1. Война с историей
Дмитрий Пермяков / Газета «Суть времени» №83 /
Все действия Троцкого в истории с чехословаками были совершенно провокативными. Резкие, нервные движения Троцкого, по всей видимости, приблизили интервенцию как минимум на месяц

Троцкий и белочехи

Из предыдущей статьи о чехословацком корпусе читатель узнал краткую историю пребывания белочехов в России. Однако в рамках одной газетной полосы невозможно рассказать обо всех связанных с интервентами проблемах. В частности, нерассмотренным остался вопрос о роли в эскалации конфликта Льва Давидовича Троцкого.

Читатель может спросить — а почему именно Троцкий? А как же подковерные игры стран Антанты, интриги Чехословацкого Национального Совета (ЧНС), бардак в управлении чехословацким корпусом и самоуправство его руководства?..

Не отрицая наличия всех вышеперечисленных факторов, подчеркнем, что именно роль Троцкого в истории с белочехами имеет решающее значение в войне с историей. Целая плеяда мифов, «подаренных» нам как антисоветчиками всех мастей, так и официальными советскими историками, строится на поверхностном анализе политики Троцкого накануне и сразу после убийства чехословаками венгра 14 мая 1918 г. в Челябинске и ареста убийц.

Любимый миф либеральной пропаганды — о «невинных чехословаках, спокойно ехавших домой, но вынужденных задержаться в России на два с половиной года исключительно из-за коварства Троцкого». Как мы уже говорили, на самом деле всё обстояло совершенно иначе — страны Антанты еще в апреле 1918 г. приняли решение об использовании чехословацких частей (а также прикомандированной к ним французской военной миссии) как авангарда интервенции в Россию и последовательно воплощали свое решение в жизнь. Однако, рассматривая либеральные мифы, необходимо сохранять взвешенную позицию, не впадая в крайности позднесоветской историографии, исключавшей из рассмотрения ошибки советского руководства. Проанализируем же, какую роль в чехословацкой эпопее в реальности сыграл Троцкий.

14 марта 1918 г. Троцкий назначается народным комиссаром по военным делам и становится во главе Красной Армии. А 4 апреля того же года он был назначен наркомвоенмором, получив под свое командование еще и флот.

Напомним, что именно 4 апреля 1918 г. во Владивостоке были убиты двое подданных Японской империи, и на следующий день, под предлогом защиты мирного населения, в городе высадился японский десант. Перед молодой Советской республикой встала непростая задача защиты своей территории от войск интервентов, готовых в любой момент объединиться с чехословацкими частями, растянувшимися по всей территории России.

Положение осложнялось невозможностью ускорения процесса переброски чехословаков — не хватало подвижных составов и топлива, из-за постоянных накладок в логистике эшелоны двигались крайне медленно. Между тем, всё чаще случались несанкционированные захваты чехословацкими частями эшелонов и разграбления составов с продовольствием. Не оставалось в стороне и антибольшевистское подполье, призывавшее солдат и офицеров корпуса к немедленному вооруженному восстанию против большевиков. Внутриполитическая ситуация обострялась, возникла угроза потери контроля над переброской чехословаков.

Обострялась и международная ситуация. Только что заключенный Брестский мир с Германией буквально «трещал по швам», грозя рухнуть под напором нарастающих противоречий. Тем временем, Великобритания и Франция обсуждали подробности той интервенции в Россию, авангардом которой, как уже говорилось, были назначены чехословаки.

Вот в таком политическом контексте Троцкий начал переговоры с Великобританией и Францией. Суть переговоров сводилась к тому, что Германия, возобновившая военные действия против неокрепшей советской республики, не встретит в России серьезного сопротивления. А потому единственным способом предотвращения катастрофы... является «союзная интервенция» французов и англичан, которые «станут щитом» на пути германской армии. Стоит ли говорить, что «союзники» встретили такое фантастически соблазнительное предложение Троцкого с воодушевлением?.. К счастью, переговоры затянулись, а затем и вовсе были прекращены.

