logo
  1. Колонка главного редактора
Аналитика,
Я несколько раз слышал, как о «Сути времени» говорят, скрежеща зубами: «Недобитая Россия». Да, именно недобитая. То есть страшно травмированная, но парадоксальным образом выжившая... Представляете, какой ужас?

Война и мы

Два номера: этот, №32, и следующий, №33 — выйдут в обычном режиме. То есть со статьями — моими и моих соратников — посвященными конкретным видам военных действий, ведущихся против России и человечества. Начиная с №34, в газете начнет выходить моя книга об этой войне, в которой будут подробно разобраны ее этапы, ее субъектность, ее цели и многое другое.

Одновременно с этим я и мои соратники начнем создавать на основе уже сделанных газетных статей учебники. К началу августа, когда состоится ежегодное общее собрание «Сути времени», эти учебники должны быть готовы. Все, кто когда-то делал хоть что-то сходное, понимают, что в такие сроки такую программу осуществить невозможно. Но невозможно было и издавать эту газету имеющимися силами и распространять ее, применяя наши методы распространения. Но и то, и другое было осуществлено. Почему? Потому что для нас война против России и человечества не красивый миф, на основе которого мы будем организовывать те или иные псевдосплочения. Такая война для нас — абсолютная реальность. И именно потому, что это так, мы и субъектность врага опишем, и учебники создадим, и учебный центр откроем. Причем в немыслимо короткие сроки.

Но если бы кто-то каким-то образом объяснил нам, что война нам видится во сне, а наяву происходит то-то и то-то, мы бы иначе расходовали силы, иные составляли бы графики перехода от одной фазы деятельности к другой. Потому что мобилизационный режим, в котором мы сами живем и в котором побуждаем жить всех тех, кто нам верит, — это то еще удовольствие. Люди, уходящие на войну, в каком-то смысле уходят из мира. А ведь они не гностики, для которых мир является гнусностью, убежать из которой — счастье немыслимое. Гностикам легко. А как быть тем, кто убежден в благой природе мира, кто хочет с этим миром многомерно и полноценно взаимодействовать? Для них уход на войну — это потеря многого из того, что им дорого.

Я говорю не о нашем «сектантстве», по поводу которого злопыхают разного рода недоброжелатели. Нет никакого сектантства, и его не будет — по крайней мере, до тех пор, пока я руковожу организацией. Не было и не будет сектантства в театре «На досках» и «Экспериментальном творческом центре», этих организациях, исповедовавших и исповедующих изложенный мною принцип войны. Члены организации строили скромный, но достойный быт, не отказывались от семейной жизни, а напротив, организовывали ее на высокоморальных основаниях. Воспитывали детей, заботились о родителях. Но, конечно же, их взаимодействие с миром строилось не так, как у людей, не ушедших на войну. И в каком-то смысле я несу за это ответственность, как и за все то, что происходит в рамках новой организации — «Суть времени».

Проблема Войны и проблема Огня связаны воедино. Ибо когда мы говорим о Войне, мы говорим о Войне против Огня. Да, Война ведется против России. Но именно потому, что враг считает ее последним потенциальным источником Огня. Враг долго боролся с нею именно как с источником Огня. Ему показалось, что он погасил Огонь навсегда. И вот снова вспыхивает Огонь на той территории «Ч», в которую враг превратил нашу Родину. И врагу очевидным образом страшно. Мы же видим, что ему страшно. Весь цикл статей «От Поклонной до Колонного» я, по сути, посвятил описанию того, как именно врагу страшно. Как именно он впадает в совершенно иррациональную ярость.

Потому что «Суть времени» — это небольшая и очень несовершенная, но первая за многие десятилетия вспышка такого Огня. И каждый, кто соприкоснулся с «Сутью времени», видит, что это именно так. Я не хочу воспевать «Суть времени». У «Сути времени» много проблем. И нет никаких гарантий, что она решит эти проблемы должным образом и превратится в полноценный источник исторического Огня. Но и я, и мои соратники сделаем все, что в человеческих силах, для того, чтобы произошло именно так.

Но сделаем мы это именно потому, что верим в огненное начало «Сути времени». В Огонь как таковой. И в наличие реального врага, который воюет с Огнем как таковым и с Россией как его потенциальным источником.

Я несколько раз слышал, как о «Сути времени» говорят, скрежеща зубами: «Недобитая Россия». Да, именно недобитая. То есть страшно травмированная, но парадоксальным образом выжившая. Это как если бы на вас направили излучение даже не в тысячу, а в десять тысяч бэр (биологических эквивалентов рентгена). Ну, направили... Убедились в том, что интенсивность излучения именно такова... Решили поддерживать эту интенсивность на уничтожаемой территории в течение времени, в десять раз большего, чем это необходимо... Исполнили решение от и до. И вдруг обнаружилось, что что-то почему-то шевелится. Представляете, какой ужас?

Это одна сторона медали. Но есть и другая. Вряд ли кто-нибудь рассчитывает, что чудесным образом спасшийся организм, получивший десять тысяч бэр, будет идеально здоров и, будучи кооптированным в некий проект, начнет немедленно ставить олимпийские рекорды. Есть люди, которые говорят: «Чудес на свете не бывает». Бывают они, эти самые чудеса. Еще как бывают. И их всегда сотворяет этот самый Огонь. Но реальные чудеса, сотворенные Огнем, не имеют ничего общего с сусальными гламурными комиксами. Мы прорубаем дорогу сквозь джунгли человеческих проблем, порожденных зоной «Ч». Или — этим самым «радиационным поражением в десять тысяч бэр». И мы прорубим эту дорогу. Потому что знаем, «что ныне лежит на весах, и что совершается ныне».

Но мы только тогда ее прорубим, когда четко поймем, как именно функционирует Огонь, как именно с ним надо обращаться, что он такое, чем он отличается от всего остального. И ни в коем случае не надо говорить: «А нам наплевать на все, кроме Огня». Это глубочайшая ошибка. Исторический материализм существует. Объективные законы истории существуют. В жизни — а ведь мы не презираем ее, как гностики, а глубоко уважаем (благоговением перед жизнью называл такое уважение Альберт Швейцер) — огромную роль играет историко-материалистическое начало, в рамках которого направленность задают случайные человеческие импульсы, на которые накладываются неумолимые объективные закономерности.

Но одно дело сказать, что в жизни историко-материалистическое начало играет огромную роль. А другое дело сказать, что оно, это самое начало, играет абсолютную роль. Нет этой абсолютной роли. И потому-то мы и любим жизнь, что ее нет.

Живут-живут люди, раздираемые случайными импульсами интересов, частных и групповых намерений, сплачиваемые объективными закономерностями. Живут они одним способом — а потом начинают жить другим. Невесть откуда берется когерентность... И человечество за немыслимо короткие исторические сроки совершает некие чудеса. Ведь совершает же?

Во имя таких рукотворных чудес, они же исторические Проекты, и существует история. Все остальное ее лишь подготавливает, оформляет, взращивает. Да здравствует великий Огонь, когда-то подаривший миру СССР!

И до встречи в Новом СССР, сотворенном тем же Огнем!