logo
Статья
  1. Политическая война
  2. Вопрос об автокефалии Украинской православной церкви
 Ситуация, сложившаяся на Украине, дает основания предположить, что там претворяется в жизнь особая форма унионного проекта.

Церковный раскол на Украине: униаты заявляют о своих правах

Новая Брестская уния?Новая Брестская уния?
Анашкин Сергей © ИА Красная Весна

Всеобъемлющее сотрудничество между католическим и православным сообществами будет достигнуто в результате договоренностей между грекокатоликами и украинской церковью, возглавляемой Киевским «митрополитом» Епифанием, заявил глава Украинской греко-католической церкви (УГКЦ) Верховный архиепископ Святослав Шевчук, 6 января сообщил официальный сайт униатской церкви. Данная информация была опубликована на украинском языке, ее русский перевод был предложен читателям агентством REGNUM и ресурсом Союза православных журналистов 8 января.

Как сообщает сайт УГКЦ, существует несколько уровней договоренностей между двумя религиозными структурами. Святослав Шевчук утверждает, что «речь идет о поиске путей возобновления единства между христианами». Официальный информационный ресурс униатов подчеркивает, что в действиях и заявлениях главы УГКЦ нет стремления подчинить одну церковь другой или создать некое новое религиозное образование. К этому никто не стремится, как уверяют представители грекокатоликов.

Архиепископ Шевчук вполне открыто говорит о цели диалога, начатого двумя украинскими религиозными организациями: «Прежде всего, речь идет о евхаристическом сопричастии». То есть о главном таинстве, священнодействии или особом обряде, основополагающее значение которого является аксиомой для любой (подчеркнем, любой) христианской конфессии. Святослав Шевчук справедливо полагает, что «наивысшим знаком церковного единства является Таинство Евхаристии».

А вот тут необходимо внести важное пояснение. Данное таинство католики и православные не могут совершать совместно. Ни та, ни другая сторона не согласятся на участие в данном таинстве другой конфессии. Православные не допустят к участию в таинствах литургии католиков или протестантов.

Католики не станут совершать данный обряд совместно с православными или протестантами. Аналогично поступят представители любой из многочисленных протестантских деноминаций.

Почему христиане различных конфессий так относятся друг к другу? Потому что каждая религиозная группа считает, что остальные христиане впали в более или менее опасные заблуждения. И пока оппонент, принадлежащий к иной конфессии, от этих заблуждений не избавится, совместное литургическое служение с ним невозможно. Такой точки зрения придерживаются и католики, и протестанты, и православные. Не будем забывать, что в 1054 году католический Рим и православный Константинополь предали друг друга анафеме — церковному проклятью. За прошедшие века христиане так и не нашли способа восстановить единство, то самое «евхаристическое сопричастие».

В свете вышеизложенного заявление архиепископа Шевчука выглядит сенсационно. Униаты, главой которых является Святослав Шевчук, несмотря на сильное внешнее сходство практикуемых обрядов с обрядами православной церкви, тем не менее католики. Об этом говорит и название их религиозной организации — Грекокатолическая церковь. Отметим, что между восточным христианством — православием, и западной церковью всегда шел спор о праве Римского папы главенствовать над всей христианской церковью. Православные никогда с такими претензиями не соглашались, но католики на таком праве упорно настаивали. Как глава униатов намерен устранить многовековые разногласия и тем более преодолеть взаимное проклятие церквей, остается загадкой.

Руководитель УГКЦ, правда, говорит, что благодаря договоренностям, достигнутым с киевским митрополитом Епифанием, удалось продвинуться в «развитии богословской традиции». Но как это должно помочь делу, пока неясно.

Однако Святослав Шевчук настроен оптимистически. В своем интервью грекокатолический архиепископ сообщил о том, что открывается «хорошая радостная перспектива», поскольку «католическое и православное сообщества ищут пути к единству».

Автор материала, опубликованного 9 января ИА REGNUM, Станислав Стремидловский назвал заявления руководителя УГКЦ «интригующими». И это действительно так. В разговоре о «евхаристическом сопричастии», как о явном знаке духовного единства, архиепископ Шевчук четко расставляет приоритеты. Например, представители УГКЦ желают «вместе исследовать общее наследие Киевского христианства». При этом создается впечатление, будто давняя распря между восточной и западной ветвями некогда единой церкви к Украине отношения не имеет. Далее глава униатов высказывает весьма необычные суждения: «Греко-католическая церковь часто в истории попадала под западные влияния, в частности, Латинской церкви». Услышав подобное заявление, можно заподозрить архиепископа Шевчука в раскольнических настроениях. То есть в стремлении разорвать отношения с Римской Курией и создать некое автономное религиозное образование. А это для человека, принадлежащего католической церкви, является очень тяжким проступком. Униаты, несмотря на множество специфических черт, остаются католиками. За столь серьезный грех Святой престол налагает суровое наказание.

Однако беспокоиться за руководителя УГКЦ не стоит, он, как истинный католик, хранит верность Святому престолу. Просто Святослав Шевчук — участник важного диалога, в рамках которого, по его словам, «католическое и православное сообщества ищут пути к единству». Чтобы развеять любые сомнения, архиепископ на официальном сайте УГКЦ в материале, опубликованном 6 января, заявляет: «С православной стороны возглавляет этот процесс Вселенский Патриарх, а с католической стороны — Римская Апостольская столица» («З православного боку очолює цей процес Вселенський Патріарх, а з католицького боку — Римська Апостольська столиця). Следовательно, Рим и Фанар в курсе происходящего и положительно оценивают ход событий.

Как реагирует на происходящее Константинопольский патриархат, расположившийся в стамбульском квартале Фанар, можно судить по интервью, данному ВВС его полномочным представителем. Экзарх Константинопольского патриархата архиепископ Памфилийский Даниил, рассуждая об униатах, заявил, что союз недавно созданной ПЦУ и УГКЦ состоится: «Я уверен, что это вполне возможно». Близкие отношения двух религиозных структур, по мнению иерарха, для них естественны, поскольку «исторически грекокатолики пытаются найти свою идентичность». В поисках идентичности униаты «постоянно возвращаются назад к киевской традиции, к крещению, принятому от Константинополя». Экзарх, присланный Фанаром, придает особое значение появлению ПЦУ — религиозной организации, созданной раскольниками при активном участии президента Порошенко. Даниил склонен считать ПЦУ исполнением замыслов наиболее авторитетных униатских иерархов прошлого. Эти авторитеты предрекали: «Православная церковь Украины будет иметь свою самоидентичность».

Полномочный представитель Константинопольского патриархата назвал почтенных иерархов грекокатолической церкви: это сотрудничавший с немецкими оккупационными властями «владыка Андрей Шептицкий», и его преемник «Иосиф Слепой». Оба иерарха были духовными вождями для украинских радикальных националистов. Кроме того, под их духовным попечительством находились части СС, укомплектованные жителями Западной Украины. Таким образом, проект духовных окормителей украинских эсэсовцев и реализуется сейчас на Украине.

Отметим и тот факт, что посланец Фанара архиепископ Даниил в прошлом принадлежал к униатской церкви. Основные биографические сведения можно найти на сайте Самоуправляемой Православной церкви в составе Константинопольского патриархата (США). Уроженец Ивано-Франковска свой путь духовного лица начал в духовной семинарии им. Святого Священномученика Иосафата, в учебном заведении грекокатолической церкви, находящемся в родном городе архиепископа. После переезда в Соединенные Штаты будущий экзарх продолжил обучение в Католическом университете Америки. В православие он перешел позднее, присоединившись к Самоуправляемой Православной церкви в составе Константинопольского патриархата.

Отметим, униаты принадлежат к грекокатолической церкви, появившейся в 1596 году в результате так называемой Брестской унии (лат. unio — соединение). Идею подобной церковной организации впервые выдвинул член ордена иезуитов Антонио Поссевино. В сборнике «УКРАИНСТВО, кем и зачем оно сконструировано» этот момент описывается следующим образом: «В связи с этим — указывает исследователь С. Даниленко,  — иезуит Антонио Поссевино (первый иезуит, побывавший в Москве, где пытался склонить к унии Ивана Грозного) писал Папе Римскому: „Кажется выгоднее будет постепенно обращать русских в католическую веру, разрешив им придерживаться своих обрядов и богослужения, а в дальнейшем уже убедить их принять обрядность римской церкви“». То есть униаты появились как особый способ проникновения католицизма на территорию православия. Им разрешено сохранять внешнее православное оформление обрядов при условии полного богословского и канонического единства с католицизмом.

