logo
  1. Война с историей
Аналитика,
Под маской «сохранения памяти» либералы давно навострились осуществлять исторические фальсификации, переписывание истории и огульную пропаганду

Пермский «Парк американского периода»

Программа десталинизации, выдвинутая федотовским Советом по правам человека при президенте РФ, включала несколько основных составляющих: правовое осуждение «преступлений коммунизма», смену советских названий и увековечение памяти жертв политических репрессий.

Правовое осуждение советской истории было снято с повестки дня после выявления резкого народного неприятия (в чем решающую роль сыграли передача «Суд времени» и опросы, проведенные «Сутью времени»). Смена советских названий и деленинизация явно приостановлены после недавнего высказывания Путина, сравнившего мавзолей Ленина и Киево-Печерскую лавру, в которой, как и в других монастырях, можно поклониться мощам.

Но это не значит, что десоветизаторы успокоились. Нынче они решили попробовать начать с якобы безобидного пункта своей программы — сохранения памяти о жертвах репрессий. 1 декабря 2012 г. президентом было подписано распоряжение о подготовке к 31 декабря 2013 г. федеральной программы по увековечению памяти репрессированных.

Однако под маской «сохранения памяти» либералы давно навострились осуществлять исторические фальсификации, переписывание истории и огульную пропаганду. Самым ярким примером данного мерзкого жанра является музей-колония «Пермь-36» (более известный на Западе как «Музей ГУЛАГа»), позиционирующий себя как единственный в России музей всех политических репрессий.

«Пермь-36» был создан в 1996 г. представителем пермского отделения Международного общества «Мемориал» В. Шмыровым. Заключенные колонии изображаются в музее «невинными жертвами». Между тем, на деле большинство из них были эсэсовцами, их пособниками на оккупированных территориях (ОУНовцами, «лесными братьями», власовцами и пр.) или шпионами. И только с 1972 г. в колонии появились диссиденты, процент которых постепенно увеличивался.

В колонии отсутствовали шокирующие сегодня посетителей элементы музейной экспозиции, призванные демонстрировать «особую жестокость» обращения — такие как кандалы. В позднюю эпоху условия стали и вовсе комфортными по меркам пенитенциарного заведения: кровати, а не нары; заключенных, по воспоминаниям правозащитников, никогда не били.

Директор музея «Пермь-36» В. Шмыров открыто признает: «Мы занимаемся действительно антисоветской деятельностью, тут ничего не попишешь. Мы занимаемся целенаправленно, последовательно антисоветской деятельностью»… Кстати, а чем занимается сегодняшняя Россия: сохранением традиционных ценностей, в том числе советских, как следует из Послания президента РФ Федеральному Собранию, или поощрением отвязного антисоветизма?

Вполне понятно, что именно «Пермь-36» либералы загорелись сделать модельным образцом для всей страны в готовящейся к 31 декабря 2013 г. программе увековечения памяти репрессированных. Курирует данную сферу лично Медведев, успевший подписать соответствующий указ за 2 часа до инаугурации Путина в мае 2012 г.

16 декабря стало известно, что Шмыров, а также его соратники по пермскому музейному проекту — губернатор Пермского края В. Басаргин и уполномоченный по правам человека в Пермском крае Т. Марголина — включены в состав рабочей группы по разработке программы увековечения памяти жертв. Шмыров тут же поспешил сообщить прессе: мол, теперь «Пермь-36» не только получит федеральное финансирование, но и станет «модельным проектом, опытной базой для музеев в других регионах». Шмыров указывает, что в данном проекте должна быть отражена история репрессий не только сталинских времен, но «всей истории СССР с 1917 по 1991 гг.». То бишь, в полном соответствии с концепцией «Перми-36», представляющей весь советский период как «один сплошной ГУЛАГ»!.. Быстрота, с которой «шкура» ненаписанной программы начинает расписываться белыми фальсификационными нитками, впечатляет.

В связи с идеей распространения модели «Перми-36» в национальном масштабе, приглядимся внимательнее к данному музейному начинанию.

Спонсорами «Перми-36» является ряд американских фондов, таких как фонды Форда и Сороса. Еще один спонсор — «Национальный фонд демократии», тесно связанный с ЦРУ и известный поддержкой в России не только правозащитников, но и закрытого за экстремизм «Общества российско-чеченской дружбы». Другой спонсор — американское федеральное агентство, Служба национальных парков США. Ну, а это уже попросту отдел американского Министерства внутренних дел. Кстати, с НКО мы боремся, а вот так напрямую спонсировать — как, ничего?

