logo
Статья
  1. Война с историей
Сегодня историю Россию стремятся «вписать в мировую историю», настойчиво лишая ее «кода отдельности»

Вестернизация истории

9 декабря 2012 г. вице-премьер Д. Козак заявил о введении в России — после принятия закона об образовании — предварительной экспертизы перед выпуском в печать школьных учебников — в особенности, учебников по истории.

Какова будет экспертиза учебников, можно было понять из заявлений, прозвучавших на прошедшем 12–13 декабря Всероссийском съезде учителей истории. Председательствовал на съезде А. Чубарьян, являющийся заместителем С. Нарышкина в Российском историческом обществе («идеологической» инстанции, созданной взамен распущенной Комиссии по борьбе с фальсификацией истории); сам Нарышкин сидел в президиуме по его правую руку.

Во время съезда Чубарьян дал интервью, в котором рассказал о готовящемся к выходу в свет учебнике по дисциплине «Россия в мире». В рамках нового стандарта для старшеклассников, принятого весной этого года, предмет «Россия в мире» стал обязательным и базовым для каждого школьника. Странное название новой дисциплины сначала вызвало предположение о соединении в курсе истории и географии. Но, как объяснил теперь Чубарьян, название отражает особую направленность: «Курс «Россия в мире» основан на сравнении нашей истории и мировой истории. К примеру: модернизация в России и модернизация в других странах, культура в России — культура на Западе, революция в России — революция на Западе». По факту, тем самым, речь идет не о рассмотрении истории России в контексте мировой истории — того же Китая, Индии, Латинской Америки — но о вписывании ее (и, естественно, на правах отстающего) в историю Запада. Таким образом, базовый курс преподавания истории в школах станет курсом вестернизации русской истории.

Помимо данного заявления Чубарьяна, пресса сообщила о сделанном на съезде учителей истории заявлении директора одной из наиболее известных московских гимназий №109 Е. Ямбурга: «Наши учебники формируют культурный расизм».

Что такое «культурный расизм», можно понять из опубликованного накануне съезда учителей в «Новой газете» развернутого интервью с Ямбургом, бичевавшего преподавание в школах «культурного расизма, превозносящего этнические ценности». Ямбург поведал, что «государство-цивилизация», «каноническая территория», «Святая Русь» — все это«метафоры, закрепляющие код отдельности». Директор московской гимназии предложил избавиться от данного «кода отдельности», в том числе, в отношении к Великой Отечественной войне: следуя заповеди диссидента Г. Померанца, «отделить от тени кровавого деспота народные подвиги». А также осознать, что репрессивная машина в СССР «питалась одухотворением и энтузиазмом людей, готовых добровольно пойти на заклание». Нетрудно заметить, что под «добровольным закланием» понимается гибель за коммунистические идеалы, а под проклинаемым Ямбургом «кодом отдельности» (включающим образ «Святая Русь»!) самобытность русской истории и русское мессианство.

Вписывание России в мировую историю пропагандируется в последнее время в прессе прямо-таки надсадно. Не далее как 20 ноября Ю. Пивоваров заявил на «Финам.фм»: «Проблема не только России, а всех стран, развивающихся по внутренней логике, но несовпадающих общемировым каким-то трендам, общемировым каким-то психологическим, каким-то иным ситуациям — это всегда трагедия. … Сталин исключил нас из мировой системы». (Ну, тут академик лжет — его собственная давняя идея состоит в том, что из мировой системы нас исключил еще отказ Александра Невского от союза с Папой, а также принятие «нехорошей» мессианской концепции «МоскваТретий Рим»).

Кстати, Пивоваров входит в Попечительский совет Фонда современной истории, основанного в целях «содействия развитию исторической науки» миллионером А. Клишасом. Главой Попечительского совета Фонда является все тот же Нарышкин, руководителем научных проектов — С. Шахрай, бывший юрист Ельцина и председатель Правления «идеологического» Российского исторического общества.

