23
янв
2013
  1. Война с историей
Олесь Гончар / Газета «Суть времени» /
Десталинизаторский музей «Пермь-36» предложен сегодня в качестве «модельного проекта» для всей России. Подробности о том, как это делается в Перми, — в статье нашего пермского товарища Олеся Гончара

Как это делается в Перми…

Пермская ячейка СВ не первый год требует от руководства музея «Пермь-36» ответить, что общего имеет их откровенно политическое, фальсифицирующее историю начинание с понятием «музей».

Официальный сайт «музея» «Пермь-36» гласит, что здесь «в годы советской власти содержались в тяжелейших условиях, страдали и погибали диссиденты, инакомыслящие, активные борцы за права человека в Советском Союзе, противники коммунистического режима, поборники национальной независимости порабощенных народов — политики, общественные деятели, писатели, ученые — люди, чьи идеи и усилия способствовали крушению человеконенавистнического режима». «Человеконенавистничество» — расхожий в музейной агитации термин, раньше, заметим, употреблявшийся лишь по отношению к фашизму.

Пропаганда «музея» о том, что большую часть заключенных колонии №36 составляли «политические» (все эти «борцы с человеконенавистничеством» и пр.) была разоблачена летом 2012 г. в прессе бывшим руководителем службы контролеров колонии В. Кургузовым. После чего в одном из разделов сайта «музея» была тихо выложена статья ее директора В. Шмырова, в которой признавалось, что «политические» составляли лишь 39,2 % заключенных. Большинство же было разнообразными предателями Родины. Вот только статью Шмырова найти на сайте не просто. А на билетах «музея» по-прежнему написано: «Большую часть заключенных лагеря составляли политические».

Вся экспозиция «музея» построена на фальсификациях и манипуляциях.

Например, распространяется миф о работе заключенных на «опасном» производстве ТЭНов для утюгов, приводящей к смертельному «силикозу легких». Однако всем известно, что утюги делали не только в колониях. И что никаких смертельных заболеваний эта работа не вызывала.

Экскурсоводы «музея» утверждают, что заключенные «содержались в тяжелейших условиях, страдали и погибали». А руководитель этих экскурсоводов, директор музея Шмыров, сообщает о том, что правила, регулировавшие жизнь заключенных, неукоснительно исполнялись.

В правилах же было четко расписано, что должно быть предоставлено заключенному, начиная с сапог, ботинок и варежек, и заканчивая тем, сколько раз должно меняться постельное белье. Заключенные собирались в свободное время, делали покупки в ларьке, писали письма, изучали иностранные языки.

Шмыров свидетельствует: «Условия содержания были мягче, чем на уголовных зонах, обращение только на «Вы». Кто-то тут явно неточен: или директор «музея» Шмыров, или его гиды, повествующие о «бессловесных мучениках»!

Декорации «музея» имеют весьма малое отношение к реальности. Часть их выполнена «под Колыму». Когда же «музею» указывают на несоответствие экспонатов реальному быту 36-й колонии, сотрудники отвечают: «У нас не музей одной колонии, а музей ГУЛАГа». Основной выставочный зал «музея», в самом деле, полностью посвящен ГУЛАГу. Но при этом у посетителей остается стойкое впечатление, что так «было в «Перми-36». Неплохо придумано?!

В экспозиции задействуются и прямые фальсификации. На растяжках висят плакаты, повествующие о свыше 800 тысяч расстрелянных в течение «одного только года», что есть полная ложь! Тут же белым шрифтом на черной ленте надпись «Истребительно-трудовые». Как прикажите называть подобную якобы музейную экспозицию? Манипуляцией в форме инсталляции? Или инсталляцией в форме манипуляции? В любом случае, при чем тут музей?

Впрочем, все это «цветочки» по сравнению с тем, что рассказывают экскурсоводы. Наш гид прямо заявила, что «фашизм лучше коммунизма», ведь фашисты расстреливали не всех, а «боролись за чистоту арийской нации»: «Они, по крайней мере, своих холили и лелеяли, а наши расстреливали женщин и детей». А потому «у нас должен произойти процесс, подобный Нюрнбергскому, и должны развенчать всех этих людей».

А вот что рассказывает эстонская журналистка, побывавшая в «музее» и поделившаяся своими впечатлениями 3 декабря 2012 г. на страницах Eesti Ekspress: «Заключенных морили голодом и содержали в холоде при морозе, доходившем зимой до сорока градусов, они ходили в тонких штанах и худых фуфайках, их пытали и унижали... Когда экскурсия закончилась, гид сказал: «Идите и расскажите о том, что видели, своим друзьям и родственникам. Чтобы люди знали. И участвуйте в выборах, чтобы к власти больше никогда не пришли психопаты и маньяки».

«Музейные» фальсификации и манипуляции не отпугивают местные власти. В постановлении Правительства Пермского края от 26 сентября 2012 г. о предоставлении «музею» субсидии в размере 61 млн рублей его деятельность признается направленной на «гражданское просвещение населения и патриотическое воспитание молодежи».

Кем являлись в советское время нынешние пермские разоблачители «тоталитаризма»?

Директор «музея» Шмыров с 1985 г. был деканом истфака Пермского пединститута, а на такие должности, как известно, не члены КПСС не допускались.

Один из основных лоббистов «Перми-36» — Е. Сапиро, автор статьи про нашу ячейку СВ под названием (вновь этот термин!) «Человеконенавистники». Шмыров рассказывает, как Сапиро, будучи спикером Заксобрания, посетил их заведение и сказал: «Вы что, с ума сошли, вы что сами?.. Это же дело государственное. Ну что, давайте, мы вам деньги выдадим», — после чего началось выделение средств из бюджета.

Сапиро в советские времена был членом Пермского обкома КПСС, а затем зампредседателя облисполкома Пермского Совета народных депутатов.

Другой активный покровитель «Перми-36» бывший губернатор Пермского края О. Чиркунов в советские времена состоял в КПСС, а в 1985 г. закончил Высшую школу КГБ, по окончанию которой поступил на службу в КГБ.

Еще один борец за интересы «Перми-36» — Т. Марголина, уполномоченный по правам человека в Пермском крае. Как рассказывал Шмыров, «Татьяна Ивановна — наш ангел-хранитель. Татьяна Ивановна помогала нам по кабинетам пробиваться, деньги добывать, она ездила с нами выставки экспонировать. Помню, в воскресенье вечером в здании Сената США мы путешествовали какими-то подземными переходами, катили на тележке экспонаты выставки, потом эту выставку собирали. Клеили подиумы, Татьяна Ивановна делала это ловчее всех».

В прошлом Марголина работала секретарем сначала райкома, а затем и Пермского горкома КПСС.

Спрашивается, на каких основаниях при такой биографии Шмыров, Марголина, Сапиро и чекист Чиркунов допущены к разоблачению «человеконенавистнической идеологии»? Или они уже искупили потом свое коммунистическое и чекистское прошлое на поклейке американских подиумов?!.

Поддержка региональными властями руководства «музея» «Пермь-36» не мешает их нежной дружбе с белоленточной оппозицией.

Так, концертная программа форума «Пилорама», организуемого «музеем» совместно с Минкультом края, включает множество элементов «Белого альбома» (музыкального проекта, созданного в поддержку белоленточников) и близких им по духу: «Ваш Путин — фашист», «Любит наш народ всякое г…» и др.

У руководства «Перми-36» имеется богатый опыт сотрудничества и со скандальным галлеристом М. Гельманом. Сразу же после своего появления в Перми Гельман начал организовывать на территории «музея» выставки под характерными названиями: «За Родину без Сталина», «Ни шагу назад» и пр.

А в конце «все переженились»: в феврале 2012 г. директор «Перми-36» Шмыров вместе с В. Ерофеевым и В. Рыжковым презентовал «Лигу избирателей» на творческом вечере Гельмана в его музее PERMM. Постмодернистский натиск органично дополнил фальсификационно-манипуляторские технологии.

«Пермь-36» последовательно сотрудничает с денацификаторами. С 1995 г. на территории «музея» ежегодно проводятся молодежные летние лагеря, активную роль в которых играют специалисты и волонтеры «Мемориала» (соучредителя «музея») и немецкой организации «Акция искупления — служба делу мира». Проект осуществляется немецким фондом «Память, ответственность и будущее» в рамках программы «Мастерская История Европы», посвященной «памяти жертв национал-социализма». Цель программы — «побудить молодых европейцев к диалогу о чертах сходства и различия в памяти о трагических событиях XX в.».

Авторы сборника «ГУЛАГ в российской памяти», подготовленного участниками этих летних лагерей, прямо призывают Россию к повторению германского опыта «переосмысления» тоталитарного прошлого и настаивают, что «насаждение мифов о победе является преградой на пути к признанию советского прошлого в России и, в первую очередь, мешает открыто говорить о таких вещах, как ГУЛАГ и политические репрессии».

Манипуляции и фальсификации, уравнивание коммунизма с фашизмом, фанатичная героизация диссидентов и сотрудничество с денацификаторами, а главное, демонтаж великой Победы как преграды на пути к «полноценному покаянию народа» — вот что замыслено под видом «музея». Так кто и что сооружает в Перми?

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 12