logo
Статья
/ Эдуард Крюков
В связи с Олимпийскими играми в Сочи российские власти ввели беспрецедентные меры безопасности, мобилизовали огромные силы по охране правопорядка (в том числе из зарубежных спецслужб) для предотвращения террористической акций

Новый этап «джихада» против России?

* организация, деятельность которой запрещена в РФ

Зловещие террористические атаки в Поволжье и на юге России незадолго до проведения Олимпийских игр в Сочи... Провокационное нагнетание через социальные сети межконфессиональной и межэтнической напряженности... Всё это говорит о новом витке согласованной кампании, направленной против российской государственности.

Подрыв шахидкой рейсового автобуса в Волгограде 21 октября 2013 года вызвал лишь локальную (спонтанную, как считают эксперты) ответную реакцию в виде попыток поджечь дом главы местной мусульманской общины. Но «ответ» на декабрьские теракты в городе провокаторы постарались сделать гораздо более масштабным.

После того, как 29 декабря террорист-смертник на входе в здание железнодорожного вокзала Волгограда провел самоподрыв с большим числом жертв и раненых, в городе поползли слухи о якобы еще двух терактах, а также об «угрозе утечки радиоактивных веществ». Одновременно националисты через социальные сети (с десятками тысяч участников!) начали организовывать «народный сход» с требованиями «отставки губернатора и мэра города».

Второй теракт — утром 30 декабря в переполненном троллейбусе — стал поводом для нагнетания в интернете нового витка антиисламской истерии и паники. В соцсетях мгновенно появились красочные информационные фальшивки о подрывах маршруток — с фотографиями, описанием подробностей и призывами к ежедневным «народным сходам». Лишь оперативное опровержение ложной информации, а также вмешательство правоохранительных органов и призывы части блогеров «не поддаваться на провокации» — предотвратили панику среди населения и крупномасштабные эксцессы.

Три террористические атаки всего за два месяца в Волгограде (с десятками жертв и сотней раненых). Мощный взрыв у здания ГИБДД в Пятигорске 27 декабря (трое погибших). Убийство в начале января 2014 года на Ставрополье пятерых водителей с подложенными у брошенных машин бомбами. Таков неполный перечень последних преступлений террористического подполья. Теракты явно нацелены на нагнетание страха и паники у населения накануне зимней Олимпиады, а также на обострение межконфессиональных отношений в стране.

Однако нужно подчеркнуть, что эти реальные преступления впервые так настойчиво сопровождаются распространяемыми в интернете провокационными фальшивками, призванными эскалировать острый конфликт между националистами и мусульманами.

5 января 2014 года в социальной сети «ВКонтакте» и на многих исламских сайтах появилось несколько видеозаписей с избиениями мусульман и сожжением (якобы, футбольными фанатами) перевода Корана.

На следующий день, 6 января, в соцсети был выложен «ответный» видеоролик, где человек «кавказской внешности» кричит с крыши Казанского собора в Москве: «Аллаху Акбар!» («Аллах — великий!») и «Ля иляха иль Аллах!» («Нет Бога, кроме Аллаха!»).

Обратим внимание на то, что эти грубо инсценированные видеофальшивки, возбудившие как представителей традиционного ислама и исламских радикалов, так и националистов, появились незадолго до подачи заявки на проведение 26 января на Манежной площади в Москве «общероссийского митинга против исламофобии». Неплохой «разогрев» конфликтных сторон накануне явно провокационной акции, не правда ли?

Сразу отметим, что московская мэрия отказалась согласовывать данный митинг (против провокационного характера которого выступили, в первую очередь, многие представители мусульманской общественности и духовенства). То есть, на подобные провокационные инициативы представители властных структур еще успевают — пока — вовремя отреагировать. А вот оказывать эффективное противодействие исламским террористам — в ситуации, когда этот терроризм приобретает и новый тактический облик, и новые возможности — российская правоохранительная система пока, увы, не в состоянии. По многим причинам.

Каковы же эти причины?

Причина № 1. Как показали расследования декабрьских событий в Волгограде, правоохранительные органы не смогли предотвратить теракты, так как не имели оперативной информации о смертниках, уже названных некоторыми экспертами «шахидами-призраками». По мнению ветеранов спецслужб, для исправления данной ситуации «необходимо воссоздать на Северном Кавказе разрушенную агентурную сеть».

Причина № 2. Президент ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» С. Гончаров заявляет о необходимости срочно реагировать на изменение тактики исламистского подполья: «... Террористические группировки имеют по всей России мини-отряды по 5–6 человек, которые уже действуют самостоятельно... Также [существуют] террористы-одиночки, которые вообще ни от кого не зависят... На сегодняшний день у нас кадрового состава не хватает... и квалификации...»

Причина № 3. Некоторые эксперты обращают внимание на то, что декабрьские взрывы в Волгограде осуществили не женщины-шахидки, а мужчины-смертники, что более характерно для «ближневосточного (арабского) терроризма». В связи с этим напомним, что еще в июле 2013 года лидер исламистского подполья и глава международной террористической организации «Имарат Кавказ»‌* Доку Умаров призвал своих соратников активизировать деятельность в России с целью срыва зимней Олимпиады в Сочи. Это обращение было адресовано не только боевым группам (джамаатам) Северного Кавказа и Поволжья, но и российским боевикам-исламистам в Сирии, которым предлагалось вернуться на родину для «продолжения джихада».

Так что, кто-то уже вернулся?

И в этом смысле предполагаемая смерть Д. Умарова (о которой недавно заявил Р. Кадыров) ничего не меняет.

Причина № 4. Правоохранительные органы утратили оперативный контроль за возникновением и укреплением во многих регионах России «местных» радикально-исламистских групп, которые вполне способны переходить к террористическим методам действий.

Так, представители следствия заявили, что «за терактами в Волгограде стоят одни и те же люди», и выдвинули версию, что в городе «действует хорошо организованная террористическая ячейка».

Научный сотрудник Российского института стратегических исследований (РИСИ) Р. Сулейманов также считает, что за волгоградскими терактами стоят местные ваххабиты: «Во-первых, в Волгограде есть местный ваххабитский джамаат. Во-вторых, Волгоград — это Южный федеральный округ. Сейчас всё внимание приковано к Олимпиаде, но так как в Краснодарский край стянуто огромное количество силовиков, пробраться туда тяжело».

В связи с этим некоторые отечественные и зарубежные эксперты предполагают, что теракты в Поволжье и на Ставрополье являются «отвлекающим маневром» сетевого бандитского подполья и что «штабные центры» этого подполья таким образом «уводят» российские контртеррористические силы из Сочи, где готовятся теракты для срыва Олимпийских Игр.

Причина № 5. Есть основания предполагать, что главные «штабные центры» исламистского террора в России находятся вне страны и вне пределов досягаемости отечественных правоохранителей. То есть что в волгоградских и иных террористических эксцессах последнего времени решающую координирующую роль играют влиятельные международные силы, уже много лет спонсирующие и ведущие «джихад» против России.

Так, в августе и декабре 2013 года зарубежные СМИ сообщали о встрече президента РФ В. Путина с главой разведки Саудовской Аравии, принцем Бандаром бин Султаном. На этой встрече российской стороне, якобы, было предложено «отступиться от поддержки сирийского лидера Б. Асада» в обмен на «гарантии безопасности зимних Олимпийских Игр от чеченских боевиков».

Можно по-разному оценивать достоверность данной информации, но как минимум необходимо учитывать то, что саудиты — представители правящей королевской династии — уже не в первый раз предлагают России в качестве «товара» свои связи в северокавказских бандформированиях.

Так, например, было в октябре 2002 года, когда террористы захватили заложников в столичном Театральном центре на Дубровке. Тогда принц Турки аль-Фейсал, находившийся с визитом в Москве, предлагал свое посредничество на переговорах с боевиками-исламистами в обмен на выгодные российские контракты.

Осведомленные эксперты в связи с этим напоминают, что саудовские спецслужбы принимали непосредственное участие в создании радикально-исламистского (и террористического) подполья в Поволжье и на Северном Кавказе еще в 1990-е годы. Именно тогда в нашу страну стали всё чаще наведываться исламские проповедники — сторонники нетрадиционных радикальных версий ислама.

Например, с 1993 года в Поволжье занимался образовательной и миссионерской деятельностью благотворительный фонд «Аль-Харамейн»‌*, находящийся под контролем королевской семьи Саудов. Под крышей учебных и издательских программ члены фонда вербовали российских мусульман для войны в Чечне и вели антироссийскую пропаганду.

Тогда же поволжские регионы посещали члены Международной исламской организации «Спасение» («Аль-Игаса»), руководство которой было связано со спецслужбами Саудовской Аравии и оказывало финансовую поддержку обосновавшимся в России ваххабитам.

По словам муфтия Пермского края Мухаммедгали Хузина, «только одна Саудовская Аравия тратит на пропаганду своего понимания ислама в России до 40 миллионов долларов в год! Большая часть этих денег шла на Кавказ на развитие терроризма».

Наконец, причина № 6, по которой российские правоохранительные органы пока проигрывают борьбу с терроризмом — фокусировка их деятельности на отслеживании активности лиц кавказского, арабского и другого «непривычного» для коренной России внешнего облика.

Между тем, в связи с декабрьскими терактами 2013 года в Волгограде с участием «мужчин со славянской внешностью» эксперты отмечают, что среди членов ваххабитского подполья в Поволжье и на юге России уже давно немало русских, принявших ислам. При этом явно видна тенденция увеличения численности «русских мусульман», в том числе радикальных исламистов, в Поволжском регионе. Например, по оценкам правоохранительных органов Астрахани, в городе насчитывается уже порядка тысячи «русских ваххабитов».

Но и не только ваххабитов. Среди «новообращенных русских мусульман» в Поволжье немало членов «Партии исламского освобождения»‌* «Хизб-ут-Тахрир» ‌*и «Таблиги джамаат». Причем эксперты отмечают, что среди «новообращенных» растет численность представителей уголовного мира, принявших ислам в местах лишения свободы и трактующих свою дальнейшую преступную деятельность как «джихад».

Подчеркнем, что «русские мусульмане» уже не раз были участниками террористических атак в поволжских регионах.

Так, например, летом 2004 года взрыв на рынке в Самаре унес жизни 11 человек. Организатором теракта был уроженец Волгоградской области ваххабит П. Косолапов, воевавший в Чечне и затем возглавивший «интернациональный джамаат», специализирующийся на диверсионной деятельности.

26 апреля 2011 года рядом со зданием волгоградского ГИБДД сработало самодельное взрывное устройство (к счастью, без жертв). Другое такое устройство в тот же день было обнаружено и обезврежено в Волгограде у здания академии МВД. Организовало эти теракты бандформирование, базировавшееся в Астрахани и возглавляемое «русским ваххабитом» А. Антоновым (позже убитым при задержании).

Судя по тому, что именно Волгоград уже не в первый раз становится объектом «двойного теракта» (две акции за сутки), можно предположить, что в регионе давно и активно действует достаточно мощная и устойчивая радикально-исламистская террористическая ячейка.

Эксперты также обращают внимание на то, что в Поволжье за последние годы увеличилось число русских девушек, принявших ислам и вовлеченных в подпольную террористическую деятельность на Северном Кавказе. Так, представитель УФСБ по Астраханской области А. Байгушкин заявил, что на середину 2013 года «в регионе насчитывается 60 жен или вдов боевиков, которых можно считать потенциальными террористками».

В связи с Олимпийскими играми в Сочи российские власти ввели беспрецедентные меры безопасности, мобилизовали огромные силы по охране правопорядка (в том числе из зарубежных спецслужб) для предотвращения террористической акций.

Но как показывают последние события и приведенный выше анализ, проблема решения задач контртерроризма очень сложна. И, прямо скажем, в России на сегодняшний день явно недостаточно обеспечена и информационно-разведывательными, и кадровыми, и технологическими ресурсами. Особенно в условиях, когда Сочинская Олимпиада становится особого рода знаковым событием для России. И когда слишком много очень влиятельных международных сил заинтересованы в ее срыве или неуспехе. И когда некоторые из таких сил вполне могут рассчитывать на эксцессы во время Олимпиады как «спусковой механизм» для развертывания в России масштабных этноконфессиональных, социальных и иных конфликтов.

Именно поэтому не только спецслужбы и другие правоохранители, но и вся вменяемая часть российского общества должна приложить собственный разум и собственные усилия для предотвращения — подчеркнем, в ближайшее время — реализации в стране описанных выше террористических и провокационно-конфликтных сценариев.