12
фев
2014
Вера Сорокина / Газета «Суть времени» /
Знать это нужно хотя бы потому, что нельзя полностью исключить возникновение подобных эксцессов и у нас в России

Ростки сопротивления погромному Майдану

23–26 января оппозиция совершила массированные акции захвата зданий органов государственной власти в регионах и объявления своих ставленников новой полномочной властью — Народными Радами. Ядром этих акций становились группы боевиков, отправляемые в регионы на автобусах с киевского Майдана, а также мобилизуемые в областях из местных праворадикальных сообществ. Характер акций, их организованность и согласованность по времени, а также внезапность для местных властей и правоохранительных органов, говорят о серьезной проработке, основательной подготовке и вполне профессиональном уровне управления.

На начальном этапе эта кампания перехвата власти в ряде регионов имела несомненный успех. Первыми (и победными для боевиков) стали штурмы в главных областных центрах Западной Украины — Львове, Тернополе, Ивано-Франковске, Ровно. А далее «процесс пошел» в Черновцах, Хмельницком, Виннице, Чернигове.

Информация оттуда скудна и противоречива, но главное очевидно — произошло фактическое свержение законной государственной власти. Вскоре после захватов зданий облгосадминистраций (ОГА) Тернопольский и Ивано-Франковский облсоветы приняли решение о запрете в своих областях деятельности и символики Компартии Украины и «Партии регионов», а также признали самопровозглашенную Народную Раду Украины органом, уполномоченным представлять интересы народа Украины на территории областей. Депутаты Тернопольского облсовета запретили проводить на территории области мероприятия с участием правоохранительных органов Украины с использованием спецсредств, оружия и военной техники. А львовские бизнесмены решили: до тех пор, пока не будет сформировано «Правительство национального доверия», не платить некоторые налоги.

Далее антивластные майданные радикалы попытались развить свой успех на Востоке и Юге Украины. Однако, несмотря на временные захваты государственных зданий в некоторых из этих регионов, закрепиться боевикам здесь не удалось. Как написал один из участников противостояния: «Выстояло Запорожье. Отстояли Днепропетровск, Симферополь, Харьков, Сумы, Одессу. Восток не пал». Да и в Центральной Украине фашиствующие молодчики во многих случаях встречали достойный отпор. И здесь мы считаем необходимым на нескольких примерах рассказать, как это было. Знать это нужно хотя бы потому, что нельзя полностью исключить возникновение подобных эксцессов и у нас в России.

В Чернигов 25 января для штурма Облгосадминистрации (ОГА) прибыли 80–100 майданщиков, из них 40–50 боевиков. На защиту здания ОГА собрали участковых милиционеров, сотрудников отделов по борьбе с экономической преступностью, ОБНОН и т. д., которые заблокировали внутренние помещения здания. Штурмующие разрубили дверь топорами и ворвались внутрь. Но здесь около 15 первых нападавших были тут же отсечены от основой толпы штурмующих и задержаны.

Позже при установлении их личностей оказалось, что 8 из них ранее судимы за нанесение тяжких телесных повреждений, 4 состояли на учете в наркодиспансере. Тогда же со штурмующими договорились, что задержанных отпускают, но при условии, что прибывшая толпа отходит на 20 м от здания администрации. А на следующий день, 26 января, в город прибыло подкрепление из Киева — 200 бойцов внутренних войск, и проблема была снята.

В Черкассах штурм ОГА приехавшими из Киева погромщиками был отбит 50 милиционерами.

В Мариуполе (Донецкая обл.) захвата горсовета не произошло. Автобусы с «захватчиками» были остановлены на подходе к городу — ГАИ и патрульная служба сработали оперативно.

Но это были попытки взять городскую власть «нахрапом». А нужно было иметь в виду и способность устоять в длительном противостоянии с нападающими бандами. То есть перед гражданами встал вопрос об организации устойчивого сопротивления.

В разных регионах он решается по-своему. Рассмотрим примеры того, как это происходит.

В Запорожье первая попытка захвата областной госадминистрации произошла 26 января. Прибывшая майданная толпа потребовала, чтобы к ней вышел губернатор А. Пеклушенко. Он вышел, и от него потребовали порвать партбилет и «передать власть народу». Губернатор ответил: «Тут один молодой человек требует, чтобы я стал на колени. Так вот. В его возрасте я работал на шахте, и ни перед кем на колени вставать не привык... Хотите, убивайте меня, но кровопролития не допущу! Заявления об уходе не напишу! Тот из губернаторов, кто их пишет в такое трудное для страны время, — предатель и подонок... Из «Партии регионов» не уйду, умру с партийным билетом!».

На этом «мирная» часть закончилась. Атаку начали прибывшие в Запорожье 200 боевиков с Западной Украины, к ним присоединились местные ПТУшники и футбольные фанаты-ультрас (им платили за акцию по 350 гривен). Атака была отбита милицией с помощью стихийно возникшего «народного ополчения»: люди встали на парапете ОГА, и не уходили несмотря на то, что атакующие забрасывали их камнями и кусками льда. А затем эти же рядовые граждане выдерживали вместе с милицией осаду атакующих внутри здания.

27 января перед зданием ОГА прошел митинг в поддержку действующей власти, организованный «Партией регионов». На нем А. Потаман — глава казачьей организации «Сечь» — предложил создать в городе народное ополчение. 31 января на Совете по созданию Народного ополчения организовали круглосуточную диспетчерскую службу для приема экстренных звонков — например, сообщений о прибытии боевиков.

Через неделю после попытки штурма ОГА на митинг в поддержку Майдана собралось около тысячи человек. Затем несколько групп фашиствующих боевиков двинулись в направлении Фестивальной площади, где в это время шел митинг Народного ополчения и запись добровольцев-ополченцев. Благодаря профессионализму МВД и инициативе гражданских активистов столкновения с радикалами из УНА-УНСО, «Тризуба» и футбольными хулиганами удалось избежать.

3 февраля на заседании Совета народного ополчения (с участием представителей Комсомола Украины; Всеукраинского союза женщин-тружениц «За будущее детей Украины»; «Союза граждан Украины»; «Славянской Гвардии»; «Сути Времени-Запорожье»; «Союза советских офицеров», Казачьей спецдружины «Сечь», «Инвалидов Чернобыля») была укомплектована диспетчерская служба Народного ополчения и созданы отряды дружинников для патрулирования города.

В Одессе Евромайдан с призывами сказать «нет» Таможенному союзу начался уже 22 ноября. Первую неделю стояли палатки, но их скоро разобрала милиция. В декабре одесский майдан (порядка 100–200 человек) собирался ежедневно. Стояли часа по два, пели, пили чай, собирали теплые вещи для киевского майдана, ездили небольшими группами на поддержку киевских протестующих.

В январе акции оппозиции проходили реже, но были более массовыми, собиралось от 500 до 1500 человек. 20–24 января оппозиционеры блокировали в городе воинские части, прокалывали шины автобусов с военнослужащими. 25 января, накануне ожидавшегося штурма ОГА, губернатор области Н. Скорик обратился с призывом: «к тем, кто хочет выразить гражданскую позицию и поддержать мир, порядок и законность в городе, области, стране, прийти к 12 часам на бессрочный митинг к облгосадминистрации».

26 января возле Одесской ОГА проходил митинг жителей города против массовых беспорядков и захвата административных зданий с участием сторонников «Партии регионов» и представителей общественных объединений города и области (численность — 1,5–2 тыс. чел.). Одновременно у памятника Дюку митинговали 700–1000 активистов одесского Евромайдана. Его участники пришли к зданию обладминистрации с явным намерением штурмовать ОГА. Но встретив превосходящую массу людей, готовых дать отпор, постояли, покричали и убрались.

28 января у входов в Одесскую ОГА на случай возможного штурма установили бетонные заграждения. А 1 февраля в ДК Политеха прошла первая встреча одесской Народной дружины — людей, готовых встать на защиту города в отрядах самообороны. Участвовали общественные организации «Молодежное единство» (взяло на себя роль организатора), представители движения «Суть времени», Гражданского объединения «Дозор», партии «Родина» и других. Договорились о координации действий в случае обострения ситуации.

2 февраля в Одессе прошел марш оппозиционеров по центральным улицам под флагами Украины, УПА, Евросоюза. Попытки штурма не было, но лозунги марша были вполне радикальными: «Януковича-собаку повисим на гiлляку!», «Революция, революция, революция!» и т. п. В тот же день в городе начали действовать народные дружины, куда записалось около 1000 человек, была открыта «горячая линия» для экстренных сообщений о беспорядках.

В эти же дни, как сообщил лидер «Молодежного единства» А. Давидченко, на Юге Украины началось создание «Южного фронта», куда войдут народные дружины Одессы, Николаева и Херсона.

В Харькове инициативы по объединению против майданных погромщиков объявили «сверху», от администрации области. Но перед лицом реальной опасности и на фоне всё более жестких требований «снизу» остановить майданный беспредел.

1 февраля на внеочередной Всеукраинский слет первичных организация «Партии регионов» помимо 20 делегаций от партячеек ПР из областей Украины, собрались представители более 50 общественных организаций (священнослужители, казаки, ветераны, воины-афганцы, чернобыльцы, представители творческой интеллигенции и т. д.). Всего — около 6 тысяч человек.

В результате партийный слет превратился в учредительный съезд общественной организации Всеукраинский общественный союз «Украинский фронт». Губернатор области М. Добкин (он же — глава Харьковского отделения ПР) предложил создать надпартийную структуру для наведения общественного порядка не только в Харьковской, но и в других областях Украины «Мы создаем очень серьезное общественное объединение, которое будет иметь и «силовые структуры», которые будут следить за порядком и участвовать в тех акциях, которые законно помогут нам наводить порядок на территории Харьковской и других областей».

На слете было принято решение о создании дружин по охране общественного порядка в крупнейших трудовых коллективах Харькова. Казачьи организации вместе с милицией также будут создавать дружины для совместного патрулирования. В случае штурма облгосадминистрации часть дружинников будет на улице для физической защиты домов и людей, которые там работают.

Итак, в ряде регионов организованная (а это — несомненно) сила Майдана натолкнулась на серьезное сопротивление. Где-то это сопротивление было таким же организованным (руководство ОГА не побоялось противопоставить митингующим милицейские отряды и призвать граждан на защиту законной власти). Где-то сопротивление возникло стихийно, а затем самоорганизовалось и было подхвачено общественными организациями и неравнодушными гражданами. Кстати, в этом процессе нельзя не отметить активную роль членов нашей организации «Суть времени».

Далее сопротивление погромам «майданных активистов» практически повсеместно оформилось в народные дружины и народные ополчения. Здесь важно слово «народные». Несмотря на огромные претензии к действующей власти, украинский народ в ситуации провокаций, возможного перерастания противостояния в гражданскую войну и, не исключено, государственного распада, — решил поддержать не столько власть, сколько порядок и стабильность в обществе и государстве.

Следующим этапом стало не только сопротивление, но и объединение. В ряде областей это произошло под руководством «Партии регионов», в других главную роль сыграли коммунисты, казачьи и другие организации. Причем ключевым понятием для большинства таких объединений становится слово «антифашистский».

Так, 5 февраля в Симферополе учреждено общественное движение «Славянский Антифашистский фронт». На съезде были представители более 20 крымских организаций. Желание вступить во фронт высказали организации сопротивления из Одессы, Николаева, Запорожья, Херсона, Днепропетровска.

6 февраля по инициативе Компартии Украины был создан «Антифашистский народный фронт города Киева».

8 февраля в Харькове состоялся «Антифашистский сход». На него в рабочий день, без призывов сверху и поддержки СМИ, собралось больше людей, чем на местный майдан.

В Запорожье в этот же день прошел «Антифашистский марш».

Некоторые эксперты считают, что ряд этих движений инициирован «Партией регионов». Которая хочет, опираясь на Антифашистские фронты, создать себе широкую базу опоры и обосновать свои требования к оппозиции и Западу.

Возможно, это так, и ПР попытается воспользоваться волной народного сопротивления. Однако несомненно то, что в нынешней ситуации ПР никак не способна этим сопротивлением управлять, а может только двигаться в его русле. Та часть украинского общества, которая восстала против столь грубого навязывания ценностей Майдана, еще далеко не ЗА власть — она только ПРОТИВ симбиоза европеизма с пещерным национализмом и фашизмом.

Однако появление во многих регионах Украины Антифашистских фронтов еще не означает победы над совокупным Майданом. Это только зародыш новой политической силы. Она еще должна организоваться, доказать свое право принимать участие в решении народной судьбы, определиться по отношению к власти (и, надо сказать, вряд ли это отношение будет комплиментарным).

Пока единственное программное требование этой силы — не допустить захвата власти западенскими нацистами в союзе с проевропейскими либералами. Заявка на это сделана. Но будет ли эта цель реализована — говорить пока рано.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 64