7
ноя
2012
  1. Война с историей
Ирина Кургинян / Газета «Суть времени» №3 /
Об исторических откровениях, данных либералами народу России

Уроки истории по Матвиенко и Прохорову

Изображение: Н. Лавров
Император Александр II. 1878 год
Император Александр II. 1878 год
Император Александр II. 1878 год

25 октября 2012 года глава Совета Федерации Валентина Матвиенко совершила показательный экскурс в историю России. На проведенном ею в московской гимназии №1543 уроке истории в качестве идеала современной российской политики были названы реформы императора Александра II — образовательная и самоуправления.

Валентина Матвиенко
Валентина Матвиенко
МатвиенкоВалентина

Спустя два дня вслед за Матвиенко подался в историю и Михаил Прохоров, предложивший в своей программной речи уничтожить неэффективную «сталинско-ленинскую систему национальных республик».

Как соотносятся новые исторические откровения, данные либералами народу России, — и политическая конкретика?

Урок истории был проведен Матвиенко по приглашению учителя истории одной из наиболее успешных московских гимназий и, по совместительству, либерального колумниста «Московских новостей» Леонида Кацвы. Мероприятие прошло в рамках официально празднуемого Года российской истории, призванного повысить интерес к прошлому и «по-новому взглянуть на настоящее». Рассмотрим же, как именно глава Совета Федерации, ссылаясь на историю, трактовала происходящее в стране.

Матвиенко-«учительница» с воодушевлением рассказала школьникам об образовательной реформе Александра II. И имела дерзость сравнить эту реформу с печально известным законом «Об образовании в РФ». Принятый 17 октября этого года Думой в первом чтении, этот закон призван окончательно оформить введение в России западной Болонской системы. Ну что ж, давайте займемся тем же, чем занималась Матвиенко, — но по-своему.

Образовательная реформа 1864 года ввела в России реальные училища, дававшие техническое образование (в отличие от классического гимназического). В трактовке Матвиенко, тогдашняя реформа «мотивировала молодежь на экономику». В этом, как надо понимать, Матвиенко видит сходство тогдашней и нынешней реформы образования. И их общее отличие от советского образования.

Разбирая эту мудрую мысль, напомним читателю, что после революции реальные училища и гимназии были объединены в единую советскую школу, дававшую широкое гуманитарно-техническое образование. Что реальные училища советская система образования фактически сохранила в форме ФЗУ (школ фабрично-заводского ученичества) и, позже, ПТУ (профессиональных технических училищ), готовивших квалифицированных рабочих. Что в ФЗУ и ПТУ принимали лишь после получения начального образования. И что советская образовательная система признавалась всем миром, как минимум, одной из лучших.

Далее зададимся вопросом — в чем же сходство реформы 1864 года и нынешних безобразий?

Мягко говоря, они суть полная противоположность.

Закон «Об образовании» 2012 г. впервые не закрепляет за начальным профессиональным образованием вообще никакого статуса. Данный уровень образования просто исключен! Если в постперестроечной России ПТУ были переименованы в «техлицеи» и «техколледжи» (причем сии «глобальные перемены» сопровождались снижением уровня обучения), то новый закон этих учреждений элементарно не признает... Таким образом, Матвиенко, ссылаясь на реформу Александра II, лжет самым фантастическим образом.

Добавим, что Александр II– открывал новые учебные заведения. Нынче же вовсю идет процесс слияния и сокращения вузов.

Наибольшие параллели между образовательным законодательством 1864-го и 2012 годов — в их социальном измерении.

В 2012-м Закон «Об образовании де-факто отправляет детские сады, школы и вузы на самообеспечение. В законе отсутствуют гарантии доступности образования. Доля бюджетных расходов на образование — не указана. Обязательства, касающиеся минимального размера зарплаты педагога, — изъяты.

Зато в законе четко указано, что средняя школа будет финансироваться не только бюджетами, но «за счет средств физических и юридических лиц по договорам об оказании платных образовательных услуг». Кроме того, «могут привлекаться средства за счет добровольных пожертвований из целевых взносов». Таким образом, платное образование в средней школе — легализовано!

Добавим, что отсутствие закрепления в законе особого статуса гимназий и лицеев вкупе с общей низкой зарплатой учителей и отсутствием госдотаций быстро превратит эти учреждения в заведения для богатых.

Что же касается того, что нынешняя реформа «мотивирует» подавляющее большинство школьников на экономику, то это не так. Мотивирует она, вводя платное среднее образование, на обязательный минимум для «неплатежеспособных детей» в виде уроков труда и ОБЖ...

Наконец, новый образовательный закон довершает расправу над высшей школой. Текст закона не предоставляет гарантий бесплатной магистратуры в вузах. Как и минимального размера зарплаты вузовских преподавателей. Как и — минимальной стипендии.

При обсуждении в Думе закона «Об образовании» поддержавший его Владимир Жириновский заявил: «Слишком образованная молодежь рано или поздно устроит в стране революцию», — чем емко, хотя и в присущем ему экстравагантном ключе, выразил подоплеку происходящего.

Реформа образования 2012 года возвращает нас в исторические времена недоступности высшего образования для плебса. Для упрощения процедуры осталось лишь ввести, как в последние годы царствования Александра II, прямое ограничение на принятие в вуз «лиц, материально не обеспеченных».

Глава Совета Федерации выступила в гимназии по еще одному важнейшему вопросу — о самоуправлении.

Реформа самоуправления Александра IIпередавала уездным и губернским земским управам вопросы местного хозяйства, налогов, бюджета, начального образования и медицинского обслуживания. При этом реформа не грешила народностью: органы крестьянского «самоуправления», вразрез обещанному, зависели сперва от местных дворян в лице мировых посредников, а затем — от полицейской администрации.

В последние годы правления Александр ввел полицейские меры, по сути отменившие местное самоуправление. Власти и полиция получили право отправлять в ссылку любое показавшееся подозрительным лицо, выносить политические дела на суды военных трибуналов и т.д. Известный дореволюционный историк Александр Корнилов в 1909 году назвал данные меры «белым террором».

Матвиенко, рассуждая о «замечательно эффективном» самоуправлении при Александре II(ну что ей до «белого террора»?!), радостно поведала школьникам, что и руководство РФ сегодня «как раз продумывает механизм децентрализации власти» — передачи в регионы более широких полномочий, подкрепленных источниками финансирования. И действительно, много лет обсуждавшийся проект децентрализации вновь поставлен на повестку дня.

15 октября на заседании экспертного совета по России при Всемирном экономическом форуме экс-министр финансов Алексей Кудрин призвал правительство проводить «реальную децентрализацию, передавая регионам не только полномочия, но и ресурсы». Присутствовавший на заседании Дмитрий Медведев Кудрина поддержал.

До 1 декабря этого года должна быть утверждена новая государственная Стратегия национальной политики. Пока что обществу предъявлены лишь отдельные расплывчатые пассажи текста. Но во время обсуждения Стратегии в Думе 25 октября ее председатель Сергей Нарышкин уже заявил, что «национальную политику нельзя разрабатывать в отрыве от задач бюджетной децентрализации».

Децентрализация — важнейшая часть «оранжевой» программы, которую болотные либералы сегодня пытаются протащить через медведевскую либеральную часть Кремля. Антисоциальная образовательная реформа вкупе с введением ВТО неизбежно вызовет недовольство в регионах. Введение параллельно децентрализации — ускорит их обособление.

Хотелось бы обратить внимание на то, что оппозиционер Прохоров и облеченная высокой властью Матвиенко говорят по поводу децентрализации фактически одно и то же.