В свете вышеизложенного заявления архиепископа Даниила, представляющего Константинопольский патриархат, звучат так же интригующе, как и заявления главы грекокатоликов архиепископа Шевчука. Экс-униат Даниил, присланный на Украину Фанаром, в своем интервью ВВС утверждает, что грекокатолики «являются православными христианами в единстве с Римским престолом». Заявление интересно тем, что содержит в себе взаимоисключающие утверждения.

Поясним, «единство с Римским престолом» требует, например, безоговорочно признать такой богословский догмат, как «филиокве» (лат. Filioque — «и Сына»). Согласно этому положению, Святой Дух исходит не только от Бога Отца, но и от Бога Сына (Иисуса Христа). С этим догматом категорически не согласны православные богословы.

Те, кто пытается обрести «единство с Римским престолом», наткнутся на важное каноническое разногласие, в свое время разделившее католический Рим и православный Константинополь.

Вновь обратимся к упомянутому сборнику «УКРАИНСТВО», где излагается суть данного спора: «Ключевое каноническое разногласие касалось учения Западной церкви о главенстве римского епископа над всей Церковью. Это учение, появившееся еще в IX веке, было основано на представлении о том, что римский епископ — преемник апостола Петра, главы всех апостолов — по Божьему установлению наследует его права. А потому духовная власть римского епископа распространяется на всю Церковь, он является Наместником Христа на земле. Восточная же церковь, хотя и признавала за римским епископом, преемником апостола Петра, „первенство чести“ среди других епископов, однако учение о его главенстве отрицала».

Принимая трактовку данных вопросов, предложенную католической церковью, человек действительно обретает «единство с Римским престолом». Однако перестает быть православным.

Отвергая данную трактовку, христианин остается православным, но не может обрести «единство с Римским престолом».

Высказывания представителей грекокатолицизма, как бывших, так и действующих, не зря приковывают к себе внимание зрительской и читательской аудитории. Святослав Шевчук, например, скорбит не только о своих конфессиональных собратьях, общность которых «попадала под западные влияния, в частности Латинской церкви». Он выразил сочувствие православным, так как «православная церковь попадала под влияния московские». Эти пагубные влияния приняли облик «известной Никоновской реформы, которая выражается в определенных обрядовых моментах». Этот демарш архиепископа Шевчука, возглавляющего грекокатоликов, важен тем, что является обращением с конкретной адресацией.

Православное сообщество в России и на Украине включает в себя достаточно большую группу, крайне негативно оценивающую реформы, проведенные патриархом Никоном, это так называемые старообрядцы. Они считают себя хранителями «древнего благочестия», поставленного под угрозу никоновскими нововведениями.

Сейчас их недвусмысленно приглашают влиться в сообщество униатов и раскольников, решивших «вместе исследовать общее наследие Киевского христианства». Судя по всему, просто вычленив его из единого православного массива. И тем самым каким-то странным образом поучаствовать в «развитии богословской традиции».

В заключение вновь приведем уже использованную ранее цитату из опубликованного 6 января на официальном сайте УГКЦ материала. Эти слова принадлежат архиепископу Святославу Шевчуку, возглавляющему УГКЦ. Он рассказывает о процессе поиска единства и заявляет: «С православной стороны возглавляет этот процесс Вселенский Патриарх, а с католической стороны — Римская Апостольская столица».

Напомним, для католиков, а Святослав Шевчук все-таки католик, непреложной истиной является право Римского Понтифика управлять всеми христианами. И если процесс единения станет реальностью, что для главы униатов является «хорошей радостной перспективой», то основную роль во всем станет играть Святой престол. Конечно, Фанар — это квартал в турецком городе Стамбул, а Ватикан — это римский квартал. Однако самый неискушенный человек поймет, что они принадлежат к очень разным «весовым категориям». Константинопольскому патриархату будет трудно возражать Римской Курии.

Кроме того, когда архиепископ Шевчук заявляет, что «речь идет о поиске путей возобновления единства между христианами», речь может идти о вхождении Ватикана на территорию православия. В этом случае можно поставить вопрос: не намеревается ли Святой престол выйти за рамки соглашения, заключенного между папой Франциском и патриархом Кириллом на Кубе в 2016 году?

В совместном заявлении папы Римского Франциска и Святейшего патриарха Кирилла были такие слова: «Сегодня очевидно, что метод „униатизма“ прежних веков, предполагающий приведение одной общины в единство с другой путем ее отрыва от своей Церкви, не является путем к восстановлению единства».

Однако ситуация, сложившаяся на Украине, дает основания предположить, что там претворяется в жизнь особая форма унионного проекта.