logo
  1. Социальная война
Аналитика,
Чаще всего дети идут по пути, проложенному семьей, в которой они росли. А жизнь все реже предоставляет ребенку возможность воспитываться в полной нормальной семье

В какое семейное будущее толкают Россию?

Ситуация и перспективы семьи в современной России, конечно, малоутешительны. Но если мы рассмотрим, как обстоят дела в Европе, то увидим, что Россия находится вполне в рамках общеевропейской тенденции. Разумеется, неблагополучной.

Для этого воспользуемся официальным «Докладом об эволюции семьи в Европе — 2008», представленным Институтом семейной политики (Institute for Family Policy) в Европейский парламент. И хотя речь идет о данных на 1 января 2008 года, в целом в последующие пять лет картина, свидетельствующая о разрушении семьи в Европе, не улучшилась.

Итак, согласно этим данным, население Европы медленно растет — численность приблизилась к 500 млн человек. Однако рост характерен отнюдь не для всех европейских стран, а лишь для некоторых. За 28 лет (с 1980) во Франции он составил 10 млн человек, в Испании — 8 млн, в Великобритании — 5 млн. На их долю пришлось более половины (57 %) всего прироста населения Евросоюза в составе 15 стран. Новые же страны ЕС сократили население на 2,3 млн.

Что же увеличило рост населения? Рождаемость? Нет, население Европы выросло благодаря иммиграции. В 2000–2007 гг. мигранты составили 84 % от прироста населения в 14 млн человек. Естественный же прирост в 27 странах ЕС (1992–2007 гг.) был около 320 тыс. в год.

Кроме того, население Европы стареет: каждый пятый житель — старше 65 лет. К 2007 году тех, кому за 65 лет, стало на 6 млн больше, чем детей до 14 лет.

То есть рождаемость неумолимо сокращается. Коэффициент фертильности (среднее число рождений на одну женщину репродуктивного возраста) в Европе — 1,56 и не достает уровня, который требуется хотя бы для воспроизводства населения — 2,1. В США он — 2,09. В некоторых странах — критический: в Словакии — 1,24, в Польше — 1,27, в Германии –1,32. Франция более благополучна, коэффициент — 2,00, в Великобритании — 1,84. В России в 2009 году (по данным Росстата) коэффициент рождаемости был 1,537.

В Европе постарели и браки: в среднем женщины ступают в брак в 29 лет, мужчины в 31 год. Как следствие — появляется поздний ребенок, остается меньше сил и физических возможности для того, чтобы завести второго ребенка.

Следующая причина снижения рождаемости — рост числа абортов. Каждая пятая беременность заканчивается абортом. В России (данные за 2008 г.) соотношение хуже: 73 аборта на 100 родов. Однако здесь меньше пользуются контрацептивными препаратами. В Европе же более 70 % женщин пользуются контрацептивами, абортивными препаратами (с соответствующими последствиями, ведущими к бесплодию и раннему окончанию репродуктивного возраста).

Катастрофически уменьшается число бракосочетаний. В Великобритании, Португалии, Бельгии браков было заключено на 33 % меньше, чем в 1980 г., в Болгарии, Словении, Венгрии — почти вполовину меньше.

Зато растет число разводов. В 1996–2006 гг. было расторгнуто более 10 млн браков, что затронуло 15 млн детей. В некоторых странах (Бельгия, Испания) распадается два брака из трех заключаемых. Средняя продолжительность брака — 13 лет.

Разводы становятся нормой. И теперь решается задача сделать их более комфортными. Например, в Германии действует креативная бракоразводная индустрия. Газеты приглашают на курсы типа «Как развестись быстро и безболезненно», «Реабилитация после развода». Предлагается услуга, когда за умеренную плату (30–50 евро) партнеру будет сообщено (по телефону или в личной беседе) об отставке.

Растет количество внебрачных детей. Каждый третий ребенок рождается вне брака. И в некоторых странах внебрачных детей родилось больше, чем законных: в Эстонии — 58 %, в Швеции — 55,5 %, во Франции — 50 %.

Но в 67 % домохозяйствах (семьях) вообще нет детей. 17 % семейств имеют двух и более детей. Зато более 54 млн (27,7 %) европейцев живут в одиночку.

И это не предел! 33 % взрослого населения Германии являются бездетными. Согласно опросам, 26 % респонденток заявили о нежелании рожать детей из-за невозможности совмещать работу и их воспитание. И страшный итог семейного разлада: в крупных немецких городах бессемейных одиноких людей — до 63 %.

Обеспокоена ли Европа таким положением? Видимо, не очень.

В ЕС не существует органа, который бы отвечал за семейную политику. Решение проблем семьи возложено на Комитет по вопросам занятости, социальных проблем и обеспечения равных возможностей. В 2004 г. прекратил существование Европейский центр по изучению семейной политики. Вместо него возник орган с широким кругом задач («Обсерватория демографии и социальной ситуации»). Можно обследовать демографию, но вне связи ее с семьей. Из 95 «Зеленых книг», изданных с 1984 г., ни одна не посвящена институту семьи, семейной политике.

В половине европейских стран есть министерства по делам семьи. Есть выплаты на детей, в среднем по Европе — 125 евро в месяц. Но различия между богатыми и бедными странами весьма значительны. Две трети от 27 стран ЕС предоставляют льготы (до достижения 17-летнего возраста ребенка) независимо от доходов семьи, а в большинстве стран и до 22-х лет.

И лишь одна из проблем, имеющих отношение к семье, действительно волнует Европу — это проблема однополых браков. Оказывается, пока не везде общество готово к решению этой важнейшей семейной проблемы! То есть, сопротивляется законодательному введению этой нормы. Ну ничего, скоро эта проблема будет решена.

Еще в 1998 году Европарламент, в ведении которого находится рассмотрение заявлений на членство в ЕС, постановил, что не будет давать согласие на прием в ЕС тех стран, в которых нарушаются права лесбиянок и геев.

Законы в странах Европы с каждым годом становятся всё лояльнее по отношению к гомосексуальным семьям. Среди мировых стран-лидеров, утвердивших по полной юридической норме однополые браки: Нидерланды, Бельгия, Испания, Канада, ЮАР, Норвегия, Швеция, Португалия, Исландия, Аргентина, Дания, частично США и Мексика.

Однако значительная часть развитых стран пока «осторожничает» и признает юридически более ограниченные «однополовые партнерства» (гражданские партнерства или гражданские союзы»). Среди них: Ирландия, Франция, Андорра, Германия, Финляндия, Люксембург, Чехия, Венгрия, Швейцария, Хорватия, Австрия, Израиль, Новая Зеландия, Австралия.

Если нанести на карту распространение этой брачной «нормы», то мало не покажется. И кое-кто из тех, кто ранее ее не принимал, увидев масштаб распространения однополых браков, наверняка захочет сдаться. Не напоминает ли продвижение этой «нормы» распространение в Европе коричневой чумы ХХ века? Да и отличие только в цвете.

Последним оплотом в борьбе против однополых браков в Европе был Ватикан. В католичестве, как и в православии, гомосексуальная связь считается греховной. Однако по последним данным, именно обширные компрометирующие сведения о влиятельных ватиканских кардиналах, уличенных в гомосексуализме и коррупции, можно сказать, вытолкнули папу с его высокого мессианского поста.

Чаще всего дети идут по пути, проложенному семьей, в которой они росли. А как мы видим из вышеприведенной картины, жизнь все реже предоставляет ребенку возможность воспитываться в полной нормальной семье. Общество озабочено комфортным разводом, карьерным ростом, жизнью лично для себя и... одиночеством.

Что есть, помимо одиночества? Есть сознательно-бездетный брак (его сопутствующий элемент — добровольная стерилизация), внебрачный секс, открытый брак (основа его — договор о личной жизни, увеличение терпимости к любым внебрачным связям друг друга — вот только до какого предела?), гомосексуальные пары.

А что же государство? Государство стоит на страже толерантности к многообразию новых форм семей. И относится к этому многообразию как к новому неотвратимому будущему. Все это — не что иное, как разные способы разрушения семьи. Причем, в этой статье я вообще опускаю проблему ювенальной юстиции, которая прочно угнездилась в европейском обществе.

Сейчас практически отсутствуют открытые данные о результатах вышеперечисленных браков, кроме единственно очевидного — нерождения детей. Поэтому очень важно то, что на днях впервые появились данные исследований о проблемах тех детей, которые выросли в однополых семьях и теперь стали взрослыми. В 2010–2012 гг. Марк Регнерус, доктор социологии в Техасском университете в Остине, провел исследование «Как отличаются взрослые дети, родители которых имеют однополые отношения». Его данные были опубликованы в авторитетном издании «Social Science Research», а также в The New York Times.

