13
ноя
2015
  1. Наша война
Участники / Газета «Суть времени» №153 /

Освобождение нашей страны от захватчиков начнется с провинции

Ирина Медведева
Ирина Медведева
Ирина Медведева

С праздником непрерывности истории! Я только что приехала из города, про который раньше думала, что он существует только в анекдотах, — из Урюпинска. Оказывается, это прекрасный город в Волгоградской области, где живет много умных, чудесных людей. И вообще, надо сказать, что чем больше я езжу по провинции, тем больше у меня впечатление, что освобождение нашей страны от захватчиков, хотя и не только иноземных, начнется с провинции. Замечательные там люди живут, в Урюпинске, так что всем советую при возможности посетить этот чудесный город.

Ну вот я летела в самолете сейчас и думала про этого Федотова, который как-то одновременно ратует за десоветизацию и за этот вот законопроект «О семейно-бытовом насилии». Я поняла, что это очень связанные вещи. Очень связанные — потому что человек, который впадает в грех хамства — это называется грех хамства, когда человек не уважает мать, отца, не уважает и Родину-мать и Отечество. Вы видите, что в нашем языке есть два слова, которые подтверждают родительство нашей страны — «Родина-мать» и «Отечество». И конечно, такой человек не может дорожить целостностью семьи. И еще я подумала, что люди, которые так ненавидят советское прошлое, они, наверное, что-то там натворили нехорошее. Подозреваю... не знаю биографию Федотова, но подозреваю, что и у него, быть может, это так. Дело в том, что моя близкая родня, а именно мои свекр и свекровь жили около кинотеатра «Ударник». И там был такой маленький деревянный плавучий ресторан, он так и назывался — «Поплавок». И время от времени, когда должна была прийти комиссия, которая в советское время называлась ОБХСС, то есть проверка, они поджигали весь этот ресторан, потому что там были, вероятно, какие-то фальшивые счета, им легче было сжечь весь ресторан. Вот мне кажется, так и человек, у которого есть что-то позорное в прошлом, он предпочитает всё это время подвергнуть сожжению, чтобы сжечь память о своих гадких делах. Вот мне кажется, что моя догадка очень близка к истине.

Когда шла сюда, я вспомнила замечательное изречение русского святого XIX века Филарета Московского. Наверное, вы знаете, что был такой святитель Филарет, который спорил с Пушкиным, причем спорил в стихах. Известное стихотворение Пушкина начинается со слов «Дар напрасный, дар случайный...», а святитель Филарет ответил ему очень хорошими стихами, которые начинаются со слов «Не напрасный, не случайный...», и так у них завязалась стихотворная переписка, потому что Пушкин был очень растроган и ответил ему — тоже стихами.

Святитель Филарет отличался прекрасными афоризмами, кроме того что он был великий святитель. Кроме того, что он был стихотворец, он еще замечательные афоризмы выдавал. Вот я сейчас вспомнила один из них: «Кто не любит свое земное отечество, тот неблагонадежен для отечества небесного». Ну, кто благонадежен или неблагонадежен для отечества небесного — это пусть решают святые, а я просто хочу к этому добавить, что человек, который не любит свое земное отечество, не любит свою историю, топчет своих ближайших предков, которые принимали участие в этой истории, и не думаю, что на стороне белого движения, — он очень неблагонадежен для государственной службы. Нужны нам такие люди, как Федотов?

Нет!

Ирина Медведева:

Будем мы стремиться к победе?

Да!

Ирина Медведева:

Конечно! И победим.

Ура!

Сергей Кургинян:

Когда нам говорят, что одна из ошибок большевиков была связана с антицерковной политикой, то, во-первых, Церковь довольно быстро не просто была восстановлена в своих правах, но еще и был восстановлен институт Патриаршества, чего безумно долго добивались. И тогда давайте подумаем, кто же глубже восстановил Церковь — Святейший Синод с тем, что он делал, или те, кто восстановил институт патриаршества, а как мы знаем, его восстановил Иосиф Виссарионович Сталин, да?

И второе — дело не только в том, чтобы сказать что, конечно, такая свирепая атеизация сознания не отвечает сегодняшнему состоянию науки. Она не отвечает сегодняшнему запросу человеческому и многому другому. Сейчас многие говорят: «Мы с церковью, мы как-то». Мы не об этом говорим. Мы говорим о том, что в России — стране существенно православной — наступило время создать аналог, полноценный аналог теологии освобождения, которая победила в Латинской Америке и на Кубе. А это — глубокий синтез христианства и коммунизма. И такой же синтез возможен в сфере ислама и других великих мировых религий.

Мы говорим о том, что не просто нужно сказать, что что-то было ошибочным. Нужно так наступать вперед, чтобы доктрина коммунизма в XXI веке оказалась принципиально новой, и именно из России она должна прийти. Именно из России должно начаться наступление. И оно действительно должно принести человечеству надежду и будущее. Ирина олицетворяет здесь те православные силы, которые всегда, и в самые трудные моменты, были вместе с нами. И мы говорим этим силам: «Крепите ряды! Глубже синтез! Не дать разорвать конфессии и коммунизм! Вперед к синтезу на уровне теологии освобождения и глубже!» Да здравствует это великое единство в XXI веке! Да здравствует оно как коммунизм 2.0, который мы отстаиваем.

Ура, товарищи!

Ура!

Сергей Кургинян:

Предоставляю слово Жанне Тачмамедовой, Ленинград.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER