logo
  1. II съезд РВС
Аналитика,

Наша работа — восстановление нарушенных прав граждан, под разными предлогами лишенных детей и внуков

Приветствую всех участников съезда!

Начинаю свой отчет небольшой о нашей с вами совместной работе.

Одним из главных направлений деятельности Родительского Всероссийского Сопротивления является работа по восстановлению нарушенных прав граждан, под разными предлогами лишенных детей и внуков. Работа ведется активистами в сопровождении профессиональных юристов. Но поскольку юристов мало, работа ведется в скайпе путем консультаций удаленных. И бывает такое, что случаи у нас, допустим, в Москве, а я сижу на Урале и в онлайне консультирую активистов. Мы составляем совместный план действий, и уже активисты сами учатся и административному праву, и гражданскому процессу, учатся составлять жалобы. Они входят в процессы, несмотря на то, что не являются юристами, а занимаются совершенно другими профессиями: или они программисты, или они врачи... — но, тем не менее, собирают волю в кулак и, хоть и боятся, но идут и выигрывают. Выигрывают процессы!

Как начинается работа? Заявление приходит на горячую линию РВС. После этого дежурный передает сигнал о поступившем обращении граждан руководителю регионального отделения. После этого создается задача в закрытой части сайта РВС, и туда допускаются только ответственные лица: у нас соблюдается делопроизводство, у нас соблюдается закон об информации и не нарушаются права граждан на защиту персональных данных. Работает только узкий круг доверенных лиц по этому делу, поэтому граждане могут не беспокоиться, что их информация расходится в интернете, расходится где-то. В интернет поступает только та информация, разрешение на опубликование которой дают сами граждане, написав письменно заявление об этом.

Всего было у нас получено 314 заявлений. Из этих заявлений около 80 % случаев было о неправомерном изъятии детей из семей.

Тот случай Воротынцевых... Он запом­нился нам особо, потому что ребенок маленький, который пострадал в результате неправомерных действий органов полиции, — жизнерадостный, веселый мальчишка Витюшка — изымался веселым и здоровым, а возвращался больным и серым. Картина была удручающая... И этот случай, конечно, нам всем запомнился.

Точно так же, как и Женя из Котово, который сейчас учится в кадетской школе. Такие случаи западают в душу... И знаете, я должна сейчас обратиться, наверное, с этой трибуны к юристам, которые, может быть, работают, может быть, находятся в отставке... Ваш опыт и ваши знания очень нужны РВС! В РВС люди занимаются достойным, очень серьезным и конкретным делом. Я вас призываю: приходите в РВС, звоните на горячую линию, записывайтесь в группу «Юридический фронт», и давайте вместе будем оказывать помощь гражданам в защите их семей.

(Аплодисменты.)

Также памятен случай, когда двух сестричек собирались через четверо суток передать в семью итальянцев. Информация поступила поздно, через третьих лиц... Благодаря оперативности руководителя регионального отделения Архангельского... мы с ним работали в круглосуточном режиме. Наверняка ему помогали товарищи... Трое суток он постигал науку, писал жалобы, звонил в инстанции, разыскивал родственников этих девочек, выходил на связь с должностными лицами, от которых зависела судьба этих двух сестричек... В результате через четверо суток итальянцы наших детей не получили, девочки благополучно были переданы в русскую семью. И сейчас, судя по нашим сведениям и судя по фотографиям, довольно неплохо себя чувствуют в этой новой обретенной семье.

(Аплодисменты.)

Все случаи, с которыми работают активисты, анализируются. В результате этого анализа случаев незаконного изъятия детей были выявлены следующие типичные нарушения со стороны органов полиции:

фальсификация документов при изъятии детей из семьи по причине их якобы безнадзорности и беспризорности;

изъятие детей по безнадзорности из дома, в присутствии членов семьи, при отсутствии доказательств ненадлежащего исполнения родителями своих обязанностей: распространенное объяснение в протоколе — «Находился без законного представителя»;

применение силы к родственникам и опекунам;

неразъяснение законным представителям несовершеннолетних их прав, предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях;

вторжение в жилое помещение со взломом дверей без судебного постановления, вопреки желанию проживающих в нем граждан, в нарушение статьи 165 части 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. В таких случаях усматриваются признаки преступления, предусмотренного частью 3 статьи 139 Уголовного кодекса Российской Федерации «Нарушение неприкосновенности жилища, совершенное лицом с использованием своего служебного положения». Однако уголовные дела следственными органами не возбуждаются;

применение психологического воздействия на родителей: вторжение в квартиру с автоматчиками, удерживание на руках вытащенного из постели сонного ребенка до тех пор, пока родители не подпишут требуемые документы. Так было в семье, фото которой, квартиру которой вы видите на экране.

При вторжении в квартиру через выбитую дверь спящий ребенок был взят на руки сотрудниками полиции и, несмотря на то, что никакой вины за собой мать не чувствовала, она подписала незаполненный протокол, в котором признала свою вину в ненадлежащем исполнении своих родительских обязанностей, в ненадлежащем воспитании двоих детей. То есть в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 5.35 Кодекса об административных правонарушениях. Детей у нее не изъяли, но по постановлению Комиссии по делам несовершеннолетних она была признана виновной по статье 5.35, в связи с чем начались регулярные визиты со стороны органов опеки и КДН (комиссии по делам несовершеннолетних. — прим. ред.). Благодаря вмешательству активистов РВС постановление КДН было признано судом незаконным.

Отмечаются нарушения со стороны органов опеки:

допускается ими неправильное оформление документов при проведении плановых и внеплановых осмотров мест проживания несовершеннолетних;

фальсификация документов;

отражение в актах обстоятельств, не соответствующих действительности;

применение оценочных определений, не регламентированных законами и подзаконными актами, таких, как: «кошмарное состояние жилого помещения», «ужасная грязь в квартире», «беспорядок» — без расшифровки отмеченного, при этом антисанитария не подтверждается заключениями санэпидемнадзора и чаще всего означает отсутствие ремонта в жилом помещении;

расширительное толкование понятия «угроза жизни и здоровью несовершеннолетнего», позволяющее изымать детей по надуманным основаниям.

Со стороны сотрудников детских учреждений системы профилактики безнадзорности, правонарушений и преступлений, таких как детские дома и приюты, отмечены следующие нарушения:

запрещение свиданий с родителями, не лишенными родительских прав, с другими близкими родственниками;

помещение анкеты ребенка, родители которого не лишены родительских прав, в федеральную базу со статусом «возможно усыновление»;

оформление документов для иностранного усыновления при наличии кровных родственников, проживающих на территории Российской Федерации;

удержание подростков в стенах приютов, несмотря на их желание покинуть приют и вернуться в семью;

непроведение своевременных проверок семей опекунов.

Со стороны опекунов установлено злоупотребление своими правами, использование детского труда, вовлечение в преступную деятельность.

Способствуют совершению перечисленных нарушений так называемые «ювенальные закладки» в российском законодательстве, отсутствие в законодательстве четких определений понятий «семья», «жестокое обращение», «психическое насилие», «надлежащее воспитание», смешение понятий «трудной жизненной ситуации» и «социально опасного положения», действующие законы с вкрапленными в них ювенальными нормами. Так, пункт 1 статьи 2 ФЗ № 323 «Об основах охраны здоровья граждан РФ» определяет, что здоровье — состояние физического, психического и социального благополучия человека, при котором отсутствуют заболевания, а также расстройства функций органов и систем организма. Следовательно, по действующему закону нездоровым человека следует считать не просто когда он социально неблагополучен, но когда при социальном неблагополучии у него имеются заболевания, расстройства функций органов и систем организма. Однако этот избыточный признак здоровья, делающий статью расплывчатой, сложной для восприятия исполнителя, позволяет правоприменителям трактовать закон необычайно широко, и, опуская 2-ю часть нормы, делая упор на отсутствии социального благополучия, изымать детей из семьи в связи с угрозой их жизни и здоровью.

Так, совершенно здоровый ребенок был изъят из московской семьи, в которой из-за конфликта матери и бабушки не был сделан ремонт, что якобы угрожало жизни и здоровью 4-летней девочки. После вмешательства активистов РВС ребенок был возвращен из детского учреждения, но уже с симптомами пережитой психологической травмы. Девочка кричала и пряталась при виде посторонних граждан.

Юристами РВС были разработаны проекты Закона «О внесении изменений в статью 2 ФЗ № 323 «Об основах охраны здоровья граждан», в котором предлагается исключить этот избыточный признак социального неблагополучия из статьи.

(Аплодисменты.)

Следующий закон, который был разработан РВС, — это закон о внесении изменений в Семейный кодекс и Гражданский процессуальный кодекс, в котором предлагается производить изъятие ребенка из семьи в соответствии со статьей 77 Семейного кодекса только по определению суда и предлагается внести этим же законопроектом уголовную ответственность по статье 154.1 за незаконное изъятие ребенка из семьи. Этот законопроект был передан в Комитет по семье и детям еще в феврале 2013 года, и мы уже начали работать с Ольгой Юрьевной Баталиной по этому законопроекту. Но, к сожалению, эта работа приостановилась...

(Аплодисменты.)

Еще один закон, в который вплетены ювенальные нормы, — это Федеральный закон № 442 «Об основах социального обслуживания граждан РФ», вступивший в силу 1 января 2015 года. РВС совместно с Общественной палатой РФ участвует в проведении мониторинга данного закона на территории РФ, организуя в разных регионах общественные слушания и круглые столы. В ходе мониторинга была подтверждена уязвимость норм статей 15, 22 и 29 этого закона. Статья 29 — все здесь присутствующие наверняка знают — вводит в правовое поле социальное сопровождение без согласия на то гражданина, по усмотрению органов межведомственного взаимодействия, а по факту является инструментом контроля над семьей и процессом воспитания детей.

Пункт 5 статьи 15 этого закона тоже несостоятелен, им вводится в число обстоятельств, достаточных для признания гражданина нуждающимся в социальном обслуживании, внутрисемейные конфликты.

Кроме того, нас волнует очень пункт 1 части 1 статьи 29, считающий способом профилактики обстоятельств, обусловливающих нуждаемость гражданина в социальном обслуживании, обследование условий жизнедеятельности гражданина. Все эти положения являются неконституционными, поскольку покушаются на неприкосновенность частной жизни и жилища, на вмешательство в личную и семейную жизнь, все они способствуют увеличению в стране социального сиротства.

В законопроекте РВС предлагается устанавливать социальное сопровождение только по заявлению гражданина, нуждающегося в такой помощи, или же, при отсутствии согласия, по решению суда устанавливать социальное сопровождение гражданам, ограниченным в родительских правах, для оказания помощи в исправлении тяжелой жизненной ситуации

(Аплодисменты.)

И, наконец, предлагается исключить из Статьи 15 внутрисемейные конфликты и из Статьи 29 — обследование условий жизнедеятельности граждан.

Главная мера профилактики безнадзорности и социального сиротства — это, прежде всего, поддержка семей, материальное и нематериальное стимулирование, создание здоровой социальной информационной среды, создание возможности профессиональной и творческой реализации для родителей и детей.

(Аплодисменты.)