logo
Статья
  1. Война с историей
  2. Война за обездоленных
«Рассерженные горожане» должны отказаться от собственного народа, от своей истории и променять все на материальное благополучие

Война за обездоленных — 4

На прошедших в Венесуэле 14 апреля президентских выборах победил Николас Мадуро. Небольшой перевес в голосах — Мадуро опередил кандидата от оппозиции Энрике Каприлеса всего на 1,5 процента — позволил оппозиции заявить о фальсификации и потребовать пересчета голосов. Н. Мадуро согласился, хотя введенная в Венесуэле электронная система голосования подразумевает, что в случае исправности машин для голосования совершить подлог крайне сложно.

Требование пересчета голосов, как и вся предвыборная кампания Каприлеса, показывает только одно. Оппозиция намерена любым путем снести ненавистную власть чавистов. И поддерживает ее в этом средний класс или, другими словами, «рассерженные горожане». До боли знакомая картина, не правда ли?

Смена власти в Венесуэле после смерти Уго Чавеса стала удобным поводом для раскачки ситуации в стране. Сменивший Чавеса Николас Мадуро столкнулся с активным противодействием оппозиции, которая первым делом попробовала оспорить его право занимать до выборов пост президента. Поняв, что сместить Мадуро до выборов не получится, кандидат от оппозиции Энрике Каприлес начал агрессивную предвыборную кампанию.

Для начала он пустил в ход тактику, разработанную оппозицией еще в 2005 году, когда стало понятно, что без социальной программы выиграть выборы невозможно. Теперь Каприлес не просто поддерживает социальные программы, начатые при Чавесе, — он всячески подчеркивает, что поддержка неимущих — это чуть ли не главная задача оппозиционных сил. Как только Н. Мадуро заявил, что все социальные программы, осуществлявшиеся при Чавесе, будут продолжать действовать, — Каприлес поспешил уверить, что при нем социальных программ станет еще больше, и они будут проводиться эффективней.

9 апреля Мадуро, завершая предвыборную гонку, пообещал в три этапа индексировать заработную плату в стране. В ответ Каприлес заявил, что ему не нужно время, и он готов поднять зарплату немедленно: «Я увеличу зарплату всем венесуэльцам уже 15 апреля, сразу же после моей победы, без каких-либо промежуточных этапов!»

Понять, что за словами Каприлеса не стоит реальной программы действий, несложно. Например, венесуэльские медицинские программы в бедных районах до сих пор во многом осуществляются при помощи врачей с Кубы. А одно из основных требований Каприлеса — перестать кормить «дармоедов». То есть перестать доставлять на Кубу нефть по льготным ценам. Как только отношения между государствами будут переведены на коммерческую основу, власти Кубы прекратят сотрудничество в социальной сфере. Что произойдет с венесуэльскими медицинскими программами? Их продолжат местные врачи? Но они захотят получать адекватную оплату за свой труд. Как в таком случае медицинская помощь останется бесплатной, оперативной и квалифицированной? Никак.

Но сражение на социальной ниве — это только легкая разминка. Напряженность в Венесуэле уже перешла границы словесных баталий. В начале апреля в целом ряде районов страны начались перебои с электроэнергией. «Вчера вечером отключили свет в бедных районах штата Арагуа, мы отстранили от работы местного представителя энергетической компании «Корпоэлек», ведется расследование, все чиновники, которые плетут заговоры против народа, будут арестованы», — подчеркнул Мадуро. Но в итоге перебои с электричеством начались и в Каракасе. Что оппозиция прокомментировала следующим образом: «Свет отключается не потому, что кто-то ведет саботаж, а потому что те, кто стоят во главе правительства, демонстрируют неспособность решить проблемы».

Неспособность решать проблемы в своей стране — опасное обвинение в Латинской Америке. Не так давно — в июне 2012 года — в Парагвае был смещен с поста президент страны Фернандо Луго, левый политик, придерживающийся доктрины теологии освобождения. Парламент страны вынес следующее заключение: Ф. Луго должен сложить полномочия из-за неспособности контролировать ситуацию в стране, или как это было сформулировано официально, из-за «ненадлежащего исполнения своих обязанностей». Теперь временно исполняющим обязанности президента Парагвая является Федерико Франко. 3 апреля он заявил: «Это чудо, что господин Чавес исчез с лица земли, потому что он сделал много плохого для моей страны». МИД Венесуэлы не остался в долгу и ответил, что «Франко, этот человеческий и политический шлак, не может нападать на память исторического гиганта, каким остается Команданте».

Н. Мадуро, естественно, не собирался сидеть и ждать, пока его захлестнет волна обвинений в неспособности взять ситуацию в стране под контроль. Поэтому он призвал на помощь армию: «Я со всей ответственностью призываю Национальные боливарианские вооруженные силы и народ выйти на улицы, чтобы оказать сопротивление планам дестабилизации и защитить Революцию XXI века».

5 апреля важные энергетические объекты страны, нефтепроводы и линии связи были взяты под контроль военными силами. Кроме того, граница с Колумбией была временно перекрыта, что вызвало бурю возмущению у Каприлеса. С чем связана такая реакция? Тем более странная, если учесть, что в начале апреля Н. Мадуро заявил, что на Каприлеса готовится покушение. А граница с Колумбией традиционно является зоной проникновения в Венесуэлу боевиков.

В организации покушения Н. Мадуро обвинил американских политиков Роджера Норьегу и Отто Рейха. Он обратился к Бараку Обаме со словами: «Роджер Норьега и Отто Рейх, ответственные лица в Пентагоне и ЦРУ, стоят за планами устранения кандидата в президенты от правого блока, с целью спровоцировать хаос в Венесуэле». Чуть позже Мадуро заявил, что попытка физического устранения будет предпринята против него, и что в заговоре, помимо высокопоставленных лиц из США, участвуют ультра-правые силы из Сальвадора.

Тут надо сразу отметить, что для Венесуэлы, как и для Кубы, раскрытие заговора против главы государства — дело привычное. После неудачной попытки переворота в 2002 году, уже в 2004 году в Венесуэле раскрыли новый план переворота. Под следствием оказались, в частности, нынешний кандидат от оппозиции, а в то время глава муниципалитета Каракаса, Э. Каприлес, 80 боевиков из Колумбии и бывший президент страны Карлос Андрес Перес.

Интересно, что Перес, отрицая своя причастность к заговору, заявил, что «Чавеса необходимо отстранить от власти, пусть даже с применением силы и несмотря на возможные жертвы». Нетривиальное заявление для политика, пусть и отошедшего от власти.

Что же произошло на этот раз?

Заявление Н. Мадуро о том, что к заговору причастны Отто Рейх, Роджер Норьега и ультра-правые силы из Сальвадора вызвало в Латинской Америке бурную реакцию. Президент Сальвадора Маурисио Фунес заявил, что его страна инициирует расследование в связи с заявлением венесуэльских властей, и подчеркнул, что это далеко не первый случай, когда граждане Сальвадора оказываются замешаны в террористической деятельности.

Но главной сенсацией, конечно, стало упоминание Отто Рейха и Роджера Норьеги — высокопоставленных государственных чиновников, работавших в правительстве Рональда Рейгана, Джорджа Буша-старшего и Джорджа Буша-младшего.

В марте 2002 года (то есть за месяц до государственного переворота в Венесуэле, совершенного в апреле 2002 года) Отто Рейх был назначен Джорджем Бушем-младшим на пост помощника государственного секретаря по Латинской Америке. Некоторые политики и аналитики считают, что Рейх участвовал в подготовке апрельского переворота против Уго Чавеса. В частности, известно, что он встречался в Вашингтоне практически со всеми основными венесуэльскими участниками этих событий. После того, как военные вместе с главой Ассоциации предпринимателей Венесуэлы Педро Кармоной установили диктатуру, Рейх немедленно провозгласил полную поддержку заговорщиков со стороны США.

Но О. Рейха близко узнали в Венесуэле задолго до 2002 года. Он родился на Кубе, в 1960 году уехал с родителями в США. В 1973 году получил степень магистра искусств в Джорджтаунском университете, известном тесными связями с ЦРУ. Одно время он работал в Майами, и его главной жизненной и политической установкой является ненависть к Фиделю Кастро и кубинской революции.

С начала 1980-х годов политическая деятельность Рейха была связана с борьбой с пришедшим к власти в Никарагуа левым правительством сандинистов. С 1981 по 1983 год он был директором департамента по Латинской Америке Агентства США по международному развитию (ЮСАИД), которое в то время активно поддерживало ультраправые силы в Центральной и Южной Америке.

Рейх принимал непосредственное участие в операции, которую осуществлял американский подполковник Оливер Норт против Никарагуа. Задачей Рейха было повлиять на мировое общественное мнение. С его помощью сандинисты были представлены как кровожадные бандиты, мечтающие развязать войну с Соединенными Штатами. В отчете Генерального бюро по бухгалтерскому учету конгресса США сказано, что Рейх «использовал бюджет на цели пропаганды в пользу никарагуанских «контрас» и чтобы собирать фонды на покупку оружия для антисандинистов».

После того, как операция О. Норта вскрылась, а именно выяснилось, что ЦРУ через подставные фирмы поставляет оружие в Иран и на полученные деньги финансирует никарагуанских «контрас», О. Рейх был назначен послом в Венесуэлу. В рамках парламентского расследования по делу «Иран-контрас» были допрошены американские политики: Джон Болтон, Джон Негропонте и другие. А также печально знаменитый Роджер Норьега, являющийся, как и О. Рейх, особо яростным противником и левого латиноамериканского поворота вообще, и лично Фиделя Кастро.

В Венесуэле О. Рейх занимал должность посла с 1986 по 1989 год и «прославился» тем, что смог добиться освобождения Орландо Боша, кубинского эмигранта-террориста, посаженного в тюрьму в Венесуэле за взрыв кубинского самолета, в котором погибло 73 человека.

Появление в 2013 году на политической сцене таких корифеев американской грязной дипломатии, как О. Рейх и Р. Норьега, многое обещает для латиноамериканских левых сил. Чтобы лучше понять всю степень ненависти к социализму, а также манеру действий ультраправых сил в Центральной и Южной Америке, стоит перечислить ряд событий, происходивших в Сальвадоре.

В конце 70-х годов в стране была развязана настоящая война с левыми политическими силами, причем расправы не избежал никто, даже служители церкви. Легендарной фигурой в Сальвадоре стал архиепископ Сан-Сальвадора Оскар Ромеро-и-Гальдамес. В июле 1978 г. он предал гласности полный список лиц, похищенных и подвергнутых пыткам в Сальвадоре с декабря 1977 по июль 1978 года. Оказалось, что в стране было похищено 715 человек, из которых 590 подверглись зверским пыткам, двое были убиты, а 21 человек пропал без вести.

Оскар Ромеро ссылками на церковные авторитеты обосновал право народа на восстание против власти, нарушающей божественный и человеческий законы. И стал главным врагом ультраправых организаций. 23 марта 1980 года архиепископ был убит выстрелом из снайперской винтовки прямо во время воскресной проповеди. И это только один из небольших эпизодов войны «контрас» с левыми правительствами при поддержке Соединенных Штатов. Но все же главная опасность, с которой сталкивается правительство Н. Мадуро, идет не извне.

Даже сами венесуэльские оппозиционеры признают, что причиной их отстранения от власти стала беспринципная политика местной олигархии. Так, бывший член совета директоров нефтяной компании PDVSA Эдди Рамирес признает: «У нас на совести — один общий грех. Мы забыли про людей из трущоб. Когда государственные школы испортились лет 20 назад, мы забрали оттуда детей и отдали их в частные. Когда испортились больницы, мы записались в частные клиники. Когда в городе стало опасно, мы натянули проволоку под током вокруг домов и наняли охрану. Теперь страной правит Уго Чавес. При нем средний класс ни на минуту не может забыть, как раньше, что кроме нас есть целая страна».

Это важное признание. Вопрос о венесуэльском среднем классе, о горожанах, большая часть которых поддерживает в настоящий момент Э. Каприлеса, — один из самых острых и больных. Вот что написала о среднем классе Мерседес Отеро де Лопес, композитор, жена Франсиско Мьереса, бывшего венесуэльского посла в России: «Мы все задаем себе вопрос — что случилось с венесуэльским средним классом? Это тема антропологов и социальных психологов. Какой-то поток захлестнул столько мыслящих людей, которые чувствуют себя обиженными, перееханными историей, изнасилованными ею. Я пытаюсь понять, что их так оскорбило, почему они чувствуют себя настолько униженными. Они, вчерашние левые, симпатизанты Кубы и СССР, просто либералы, которые стали сейчас бешеными антикоммунистами, проянки, антилатиноамериканцами, уверившимися в том, что все, что пахнет коммунизмом, пожирает детей... Неужели дело в том, что президентом стал человек из глухой провинции, говорящий на языке крестьян, лишенный изысканных манер?... Где был раньше их социальный расизм? Как могли столько времени скрываться эти запасы фашизма в нашем среднем классе?»

Вам это ничего не напоминает? Наши либералы ведь тоже уверовали, что «все, что пахнет коммунизмом, пожирает детей…». И тоже говорят с народом исключительно на языке ненависти. И без этой ненависти происки янки бессильны. «Рассерженные горожане» должны отказаться от собственного народа, от своей истории и променять все на материальное благополучие. Хрупкое благополучие, купленное ценой предательства и целиком зависящее от благосклонности империи.