Параллельно советское правительство — Совет Народных Комиссаров (Совнарком) — вело непростые переговоры с ЧНС и руководством корпуса, стараясь стабилизировать ситуацию и добиться переправки чехословацких частей на восток малыми группами.

Однако у Троцкого были другие планы. Уже 24 апреля в местные Советы приходят секретные телеграммы, предписывающие полное разоружение чехословаков. Эти телеграммы попадают к офицерам чехословацкого корпуса, вызывая у них острое негодование.

Несмотря на такую, мягко говоря, неоднозначную деятельность Троцкого, Советы на местах, не понимая противоречивых приказов из центра, не спешили их выполнять. Мирные отношения с чехословаками продолжали поддерживаться... Но всё изменилось после инцидента 14 мая 1918 г.

Нельзя с уверенностью утверждать, что инцидент 14 мая был сознательно спланированным поводом для начала открытых действий против советской власти. Хотя тот факт, что представители Англии и Франции довели до некоторых командиров корпуса планы по интервенции буквально в тот же день, весьма сложно счесть простым совпадением... Воплотиться в жизнь англо-французские замыслы должны были, как утверждалось, только во второй половине июня. Однако маховик интервенции, подстегиваемый самоуправством командиров корпуса на местах, начал быстро раскручиваться. И опять-таки во многом благодаря действиям Троцкого.

21 мая Советам была разослана телеграмма за подписью Семена Ивановича Аралова, начальника оперативного отдела наркомвоенмора: « По приказанию Троцкого предлагаю вам предложить чехословакам, находящимся в эшелонах, организоваться в рабочие артели по специальности или вступить в ряды советской Красной Армии». После чего сразу же последовало новое указание от Троцкого: «Предлагаю немедленно принять срочные меры к задержке, к разоружению и расформированию всех эшелонов и частей Чехословацкого корпуса».

На прошедшем днем ранее совещании чехословаки приняли решение не разоружаться. Предложение Троцкого было воспринято ими враждебно.

Однако ситуация еще не была критичной и начало крупномасштабного выступления чехословаков, вероятно, можно было отсрочить. Но в этот момент вышел новый, крайне категоричный, приказ Троцкого:

«№ 377. Приказ Народного Комиссара по военным делам о разоружении чехословаков. Из Москвы, 25 мая, 23 часа. Самара, ж. — д., всем Совдепам по ж. — д. линии от Пензы до Омска.

Все Советы под страхом ответственности обязаны немедленно разоружить чехословаков. Каждый чехословак, который будет найден вооруженным на линии железной дороги, должен быть расстрелян на месте; каждый эшелон, в котором окажется хотя бы один вооруженный, должен быть выгружен из вагонов и заключен в лагерь для военнопленных. Местные военные комиссары обязуются немедленно выполнить этот приказ, всякое промедление будет равносильно бесчестной измене и обрушит на виновных суровую кару. Одновременно присылаются в тыл чехословаков надежные силы, которым поручено проучить неповинующихся. С честными чехословаками, которые сдадут оружие и подчинятся Советской власти, поступить как с братьями и оказать им всяческую поддержку. Всем железнодорожникам сообщить, что ни один вооруженный вагон чехословаков не должен продвинуться на восток. Кто уступит насилию и окажет содействие чехословакам с продвижением их на восток, будет сурово наказан.

Настоящий приказ прочесть всем чехословацким эшелонам и сообщить всем железнодорожникам по месту нахождения чехословаков. Каждый военный комиссар должен об исполнении донести.

Народный Комиссар по военным делам Л. Троцкий».

Спустя день после выхода приказа № 377 чехословацкие части под командованием наиболее антибольшевистски настроенных командиров начали захватывать города и железнодорожные станции.

Чехословаки, вопреки распространенному либеральному мифу, не пробивались на восток, к морю, «в попытке мирно эвакуироваться». Напротив, их дальневосточные части разворачивались в глубь страны, развивая наступление. И вскоре корпус перешел к полноценной интервенции, став, как и планировалось, авангардом западных держав в деле захвата России. На штыках белочехов, осуществлявших по отношению к мирному населению полноценный террор, были установлены эсеровские и белогвардейские контрреволюционные правительства.

Молодая Красная Армия еще явно не была готова к противостоянию хорошо подготовленным частям кадровой армии чехословаков, только что прошедшей горнило мировой войны. Однако в телеграмме от 4 июня 1918 г. Троцкий отдает очередное распоряжение: «Мною разрешено командующим фронтами принимать парламентариев от чехословацких эшелонов. Обязательным условием переговоров является полная сдача чехословаками оружия. Не сдающих добровольно оружия, согласно ранее отданному приказу, расстреливать на месте. Насильственно разоруженные эшелоны должны заключаться в концентрационные лагеря».

Но выполнить этот приказ уже не представлялось возможным. Отряды красных ожесточенно сопротивлялись превосходящим силам противника, ни о каком разоружении ими белочехов не могло быть и речи... А спустя месяц, 8 июля 1918 г., для обеспечения безопасности чехословацких войск, державы Антанты начали открытую интервенцию в Россию.

Все действия Троцкого в истории с чехословаками были совершенно провокативными. Правда, принципиальное решение о вмешательстве во внутренние дела России уже было принято Антантой, а распропагандированные чехословацкие командиры-самодуры зачастую сами стихийно выступали против большевиков. Взрывоопасная ситуация в любом случае сдетонировала бы. Однако резкие нервные действия Троцкого, по всей видимости, приблизили интервенцию как минимум на месяц.

Зачем Троцкий эскалировал тему разоружения чехословаков, нагнетая раздражение и ненависть зачитыванием соответствующих приказов в их ощетинившихся винтовками и пулеметами неприступных вагонах? Зачем усугублял ситуацию требованиями немедленного разоружения даже тогда, когда стало понятно, что силы явно не равны, а все попытки выполнить приказ равносильны самоубийству? Лучшим ответом на этот вопрос является собственное высказывание Троцкого: «Появление на сцене чехословацких частей изменило обстановку — сперва против нас, но в конечном счете в нашу пользу. Белые получили военный стержень для кристаллизации. В ответ началась настоящая революционная кристаллизация красных. Можно сказать, что только с появлением чехословаков Поволжье совершило свою Октябрьскую революцию».

В вышеприведенной цитате — весь Троцкий. Если в пожар «мировой революции» наркомвоенмор собирался бросить Россию, то для «настоящей революции» в самой России необходима была сплоченная и закаленная в боях Красная Армия.

Да, в итоге наши бойцы, увидевшие наглость распоясавшихся на их земле чехословаков, сумели мобилизоваться и прогнать интервентов. Сильная Красная Армия, столь необходимая молодой советской республике, была создана. Вот только, благодаря фактору Троцкого, — с какими издержками? Ради чего в начале чехословацкой истории красноармейцы вступали в прямое противостояние с намного превосходящей их по силам кадровой армией, разозленной их же собственным руководством, и планомерно гибли?

В последнее время стало модным, ругая Сталина, хвалить Троцкого. Но разница между нервным, бессмысленно провокационным стилем руководства Троцкого и сдержанным, продуманным стилем Сталина — налицо. Либероиды часто упрекают Сталина в «бессмысленных жертвах» в начальный период Великой Отечественной войны. Однако сравнение 1941 и 1918 гг. показывает всю надуманность этих обвинений.

Договориться летом 1941 г. с руководством фашистской Германии, фанатично ненавидящим СССР как страну недочеловеков-славян, возглавляемых евреями-большевиками, — было абсолютно невозможно. А вот отсрочить весной 1918 г. наступление чехословаков, нескоординировано действовавших и отчасти еще руководимых идеей общности братьев-славян — или хотя бы не ускорять это наступление, дав возможность Красной Армии сорганизоваться и сплотиться, — было вполне возможно. И — сугубо необходимо. Однако Троцкий сознательно поступил обратным образом. Возникает закономерный вопрос: если бы Красная Армия и во время Великой Отечественной войны возглавлялась столь же резкой и противоречивой личностью, как Троцкий, — выиграли бы мы войну с фашистским монстром, к ногам которого одна за другой падали все европейские державы?!

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER