logo
Статья
/ Михаил Дмитриев
Если в ближайшее время ничего не предпринять, то зависимость России от иностранных производителей вакцин, помноженная на оголтелую антипрививочную пропаганду, лишит население России иммунобиологической защиты

Война с «системой Семашко» — 4. Наступление антипрививочного движения

В предыдущей статье мы говорили о том, как через разрушение отечественной иммунобиологической промышленности подрывается иммунобиологический суверенитет страны. Но одновременно с этим в России набирает обороты другой, не менее разрушительный процесс.

Дело в том, что ситуация на российском рынке вакцин, которая развивается в контексте почти катастрофической ситуации в отечественном здравоохранении в целом, привела к всплеску недоверия к вакцинопрофилактике, росту антипрививочных настроений и в итоге — к массовому отказу от вакцинации как среди населения, так среди медицинского персонала и врачей. Причем в последние годы ситуация с массовыми отказами от прививок обострилась настолько, что ряд ведущих российских специалистов бьет тревогу по поводу надвигающегося на страну «вакцинного кризиса» как массовой «социогенной болезни», угрозе санитарно-эпидемиологической безопасности страны.

Не секрет, что прививка вовсе не безопасный укол, а серьезная операция, запускающая в организме человека сложнейший каскад иммунобиологических реакций. Также известно, что эффективность и безопасность вакцинации зависит от очень многих факторов: от соблюдения технологий производства, правил хранения и транспортировки вакцинных препаратов, квалификации медицинских работников, осуществляющих вакцинацию, соблюдения сроков вакцинации, соблюдения правил отвода от прививок по противопоказаниям и много другого.

В СССР и в странах социалистического лагеря, где преобладал патерналистский подход к иммунопрофилактике населения со стороны государства, всем этим вопросам придавалось огромное значение. Например, в СССР контроль над качеством отечественных вакцин осуществлял Государственный научно-исследовательский институт стандартизации и контроля медицинских биологических препаратов им. Л. А. Тарасевича. Кроме того, в стране строго соблюдался Национальный календарь прививок, действовала система медицинских отводов в случае противопоказаний. Все это вместе взятое сокращало число постпрививочных реакций и осложнений.

Однако в 90-е годы ситуация кардинальным образом изменилась. С разрушением «системы Семашко» начался развал и единой системы иммунопрофилактики. С сокращением производства отечественных вакцин в страну почти бесконтрольно хлынул поток препаратов зарубежного производства весьма сомнительного качества. Хроническое недофинансирование государственных программ вакцинации приводило к задержкам поставок необходимых вакцин в лечебные учреждения, из-за чего сдвигались сроки Национального календаря прививок, не соблюдались правила противопоказаний и отвода от прививок. Все это привело в некоторых регионах страны к росту поствакцинальных реакций и осложнений.

Ситуацией незамедлительно воспользовались либеральные СМИ, которые увидели в случившемся «пережиток советского прошлого». Один из наиболее растиражированных СМИ мифов 90-х состоял в том, что «советское государство в принудительном порядке решало за всех граждан вопросы здоровья и профилактического вмешательства», и что «в стране специальных норм право граждан на отказ от прививок не предусматривалось». Взамен гражданам предлагалось воспользоваться их «законным конституционным» правом «самим принимать решение, отказаться от прививок или нет», «самим решать проблемы собственного здоровья». А одновременно, «в связи с нехваткой государственных средств, проблему иммунопрофилактики решить за счет развития частного рынка вакцин».

30 октября 1995 года Минздрав РФ выпустил Приказ №297 «О мерах по стабилизации и снижению заболеваемости дифтерией». В этом Приказе, в частности, предлагалось «…выделение финансовых средств экономического стимулирования медицинских работников, обеспечивающих достижение контрольных уровней охвата прививками детей и взрослых». Что это означало на практике?

На практике мизерные зарплаты участковых терапевтов и педиатров были поставлены в зависимость от выполнения плана по «прививочному охвату». Что не могло не спровоцировать увеличение случаев нарушения правил вакцинации, количества врачебных ошибок.

На этой волне в массовое сознание было вброшено множество мифов, дискредитирующих уже даже не «советскую систему вакцинопрофилактики», а вакцинопрофилактику вообще. И такая пропаганда принесла свои плоды. Уже с конца 90-х — начала 2000-х годов начался стремительный рост отказа населения от вакцинации. Тогда же заговорили о формировании в России так называемого «антипрививочного движения».

Примечательно, что наиболее яркими представителями этого движения оказались бывшие медицинские работники, занявшиеся альтернативной и народной медициной. Здесь я вынужден подчеркнуть, что являюсь не просто сторонником альтернативной и народной медицины, но активно применяю достижения этого направления, помогая, по мере возможности, своим друзьям и близким. Но при этом не могу принять ту страсть, с которой некоторые бывшие врачи огульно поносят достижения современной медицинской науки. Причем эта страсть — отвечаю за свои слова — очень напоминает мне страсть тех бывших партийных работников, которые в начале 90-х остервенело рвали свои партбилеты, крестились и предавали анафеме все, что связано с их (подчеркну — именно их) советским прошлым. Кроме того, не могу не отметить, что сегодня народная медицина давно перестала быть по-настоящему народной, поскольку для многих превратилась в очень и очень доходный бизнес.

Сделав эту необходимую оговорку, возвращаюсь к основной теме статьи.

Так вот, особенность «антипрививочного движения» в России состоит в том, что его лидеры (о них скажу чуть позже) транслируют свои идеи через десятки интернет-сайтов. Большая часть из них представляют собой околоцерковные, «патриотические» и националистические ресурсы. Где антипрививочные идеи преподносятся на религиозной, конспирологической подкладке, нередко замешанной на антисемитизме.

Однако российское «антипрививочное движение» нельзя считать полностью маргинальной «вещью в себе».

Во-первых, оно поддерживается рядом высоких медицинских чиновников и академиков. Среди «жестких антипрививочников» называется, например, ныне покойный академик РАМН, блестящий хирург Ф. Г. Углов.

Во-вторых, оно стремительно интернационализируется и консолидируется, активно сотрудничая с антипрививочными группами более чем в 20 странах мира. Например, входит в «Европейский Форум антипрививочной бдительности» (European Forum for Vaccini Vigilance). «Как интегральная часть международного, — говорит сотрудник НИИ вакцин и сывороток им. И. И. Мечникова РАМН А. Н. Мац, — российское антипрививочное движение исповедует общую идеологию, использует общие пропагандистские материалы, расширяет и укрепляет международные связи путем организации семинаров, интернет-рассылок и перевода англоязычной антипрививочной литературы». Наиболее почитаемыми у российских антипрививочников являются труды Альфреда Уоллеса, Дона Гамильтона, Роберта Мендельсона.

Кроме того, подобно своим западным партнерам, представители российского антипрививочного движения находят своих многочисленных сторонников в альтернативных и парамедицинских течениях, грезящих идеей создания «Новой Медицины без прививок, инвазивных вмешательств и фармпрепаратов». Речь идет о натуропатии, целительстве, СПИД-диссидентстве (участники которого отрицают факт существования и выделения вируса ВИЧ), антропософской и холистической медицине, валеологии.

Идеологами российского антипрививочного движения при этом являются такие представители околомедицинского сообщества, как бывший выпускник Московской академии им. Сеченова, а ныне иерусалимский гомеопат А. Г. Коток и кандидат биологических наук Г. П. Червонская.

О Червонской скажу более подробно, поскольку именно ее труды оказывают наиболее разрушительное влияние в плане «раскачки» антипрививочных настроений у населения России. Свою пропаганду против вакцинации Червонская ведет с начала 90-х годов от лица общественной организации Российский Национальный комитет по биоэтике при Президиуме РАН, в котором, по факту, она не состоит.

В конце 90-х — начале 2000-х наибольшую популярность среди массового читателя получили три книги Червонской: «Календарь прививок — ошибка медицины XX века», «Прививки: мифы и реальность», «Обилие поствакцинальных осложнений как причина детской инвалидности». При этом безусловным бестселлером, нанесшим существенный удар по вакцинопрофилактике детей в России, стал видеофильм «Правда о прививках». Фильм, который и поныне распространяется бесплатно в православных храмах России, снят с благословения экс-епископа Хустского и Виноградовского Ипполита (А. Хилько). Уже в 2007 году Хилько, выступая на межрегиональной конференции «Спасение души в современном мире», призвал предать вакцинопрофилактику анафеме.

Итак, на каких же мифах строят свою пропаганду лидеры антипрививочного движения?

Миф №1. Эффективность вакцинопрофилактики не имеет доказательной базы. При этом, естественно, умалчивается о том, что благодаря вакцинопрофилактике в ряде стран мира (СССР в их числе) частота заболеваний оспой, дифтерией, корью, паротитом и другими инфекционными заболеваниями резко снизилось, были спасены тысячи жизней.

Миф №2. Вакцинация неблагоприятно влияет на иммунную систему. Отмечу: основное действие вакцин направлено на формирование специфического иммунитета против конкретной инфекции. Действительно, после вакцинации наблюдается некоторое ослабление иммунологической защиты организма, которое носит скоропроходящий характер. Однако соблюдение несложных гигиенических и профилактических мер, например, изоляция от контакта с инфекционными больными и факторами, провоцирующими развитие инфекций, снижает до минимума, в том числе, и поствакцинальные реакции.

Миф №3. Вакцины содержат токсические компоненты. Речь идет о вспомогательных веществах, которые используют в качестве консервантов, стабилизаторов, усилителей иммунного ответа. Так вот, многолетние медицинские исследования свидетельствуют о том, что мизерные концентрации этих веществ, содержащиеся в вакцинах, быстро выводятся из организма человека и не оказывают какого-либо неблагоприятного влияния.

Миф №4. Развитие ряда хронических заболеваний связано с вакцинацией. Пожалуй, эта одна из самых больных тем для родителей, вынужденных принимать нелегкий выбор — вакцинировать или нет своего ребенка. И именно эту тему усиленно педалируют антипрививочники, пропагандируя свои идеи. Так, в последнее время появилось огромное количество публикаций о связи вакцинации с развитием у детей аутизма в ряде западных стран. При этом абсолютно игнорируется доказанный факт, что среди причин массового аутизма на Западе одну из главенствующих ролей играют наследственный фактор, социально-психологическая обстановка в семьях.

Миф №5. Массовая вакцинация выгодна только производителям препаратов. Эта версия получила еще большее хождение после 2009 года, когда, с подачи ВОЗ, фактически весь мир был ввергнут в панику по поводу опасности распространения из Латинской Америки «смертельно опасного вируса свиного гриппа». Когда оказалось, что опасность была искусственно преувеличена, а западные, прежде всего, американские фармфирмы заработали на этой шумихе миллиарды долларов, в ряде стран мира прошли манифестации против диктата транснациональных фармконцернов. Тем не менее, авторитет иммунопрофилактики был подорван.

Однако вряд ли эта история может быть аргументом против применения прививок. И уж кому-кому, а нашим антипрививочникам точно известно, что государственное регулировании экономики и отсутствие какой-либо финансовой выгоды от производства вакцин не помешало советскому государству проводить массовую вакцинопрофилактику. И в короткие сроки ликвидировать эпидемии инфекционных заболеваний, уносивших до этого десятки тысяч жизней.

В заключение скажу следующее. Я ни в коем случае не хотел выступить в роли пропагандиста, ратующего за поголовную и необдуманную вакцинацию — вроде тех высоких медицинских чиновников, которые из соображений популизма готовы применить чуждые нашей стране технологии, в том числе, ювенальные (например, в 2011 году в высоких кабинетах серьезно обсуждалась законодательная инициатива «об ограничении права родителей на отказ от прививок»).

Речь совсем о другом. О том, что если в ближайшее время ничего не предпринять, то зависимость России от иностранных производителей вакцин, помноженная на оголтелую антипрививочную пропаганду, лишит население России иммунобиологической защиты. Случись, не дай бог конечно, в России какой-нибудь политический или иной катаклизм, и эта «бомба» взорвется, последствия для страны окажутся самыми катастрофическими. Вспышка полиомиелита в 2010 году в Таджикистане (о чем я упоминал в предыдущей статье) — только первый звонок. А специалисты между тем уже всерьез обсуждают проблему «возвращения» натуральной оспы.

И, наконец, подчеркну, что до Октября 1917 года особенность вакцинопрофилактики в России состояла в том, что она осуществлялась при активном участии Церкви. В 1804 году Святейший Синод своим указом предложил всем архиереям и священникам разъяснять пользу вакцинации. Прививание оспы входило в программу обучения будущих священнослужителей. Более того, в житии святителя Иннокентия (Вениаминова), митрополита Московского и Коломенского (1879), апостола Сибири и Америки, говорится, как «благодаря оспопрививанию была открыта возможность для распространения христианской веры на отдаленной окраине Российской Империи — Аляске».