В связи с большой активностью протестов ЛГБТ-активистов против результатов исследований, Университет изучил все обвинения и проанализировал данные, а также методику, примененную Регнесуром. И подтвердил, что научная работа имеет высокое качество и соответствует академическим требованиям (ЛГБТ — это самоназвание для обозначения сексуальных меньшинств: лесбиянок (Л), геев (Г), бисексуалов (Б), трансгендеров (Т)).

Каковы же характеристики взрослых, воспитывавшихся в гомосексуальных семьях?

Высокий уровень венерического инфицирования — 25 % воспитанников гомосексуалов имели и имеют венерические заболевания. В обычных семьях у их сверстников — 8 %.

40 % воспитанников гомосексуалистов не способны хранить супружескую верность. В отличие от сверстников из обычных семей, где таких — 13 %.

24 % взрослых детей из однополых семей планировали самоубийство (в обычных семьях — 5 %). Частое обращение к психотерапевтам (19 % против 8 %).

31 % детей, выросших с мамой-лесбиянкой, и 25 %, выросших с отцом-гомосексуалистом, принуждались к сексу (в т. ч. со стороны родителей). В обычных семьях насилие — 8 %.

Давайте внимательнее присмотримся к двум этим цифрам. В продвигаемых сейчас ЛГБТ-семьях уровень насилия по отношению к детям более 25 %. А в обычных семьях — 8 %. Вопиющая разница, не правда ли? Казалось бы, к ней должно быть привлечено особое внимание. Но не тут-то было!

Кстати, цифра насилия по отношению к детям в обычных семьях на Западе (в данном случае, в США) и средняя цифра насилия по отношению к детям во ВСЕХ российских семьях близки. Более того, наша ситуация намного благополучнее. Ведь когда у нас ГИАЦ МВД сообщает, что в России за 2010 год: «среди 55170 несовершеннолетних, потерпевших от преступлений, сопряженных с насильственными действиями, непосредственно от преступлений со стороны членов семьи пострадали 4044 ребенка — 7,3 %», то речь идет не только о сексуальном насилии, сексуальное — лишь в том числе. (См. статью «Пятая колонна ювенальной юстиции в России и ее хозяева. Часть II»)

Однако давайте вспомним, какой мошеннический трюк осуществила в марте 2012 года на парламентских слушаниях «О концепции формирования национального плана действий в интересах детей РФ» замгенсекретаря Совета Европы г-жа Мод де Бур-Букиккио! Она сообщила, что, согласно проведенным исследованиям, каждый пятый ребенок в Европе становится жертвой сексуального насилия. Причем в 70–85 % случаев это насилие совершается человеком, которого ребенок хорошо знает. Несложно догадаться, кто этот человек — это РОДИТЕЛИ. Но зато теперь из приведенных выше цифр понятно, КАКИЕ родители имеются в виду. Те самые мамы-лесбиянки (31 % выросших в их семьях детей, согласно исследованию Марка Регнеруса) и отцы-гомосексуалисты (25 % детей), которые принуждали их к сексу.

Получается, что Совет Европы ловко свалил гомосексуальные грехи на нормальные, традиционные семьи. Мало того, по имеющимся у г-жи Мод де Бур-Букиккио данным, точно такая же ситуация с насилием против детей не только в Европе, но и в России (!!!). А потому и в России должна стартовать кампания по предотвращению такого страшного явления в семье.

И что наши парламентарии? «Съели» названные цифры и даже не задумались.

А наши радетели поддержки материнства и детства? Получили гранты, а дальше хоть трава не расти? А между тем, пожелания Совета Европы были учтены. 18 апреля 2012 года в Российском государственном педагогическом университете им. А. И. Герцена (СПб) г-жа де Бур-Букиккио совместно с заместителем Председателя СФ, президентом «Национального комитета поддержки материнства и детства» С. Ю. Орловой дала старт региональному измерению кампании Совета Европы «Каждый пятый». Это как называется?

Но вернемся к проблеме детей, выросших в однополых семьях. Воспитание в однополой семье, естественно, влияет на сексуальную самоидентификацию. Если более 90 % детей, выросших в традиционных семьях, идентифицируют себя как полностью гетеросексуальные, то в семьях, где мама и папа имели гомосексуальные связи, лишь 60–70 % повзрослевших детей идентифицируют себя как гетеросексуальные. Надо ли говорить, что именно эти цифры о смещении сексуальной ориентации и есть один из вожделенных результатов в деле уничтожения нормальной семьи?

Будет ли вписана Россия в эту страшную тенденцию?

О выборе России — следующая статья.