Указанных спонсоров музей приобрел, по рассказу Шмырова, благодаря его старой знакомой М. Макколи, назначенной в 1996 г. директором московского отделения фонда Форда. Макколи же познакомила Шмырова с теперешним основным партнером «Перми-36» — создательницей «Музея эмиграции» в Нью-Йорке Р. Абрам.

В 1998 г. Шмыров и Абрам создали «Международную коалицию музеев совести». В коалицию вошли, помимо «Перми-36», «Музей рабов Сенегала» («дом, куда со всех окрестных территорий свозили людей и откармливали, чтобы потом продать в рабство»), музей холокоста в Чехии и пр.

«Друг семьи» Абрам, как подчеркивает Шмыров, — это аж сам бывший мэр Нью-Йорка Р. Джулиани. Отметим, что круг доверия Джулиани весьма специфичен. Его советником во время президентской кампании был один из столпов неоконов Н. Подгорец. Зять Подгореца — Э. Абрамс, в свое время осужденный судом за сокрытие фактов по делу о секретной операции американских спецслужб «Иран-контрас». Абрамс является сопредседателем «Американского комитета за мир на Кавказе»; другие сопредседатели комитета — бывший глава ЦРУ Дж.Вулси и особый «любитель» России З. Бжезинский, бывший советник президента Дж.Картера.

Картер и открывал в 2004 г. в США выставку «Россия — трудный путь из ГУЛАГа», созданную музейной коалицией Абрам–Шмыров и экспонировавшуюся затем в ведущих американских музеях на протяжении 2,5 лет (на проведение выставки было затрачено 950 тысяч долларов).

Объединение в единой музейной коалиции Абрам–Шмыров музеев сталинизма, фашизма и рабства работает на либеральные концепты «советского тоталитаризма» и «русского рабства». При этом требование либералами «нового Нюрнберга» над коммунизмом сочетается с критикой самого Нюрнберга.

В руководстве абрам-шмыровской музейной коалиции Россию (а точнее, «Мемориал») представляет, помимо самого Шмырова, диссидент С. Ковалев, бывший сиделец «Перми-36». Так вот, Ковалев, в свое время назвавший захватившего роддом в Буденновске Басаева Робин Гудом, уже в 2003 г… публично осуждает Нюрнбергский трибунал над фашистами: «С точки зрения права это чистое безобразие, это ведь суд победителей над побежденными, причем там даже не было попыток это скрыть». Ревизия суда над фашизмом — знаковая и весьма далеко исторически и политически идущая тема!

На настоящий момент на территории России музейная коалиция Абрам–Шмыров объединила уже целую сеть музеев репрессий: на Колыме, в Медном, а также томскую «Следственную тюрьму НКВД».

Кстати, из вышеупомянутой томской тюрьмы либералы также пытаются сделать культовый объект. В феврале этого года томская администрация получила аж 200 миллионов рублей под приобретение здания для музея. А 24 сентября А. Кудрин заявил, что его Комитет гражданских инициатив берет на себя финансирование создания портала музея, в том числе на английском языке: «Будем международную общественность информировать о том, что было с важнейшими страницами истории нашей страны… Сохранение страха, боязнь иметь собственную позицию... Даже сейчас мы понимаем, что у нас нет культуры защиты собственной позиции».

Сегодня музейная коалиция Абрам–Шмыров создает ноу-хау — «Европейский просветительский центр культуры демократии». Скоро на территории «Перми-26» заработает программа обучения по образцу «Московской школы политических исследований» Е. Немировской. (Об этой школе, несущей либерализм в регионы и являющейся частью международной сети при Совете Европы, уже упоминалось в нашей газете).

Как рассказывает директор «Перми-36», «Московская школа» разрабатывает нам учебные планы, программы для семинаров, ищет лекторов, экспертов, а потом будет формировать и слушателей по четырем направлениям. Первое — это депутаты органов местного самоуправления. Второе — администрация местного самоуправления, третье — гражданские организации и гражданские активисты, и, наконец, четвертое — СМИ и гражданское общество». «Наша задача готовить грамотных депутатов, чиновников». Идея психической обработки региональных властей в «школах-музеях тоталитаризма» — согласитесь, не слабая!

Сегодня в России уже немало памятных мест, посвященных жертвам репрессий. Только за Уралом 44 музея, рассказывающих о репрессиях. В центре Москвы есть «Музей истории ГУЛАГа». Недавно открылись памятники репрессированным в Самаре, Рязани, Серпухове. В ближайшее время должны открыться новые в Ульяновске, Саратове и Йошкар-Оле...

Но существующего размаха либералам все еще явно мало для достижения искомого психологического эффекта.

Недавно под либеральным давлением власти Кирова одобрили воздвижение огромной 25-метровой конструкции в память жертв репрессий. Как сообщил заместитель председателя правительства Кировской области А. Галицких, «внутри этого объекта может быть кинозал, экспозиционный зал…». Кировские власти уже столкнулись с реакций общественности на переименование советских улиц — и еще столкнутся. Степень же возмущения кировчан сим политархитектурным казусом просто зашкаливает.

Еще одним центром тотального «музейного просвещения» либералы мечтают сделать Москву. В декабре «Новая газета» совместно с Комиссией Общественной палаты по культуре и сохранению историко-культурного наследия г. Москвы подала официальное требование МВД и городским властям установить собственника здания Военной коллегии Верховного суда СССР. «Мемориал» и солженицынский фонд поддержали требование. Прожекты по превращению здания Верховного суда (именуемого либералами «расстрельным домом») в музей репрессий вынашиваются — столь же упорно, сколь и безуспешно — с 90-х.

Кстати, основным борцом за превращение в музей «расстрельного дома», сплотившим сегодня вокруг него всех правозащитников, стал новый директор московского «Музея ГУЛАГа» Р. Романов. В «Музей ГУЛАГа» Романов пришел из (ты, верно, не сильно удивишься, читатель?) американской компании «Музейные технологии».

«Новая газета», кроме того, давно вынашивает планы превращения в музей репрессий московской Бутырской тюрьмы: «У нас есть и договоренностьс каналом имени Москвы... У них есть 14 гектаров в районе Строгинской поймы... Они сказали, что с огромной радостью отдадут 7,5 гектара. Эрнст Неизвестный дарит свою скульптуру для этого комплекса. Городу нужно будет только ее установить. И это место может стать мемориалом по типу «Яд Вашема».

Главный редактор «Новой газеты» Д. Муратов все никак не может забыть благословения данного проекта Медведевым, полученного, увы, ровнехонько накануне его ухода: «В  один из последних дней президентства мне вернулось письмо, которое я отправлял вместе с «Мемориалом» о строительстве выдающегося проекта Эрнста Неизвестного и интерактивного музея жертвам политических репрессий и сталинских репрессий в России... Вот что здесь написано (это резолюция Медведева, вот она)… «Давайте решим эту проблему».

Кстати, вышеприведенное наглое сравнение московского проекта с «Яд Вашемом», крупнейшим мемориалом в Израиле, построенным в память жертв нацизма, весьма характерно. Либералам все мечтается организовать московский многогектарный интерактивный «Яд Вашем» в память жертв сталинизма. Но господа либералы слегка запутались: сегодня не 90-е, и Москва — не Вашингтон!

При этом от темы приравнивания Гитлера и Сталина либералы все чаще переходят к теме «Сталин хуже Гитлера, так как на войне погибло много народу» (то, что больше половины погибших — это зверски уничтоженное фашистами гражданское население, как-то «забывается»). «Мемориал» ухитряется сегодня «резвиться» и на теме Сталинградской битвы, в которой вермахт потерял убитыми, ранеными и пленными 1,5 миллиона человек — около четверти всех сил, действовавших на советско-германском фронте. 12 декабря этого года, спустя три недели после 70-летней годовщины начала контрнаступления под Сталинградом, председатель совета новосибирского «Мемориала» А. Рудницкий предложил установить в Волгограде рядом с Мамаевым курганом «памятник Сталину, попирающему гору из 200 тысяч черепов людей, погибших в Сталинграде»

Каков должен быть ответ на наглую фальсификацию истории СССР под видом увековечения памяти репрессированных?

Вскрывать махинации либералов необходимо. Так, Пермская ячейка «Сути времени» не первый год находится на передовой войны с «Пермью-36». И в большой степени благодаря их противостоянию организуемые «Пермью-36» молодежные тусовки «Пилорама» (в ходе которых в июле этого года распоясавшиеся анонимы сожгли копию Знамени Победы), уже тихо уходят в небытие.

Но необходима и позитивная программа — воссоздание памятников героям советской эпохи, сооружение мемориалов жертвам либеральных реформ 90-х гг. (это ведь тоже жертвы, и немалые!) и т. д.

И если, как следует из Послания Президента, мы восстанавливаем имена советских прославленных полков, то надо к юбилею окончания Сталинградской битвы в 2013 г. выделять федеральные деньги на памятники защитившим Сталинград полкам! Им, а не фальсификационным постыдным пермским «Паркам американского периода»!