Одним из первых шагов по «вписыванию России в мировую историю» стал недавно заявленный курс на героизацию Первой мировой войны. О восстановлении в правах этой «забытой войны» 4 декабря говорил латышскому изданию тот же Чубарьян. В послании президента 12 декабря был заявлен пункт о необходимости установления памятника солдатам Первой мировой. 14 декабря Госдума учредила День памяти погибших в Первой мировой войне.

Данный вопрос — принципиален. Первая мировая всегда была «Великой войной» для Запада, тогда как для России «Великой» войной является Великая Отечественная, для Запада таковой не являющаяся! Вместо «Великой» Первой мировой войны — войны иприта и бессмысленных жертв, оставившей огромное «потерянное поколение» и породившей в умах кризис, разрешившийся фашизмом, — в России была Великая Октябрьская социалистическая революция. Как-никак, создавшая общество, фашизм победившее... Искусственное возвышение истории Первой мировой войны, сопровождающееся неизбежными проклятиями Ленину за заключенный им Брестский мир, есть часть осуществляемой сегодня в России «ползучей десоветизации».

Параллельно обществу сегодня настойчиво навязывается и ревизия Великой Отечественной войны.

27 ноября литературной премией «Большая книга» была с шумом награждена военная повесть «Мой лейтенант» диссидента Д. Гранина (в перестройку издавшего роман о сотрудничавшем с немцами советском генетике Тимофееве-Ресовском). Сквозная мысль повести: раскулаченные крестьяне не хотели воевать «за эту проклятую власть», и они были правы — ведь до сих пор в России ничего не изменилось, «то же бездорожье и клопы». Наивный молодой лейтенант Великой Отечественный (гранинское альтер-эго), «довольный, что погибнет коммунистом» (вариация на тему «добровольного заклания») в итоге... «порядком наскучивает» автору. Который заявляет, что второй раз он «не пошел бы в ополчение».

Интересно, что присужденная Гранину премия «Большая книга» учреждена Центром поддержки отечественной словесности. В учредителях Центра густо представлена ельцинская «семья»: «Альфа-банк» П. Авена, А. Мамут, Р. Абрамович, а также Фонд содействия кадетским корпусам им. А. Йордана (отца Б. Йордана). Ревизионистский настрой последнего, кстати, понятен: А. Йордан и его отец были во время Второй мировой войны офицерами югославского Русского охранного корпуса, созданного нацистами и свирепо расправлявшегося с партизанами.

Наиболее очевидным «осиным гнездом» ревизионистов является сегодня пресловутый оргкомитет «За вынос Ленина!». Тут собрались открытые власовцы, в том числе о. Рыбко, известный солидарностью с РПЦЗ по вопросу о реабилитации Власова — «настоящего патриота России». (Это линия о. Георгия Митрофанова, осмеливающегося называть День Победы «победобесием»).

Входящий в антиленинский оргкомитет глава «Агентства русской информации», нацдем В. Карабанов известен своим мерзким провласовским выступлением 9 мая 2011 г.: «Если ты хочешь быть русским человеком, надо отбросить идейный хлам про «Великую победу»... Русский народ туп... Потомки кулаков, у которых отняли землю, пошли защищать родину... А надо было разбегаться».

Состоят в оргкомитете «За вынос Ленина!» и откровенные гитлеристы. Такие, как глава «Союза православных хоругвеносцев» и Ордена «Дракула» Л. Симонович-Никшич, поклонник Гитлера. Написавший в апреле 2002 г. в погромной газете «Эра России» о том, как Путин сидит за одним столом «с хасидами — вампирами, пьющими кровь христианских младенцев»: «Эх, Адольф Алоизович, Адольф Алоизович! Вот какие события происходят вокруг вашего Дня Рождения».

Присоединился к оргкомитету «За вынос Ленина!» и «помор» А. Михайлов, держатель сайта «Патриот Поморья» и сторонник «главного помора» Мосеева (отнюдь, кстати, не обделенного вниманием из-за рубежа — так, на проведенном в 2005 г. компанией «Форд» международном конкурсе среди 600 претендентов мосеевский словарь поморского языка получил первую премию). Михайлов — сепаратист-неонацист, осужденный три года назад за распространение неонацистской литературы, а этой осенью ставший членом архангельского комитета по выборам в Координационный Совет оппозиции.

10 декабря В. Путин высказал резко негативное отношение к выносу Ленина из Мавзолея, указав на связь Мавзолея с российскими историческими и религиозными традициями, такими как поклонение мощам святых. Но вряд ли на этом прекратится кампания «ползучей деленинизации», инициированная министром культуры В. Мединским и фондом «Возвращение», в ходе которой уже вовсю осуществляется смена советских исторических названий.

Поскольку активистами «Возвращения», помимо Мединского, являются члены редколлегии НТСовского «Посева» И. Чубайс и С. Волков, необходимо сказать несколько слов про идеи НТС.

Идеология НТС представляет собой вариант фашистского солидаризма (вне его расовой составляющей). Путем России НТС полагает следование в русле достижений Запада, приправленных духом корпоративизма.

Тема антикоммунизма кулаков, вводимая сегодня нацдемами и диссидентами, для НТС крайне важна. Так, А. Авторханов (чеченский коллаборационист времен Великой Отечественной, ставший в 90-е духовным отцом Д. Дудаева) заявил в своей статье, опубликованной в 1985 г. в «Посеве» в качестве послесловия к сборнику программ НТС, что «коллективизацией Сталин стремился парализовать сопротивление самого антикоммунистического класса страны — крестьянства». И что образование в 1930 г. НТС стало-де именно ответом на раскулачивание.

Во время войны НТСовцы сотрудничали не только с Власовым, но и с А. Розенбергом, автором плана уничтожения и разделения народов России. Как рассказал в сентябре этого года на «Радио Свобода» свидетель событий, видный деятель НТС Г. Рар (отец политолога А. Рара), благодаря министерству Розенберга «протежируемая» лично его заместителем Брандтом газета «Новое слово» стала «убежищем» НТС в Берлине.

После войны отношение НТС к сепаратизму в России явно изменилось. Вместо довоенной формулы «Российская нация» НТС начал говорить о «народах России» и их правах на самоопределение.

Работа американских спецслужб на расчленение России и особенно принятие в 1959 г. Конгрессом США Закона об порабощенных народах, среди которых не было русского, возмутило многих в эмиграции. Тем более что автор Закона Добрянский без обиняков говорил прессе, что в СССР «100 миллионов нерусских борются за свое освобождение против 100 миллионов великороссов». Но НТС, однако, продолжал оставаться основным получателем американских субсидий на борьбу на территории СССР.

Подлинными русскими при этом НТС называл Россию не советскую, а «Другую», эмигрантскую. Отсюда термин «Две России», закрепленный в названии учебника НТС по истории. Авторханов писал: «НТС есть борющаяся с тиранией другая Россия». (Заметим, кстати, неслучайную, видимо, идентичность данного специфического термина с названием возникшего в 2006 г. первого объединения «несогласных» «Другая Россия».)

Советские и постсоветские люди воспринимались НТС в розенберговском стиле — как «народ-раб», десятилетиями добровольно соглашавшийся пребывать в «советском падении». Как заявил НТСовец А. Зубов (автор исторического двухтомника) в 2001 г. на «Радио Свобода»: «А вот теперь приходит вновь вся эта иная Россия, эмигрантская Россия, но ее воспринимают-то люди с совершенно исковерканными душами. Главное, что исковерканными не кем-то извне, а добровольно коверкавшими сами себя... Вся русская эмиграция их обвиняет самим фактом своего существования: вот она, другая Россия».

Сегодня историю Россию стремятся «вписать в мировую историю», настойчиво лишая ее «кода отдельности». Как и в случае «вступления в мировую цивилизацию» (ВТО и пр.), список навязываемых при этом уступок не только унизителен, но и гибелен. Это и постепенная десоветизация... И ревизия двух мировых войн... И, естественно, страна, сменившая статус страны-победительницы фашизма на статус «добровольной жертвы тирана», не сохранит и своего места в СБ ООН... Роль добровольного раба — вот все, что ей уготовано.