logo
  1. Мироустроительная война
  2. Курдская доля в иракском конфликте
Аналитика,
К настоящему моменту курды уже получили оружие от таких стран, как США, Канада, Великобритания, Германия, Италия, Нидерланды, Дания, Албания, Хорватия, Франция. Тут впечатляет и список стран-участниц, и острота международной конкуренции за влияние на иракский процесс

Курдская доля в иракском конфликте. Окончание

В прошлом выпуске рубрики «Мироустроительная война» мы рассмотрели чрезвычайно значимый сюжет с вступлением иракских курдов в вооруженный конфликт с подразделениями «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ, сегодняшнее самоназвание «Исламское государство»). И остановились на коллизии взаимоотношений курдов с ИГИЛ* с тем, чтобы теперь перейти к рассмотрению вопроса международной конкуренции за влияние на иракский процесс.

23–24 июня госсекретарь США Джон Керри провел встречи с шиитом Нури аль-Малики, тогда еще иракским премьер-министром, и курдом Масудом Барзани, призывая двух политических деятелей к единству и совместной борьбе с ИГИЛ*. При этом со стороны иракских курдов в этот период всё чаще звучали заявления о необходимости проведения референдума о своей независимости. Однако тема референдума не получила должного развития и к сентябрю уже затихла (хотя в середине лета об этом говорили крупные курдские деятели, включая Барзани). Почему?

Об этом мы поговорим ниже, а сейчас подчеркнем, что эти заявления не прошли незамеченными и оказались решительно поддержаны Израилем.

Так, 28 июня министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман назвал создание курдской государственности свершившимся фактом.

И когда на следующий день, 29 июня, ИГИЛ* объявило о создании халифата на территории Сирии и Ирака, премьер Израиля Беньямин Нетаньяху в этот же день предложил признать независимость Иракского Курдистана. В этом политическом шаге Израиля явно просматривается стремление уравновесить реальную возможность возникновения в регионе радикально-исламского территориального образования — умеренным национальным образованием, каким и оказались бы иракские курды.

Понятно, что против такого поворота событий сразу же решительно выступила Турция, для которой укрепление иракских курдов означает немедленное обострение отношений с турецкими курдами. Ведь, несмотря на потепление своих отношений с Иракским Курдистаном, Анкара по-прежнему не признает право курдов на самоопределение.

В начале июля заместитель премьер-министра Турции Бюлент Аринч по завершении встречи с главой турецкого правительства, заявил: «Весь мир знает о нашей официальной позиции: Ирак не должен быть разделен, оружие должно замолчать, кровь не должна проливаться, боевики не должны захватить власть в Ираке, а мы должны удержать Ирак единым». Однако уже и в Турции начинаются брожения умов по курдскому вопросу: например, заместитель председателя правящей Партии справедливости и развития Хусейн Челик высказался за курдскую независимость.

Между тем, в Иракском Курдистане хорошо понимают, что позиции политических сил, конкурирующих за модель раздела Ирака, напрямую зависят от надежности удержания ими в своих руках иракских нефтеносных сокровищниц. И если главным объектом для ИГИЛ* в течение этой военной кампании стал Мосул, то для курдов принципиально важно прочно удержать за собой всю провинцию Киркук. Это и экономическая база будущего государства, и козырь в построении отношений с остальным миром, и, наконец, одна из важнейших финансовых опор при ведении войны, которая не обещает быстрого завершения.

11 июля курдские формирования добились контроля над двумя нефтяными месторождениями в провинции Киркук. А 17 июля уже начали в Киркуке добычу нефти, что не могло не стать для остальных сил воюющего Ирака своего рода сигналом о том, что эту территорию застолбили.

Необходимо отметить, что США не оставили этот факт без внимания. И показательна именно скорость реакции.

12 июля посольство США в Багдаде распространило официальное заявление с подчеркнутым призывом ко всем политическим силам Ирака объединиться против «Исламского государства» (как называет себя теперь группировка «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ). В американском заявлении содержался также призыв к тому, чтобы придерживаться конституции (то есть не разваливать Ирак) и ускорить создание нового общего правительства. Что стоит за этим американским заявлением?

Посмотрим, как оно оценивается курдскими обозревателями. Вот что говорят курдские СМИ: «Заявление было опубликовано после того, как премьер-министр Ирака Нури аль-Малики обвинил Региональное правительство Курдистана (КРГ) в предоставлении убежища членам группировки «Исламское государство»* и угрожал отобрать спорные территории, в настоящее время находящиеся под контролем курдских сил пешмарга».

Если такая оценка верна, то заявление посольства США выглядит как срочная реакция на идущий процесс достижения между Курдистаном и ИГИЛ* неких самостоятельных договоренностей о разделе Ирака без американского участия. Ведь обвинение Малики явно указывает на элемент договорных отношений. Итак, США решительно вмешиваются, задают свою установку — сохранить «единый, федеральный и демократический Ирак, как это определено в конституции Ирака». А затем призывают к сплочению страны: « в том числе путем мирного урегулирования территориальных споров и делегирования полномочий в регионы и провинции».

Такая позиция неудивительна. Ведь при распаде Ирака сейчас начался бы слишком крупный нефтяной передел, целиком проконтролировать который Вашингтону не под силу. Да и обломки иракской территории начали бы искать себе иных покровителей.

Таким образом, в обсуждаемом заявлении предложен американский вариант — не раздел, а расширение региональных полномочий. Возможно, именно с этим предложением и связано то обстоятельство, что к началу осени заявления о курдской независимости стихли.

Зато заявления о политическом поражении иракского премьер-министра Нури аль-Малики к середине лета зазвучали с разных сторон.

Агентство Бас Ньюс информировало, что США требуют ухода Малики в отставку: сообщается, что администрация Обамы якобы убеждала экс-министра обороны Ирака, Абдул-Кадира аль-Обайди, вернуться в Ирак и провести переговоры с суннитскими лидерами на предмет участия в новом иракском правительстве...

А вот парламент ЕС, напротив, изменил позицию по курдскому референдуму с негативной на позитивную, тоже, впрочем, обвиняя в кризисе иракского премьера... И это изменение не могло не быть замечено в США.

Здесь курдский сюжет подходит к одному из наиболее трагических эпизодов — расправе исламистов над курдами-езидами в Шангале в начале августа 2014 года.

Курды-езиды — это уникальное религиозное явление на Ближнем Востоке. Езидизм представляет собой синкретическое учение, вобравшее элементы как ислама и христианства, так и автохтонных языческих культов, включая зороастризм. Отсутствие прозелитизма (стать езидом можно только по рождению) ограничивает численность его приверженцев, а религиозная накаленность верований езидов всегда раздражала представителей других религий, прежде всего ислама. На протяжении веков езиды подвергались преследованиям, но сумели сохранить свою идентичность до наших дней.

Надо подчеркнуть, что заявления о продвижении в сторону езидских районов исламисты начали делать уже в конце июня 2014. Тогда формирования ИГИЛ заняли город Тель-Афар на севере Ирака, в результате чего 3 тысячи шиитских семей бежали оттуда в Шангал, где проживает полмиллиона езидов. Представители ИГИЛ сразу же публично пообещали атаковать Шангал. И к августу действительно начали занимать езидские населенные пункты. Десятки и сотни тысяч езидов стали беженцами (в том числе, оказались в горах, в тяжелейших условиях), а оставшиеся получили ультиматум от ИГИЛ*: принять ислам или лишиться головы.

3 августа вошло в историю современного Ирака как день расправы ИГИЛ* над езидами в Шангале. Более пятисот езидов, обвиненных исламистами в идолопоклонничестве, были убиты.

После этих событий конфликт между халифатистами ИГИЛ* и курдами стал необратимым. Эти события, по-видимому, также активизировали процесс усиления международной — и именно европейской — военной поддержки курдов. А вот в отношениях курдов с США возникли понятные осложнения.

7 августа, через три дня после шангальской резни, военное министерство Курдистана высказало разочарование отсутствием ответа со стороны США на призывы о помощи курдам оружием и техникой в их борьбе с «Исламским государством»*. Пресс-секретарь министерства объявил, что «оружие нужно прямо сейчас», и указал на то, что Турция и некоторые страны Европы готовы оказать Иракскому Курдистану такую помощь.

И вновь США незамедлительно отреагировали на курдское заявление.

8 августа пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнст ответил, что США будут помогать Ираку бороться с экстремистами только после формирования нового правительства. Иными словами, обязательное условие американской помощи в решающем объеме — сохранение целостности Ирака.

При этом США проявляют готовность оказывать дозированную помощь именно своими руками, чтобы не выпускать процесс из-под контроля.

В тот же день, 8 августа, президент США Барак Обама дал разрешение наносить направленные авиаудары против исламистов в северных областях Ирака, если исламисты будут угрожать интересам США.

И наконец, в тот же день ВВС США немедленно нанесли удар именно по той артиллерийской установке группировки «Исламское государство»*, которая как раз и обстреливала нынешний курдский административный центр — Эрбиль.

Однако и Совет Европы совершил свой военно-политический маневр.

12 августа на экстренном совещании в Брюсселе Комитет ЕС по политике и безопасности разрешил некоторым странам содружества поставлять курдам вооружения. После этого генсек НАТО заявил, что курды — более надежные партнеры для Запада, чем официальный Багдад, что на практике означает согласие на прямые поставки вооружения Эрбилю , минуя иракскую столицу.

К настоящему моменту курды уже получили оружие от таких стран, как США, Канада, Великобритания, Германия, Италия, Нидерланды, Дания, Албания, Хорватия, Франция. Тут впечатляет одновременно и список стран-участниц, и острота международной конкуренции за влияние на иракский процесс.

Сейчас, освоив новое вооружение и пользуясь воздушной поддержкой США, курды — делают первые успехи в своем противостоянии с «Исламским государством»*. И наиболее вероятно, что первоочередным объектом их внимания будет именно Мосул, находящийся в руках исламистов.

Большая битва за Мосул далеко еще не окончена, но уже сейчас можно утверждать, что летнее наступление исламистов в Ираке приблизило регион к крупнейшим геополитическим подвижкам за многие десятилетия. А участие курдов способно придать этим подвижкам масштаб, значительно превышающий масштаб изменений в Европе после распада Югославии.

  • «Исламское государство» (ИГ/ИГИЛ/ISIS/ Daesh — ДАИШ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.