Михаил Прохоров
Михаил Прохоров
ПрохоровМихаил

Прохоров в своей программной речи, ополчившись на «сталинско-ленинскую систему национальных республик», в виде альтернативы также предложил бюджетную децентрализацию. Результатом, по сугубо откровенному прохоровскому определению, должно стать превращение России в конгломерат «десяти–пятнадцати самостоятельных земель», которым «чиновник из Москвы не сможет навязывать свою волю».

«Ленинская система» была вынужденной. Факт этот признают даже ненавидящие Ленина западные советологи. Ричард Пайпс указывает, что Ленин в работах до 1917 года подчеркивал желательность ассимиляции нацменьшинств. Но когда меньшинства после революции в категорической форме потребовали независимости, «Москва вынуждена была предоставить им такого рода политические уступки и культурную автономию, которые раньше были совершенно неприемлемы для Ленина».

Сегодня у нас — тоже хрупкая политическая ситуация. После ельцинского разброда («берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить»), республики согласились, во имя сохранения страны, на путинскую вертикаль. Но — не на оскорбления Прохорова.

Прохоров столь неосторожно высказывается по национальному вопросу по глупости? Навряд ли. Его связи с сепаратистами — весьма давние. На ежегодной региональной конференции «Локальные истории», организованной Фондом Прохорова в Норильске совместно с норвежцами и обсуждавшей сепаратистские темы, еще в 2008 г. «блистал» с докладом карельский сепаратист Вадим Штепа.

Прохоров уже в течение года заговаривает (хоть и не в столь громкой форме) об отмене национальных республик. Только ранее он это предлагал еще и «в одном флаконе» с «выделением в зону действия европейского законодательства» — фактически отделением — Калининградской области.

Прохоровскую программу с отделенческим калининградским пунктом готовил в августе 2011 года Владислав Иноземцев, эксперт возглавляемого Дмитрием Медведевым ИНСОРа. Тот самый Иноземцев, который затем стал вовсю заявлять, что Сибирь — «колония России» («Сибири нужна деколонизация» и т.д.)...

Европейские политики: составитель Европейской конституции Жискар д’Эстен, бывший германский канцлер Гельмут Шмидт и ряд других персон — давно публично требуют от России поступить по примеру западных стран, освободивших свои колонии, — «освободить занятую ими Сибирь». Часто в качестве виртуального бонуса за такую добровольную жертву предлагается вступление России в Евросоюз (где на самом деле ее, мягко говоря, никто не ждет).

Западные советологи (Пол Гобл и др.) предвкушают отпадение Татарстана, Якутии и Бурятии.

А гуру российской «оранжевой» «Солидарности» диссидент Владимир Буковский вещает: «Будут еще Дальневосточные республики, королевства Восточной Сибири...».

Единство Матвиенко и Прохорова в вопросе о децентрализации сулит нам очень многое. Но ведь можно говорить и о более широком фронте децентрализаторов! Ну, хорошо, Прохоров — это, так сказать, системный оппозиционер. И потому его единство с властью в ряде вопросов нельзя считать совсем уж экстравагантным. Но как быть с тем, что о децентрализации говорит одновременно либеральное крыло Кремля, системная оппозиция, представляемая Прохоровым, — и совсем уж несистемная оранжевая болотная оппозиция?!

Постепенно теряется разница между повесткой дня болотных либералов (оранжевая «махновщина» с провокациями в стиле свободного самоопределения Калининграда и Сибири) и повесткой дня кремлевского либерального лобби. Более того, это самое либеральное лобби одной рукой проводит реформы, порождающие желание регионов дистанцироваться от центра, а другой рукой — поощряет эту децентрализацию.

Так кто опаснее — либеральное кремлевское лобби или оранжоиды? И так ли они далеко отстоят друг от друга? Ведь еще в эпоху митингов на Болотной и Сахарова и признаний Удальцова в любви к Медведеву мы понимали, что отстоят они очень недалеко.

Движение «Суть времени» в своей деятельности исходило и будет исходить из этого.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER