У нас была великая эпоха — именно так, великая и со знаком плюс, и со знаком минус, но только тому народу было под силу победить величайшее зло на планете.

Великое чувство Победы от Парада 24 июня никуда не уйдет — публицист

Изображение: Самсонов Александр Мартович Парад Победы 1945 г.

Победа в Великой Отечественной войне во многом вытекала из ценностей, присущих обществу того периода, но в то же время она отчасти шла и вразрез с ними. Отрицание ключевых созидающих ценностей началось не в 91-м году, а гораздо раньше. А после всё это было доведено до патологии. Ценности деструктивные, ценности потребления воцарились не только в нашей стране — сначала они восторжествовали в мире, а после и у нас. Мы, по сути, добровольно променяли великую мечту на «корыто — корм — пойло».

Такую точку зрения в своем интервью корреспонденту ИА Красная Весна высказал писатель, публицист и литературный критик Платон Беседин.

ИА Красная Весна: Как Вы оцениваете решение провести парад Победы 24 июня?

— Полагаю, что это всё-таки вынужденная мера — и однозначного ответа, правильно или нет то, что парад решили провести 24 июня, не существует. Как не существует и единого понимания относительно ситуации с коронавирусом. Так бывает, когда человечество сталкивается с чем-то незнакомым. Мне видится, что и истерики, и конспирологи — все они одинаково не понимают ситуации.

9 мая — великая дата, святая. Однако Победа не заключена сугубо в ней. Победа — это не единая дата, это великое действие, и лично мне видится, что вспоминать о ней хорошо бы не только 9 мая. Другой вопрос, что парад и 9 мая связаны в сознании. Но повторюсь: великое чувство Победы от парада 24 июня никуда не уйдет.

ИА Красная Весна: Какие уличные или информационные акции Вы считаете необходимым провести 24 июня?

— Мне не нравится слово «акции». Да, можно разносить продукты ветеранам или раздавать флажки, но важнее, мне кажется, достучаться до сердец людей — чтобы каждый из них хотя бы несколько дней в году делал добрые дела для ветеранов. Какие? Каждый решит сам.

ИА Красная Весна: Эксперты утверждают, что Россия нетвердо отстаивает правду о войне. Что и как в этом отношении необходимо менять?

— Это огромный вопрос. Отвечая на него, можно скатиться в лекцию или доклад. Постараюсь коротко, конечно, но…

Да, я полагаю, что Россия — да и СССР отчасти тоже — отстаивает правду о войне не на должном уровне. Нетвердо? Это не совсем правильное слово. Скорее — непрофессионально. Причины? Их множество. Мы в принципе полностью сменили парадигму сознания и страны, и народа, погрузили их в огромные потрясения.

Касательно увековечивания пособников нацистов — я милосердный человек, но пора уже определиться с категориями и понятиями. Можно, конечно, понять и простить всех, но так не бывает. И даже если так случится, то увековечить — значит, прописать в истории. Это неправильно. Особенно, когда до сих пор — подчеркиваю, до сих пор! — не названы и не увековечены подлинные герои войны.

Что делать для донесения правды? Защита исторической памяти на международном уровне, донесение смыслов через массовую культуру (как можно защищать память о войне, когда мы сами снимаем столь идиотские фильмы и подходим к кинопроизводству формально?), настоящие рассказы о настоящих героях, восстановление мест боевой славы — работы, на самом деле, что называется, непочатый край. Пока же я вижу, с одной стороны, ура-патриотизм, который мертв и аляповат, а с другой — постоянные призывы к покаянию. Это и в книгах, и в фильмах. За что мы, простите, должны каяться? Откуда все эти фекальные потоки в медиа?

ИА Красная Весна: Как Вы относитесь к тому, что на месте страны и общества, добившихся победы в войне, создана потребительская система, отрицающая идеалы и ценности, которые отстаивали наши предки?

— Опять же очень сложный вопрос. Безусловно, та Победа во многом вытекала из тех ценностей, но в то же время она отчасти шла и вразрез с ними. Отрицание ключевых созидающих ценностей началось не в 91-м году, а гораздо раньше. А после всё это было доведено до патологии. Ценности деструктивные, ценности потребления воцарились не только в нашей стране — сначала они восторжествовали в мире, а после и у нас. Мы, по сути, добровольно променяли великую мечту на «корыто — корм — пойло». Так бывает — человек, вообще, слаб по своей природе. Зиновьев говорил, что «перенять атрибуты Запада не означает стать Западом, потому что Запад — уникальное образование, сложившееся при уникальных обстоятельствах». Мы это не учли — у нас нет подобных обстоятельств. И никогда не было.

Вся наша жизнь — ее оформленная, видимая сторона — к сожалению, лишь нелепое подражание тому, что уже мертво, что уже не оправдало себя.

Однако при всём этом внутри России сохраняется нечто спасительное — то, чего нет нигде в этом мире. Я не просто верю в это — я знаю.

ИА Красная Весна: История с коронавирусом наглядно продемонстрировала социальное неравенство в России и мире. Является ли память о Победе памятью о социальной справедливости, которую отстаивали в войне?

— Я не стал бы всё смешивать. Ведь и в те времена социальной справедливости не хватало. Другой вопрос, что сейчас ее катастрофически не хватает. Катастрофически. И это крайне опасно. Ведь вспомните, на волне чего пришли большевики? Они пришли именно что на волне устремлений русского народа к справедливости. Царь — антихрист и прочее. И тут появились большевики, и пообещали ее людям. Так было уже. Я на сто процентов уверен, что русская мечта или русское основание — это правда, жажда правды, а правда в русской традиции исконно понимается как истина и как справедливость. Сегодня нам не хватает ни того, ни другого — это очевидно.

Что касается дистанционного образования, то это опять же мировой тренд. Гадкий и мерзкий тренд. Тут я вспоминаю очень хорошую статью в New York Times. Там говорится прямо: если вас обслуживают люди, то вы принадлежите к элите. То есть если вам готовят повара, а одежду вы покупаете в магазинах в центре, то вы богаты. Бедные сегодня учатся дистанционно и заказывают одежду через службы доставки, да и еду тоже. К сожалению, нас сегодня погружают в болото несправедливости, которое меж тем очень четко разделено на слои.

Или, если угодно, как в фильме «Платформа». Там — башня, разделенная на уровни, а между ними движется платформа с едой — каждый должен успеть наесться. У нас, правда, и доступ к еде есть не у всех.

ИА Красная Весна: Какие составляющие Вы предложили бы включить в парад Победы?

— Не уверен, что знаю все составляющие парада. Но я, определенно, хочу видеть на трибунах не политиканов и модных блогеров, а ветеранов. И лично мне хотелось бы видеть колонну или группу — уж не знаю как назвать правильно — молодых наших героев. Подростков и детей, которые совершили большие поступки уже в наши дни — вытащили, к примеру, из огня других людей.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER