеся свои последние заклинания, Трамп под громогласные аплодисменты покинул трибуну, не оборачиваясь к разрывающей свою копию его доклада Пелоси. Завтра Сенат его оправдает. А через 9 месяцев он с большой вероятностью станет первым президентом в истории США, избранным на второй срок после попытки импичмента.