Во время Второй мировой войны Туркул уже откровенно принял сторону нацистов

Второе пришествие «исшедших» — 3

Завершая тему генерала-власовца А. Туркула, чье имя недавно появилось на памятнике в Новороссийске, рассмотрим подробнее его сотрудничество с врагами России — в том числе с фашистами.

Характерно, что еще во время Гражданской войны в России вопрос об оккупации его страны немцами и Антантой ничуть не смущал белого «патриота» Туркула. Если генерал А. Деникин сильно сомневался в этичности расчистки белыми пути для немецких оккупантов, то у Туркула сомнений не было: немцы-де «отдали русским добровольцам воинскую честь», заявлял он. И вопрос о том, что немцы сделали это, очевидным образом стремясь расчленить Россию и поживиться ее территорией, Туркула ничуть не смущал.

Оказавшись в эмиграции в Болгарии, осенью 1923 года Туркул по главе отряда русских эмигрантов помогает профашистскому правительству А. Цанкова подавить коммунистическое восстание.

В 1931 году Туркул переезжает в Париж, где пишет свои воспоминания «Дроздовцы в огне». В журнальном варианте во Франции эти воспоминания начинают публиковаться в памятный 1933 год прихода Гитлера к власти. При этом некоторые элементы расовой теории нацистов, как уже упоминалось, очевидным образом присутствуют в данном опусе Туркула. Например:

«Мы, белогвардейцы, были последними представителями российской нации, взявшимися за винтовку ради чести и свободы России, молодым русским отбором, вышедшим из войны и революции... В Белой армии были настоящие люди, настоящие души»;

«Большевики как ползли тогда, так ползут и теперь — на черни, на бессмысленной громаде двуногих. А мы, белые, против человеческой икры, против ползучего безличного Числа всегда выставляли живую человеческую грудь, живое вдохновение, отдельные человеческие личности»;

«У красных — Число там серое, валом валящее Всех Давишь, у нас — отдельные люди, отдельные смельчаки. Число никогда не было за нас. За нас всегда было качество, единицы, личности, отдельные герои».

То есть Туркул весьма характерным образом делит людей на чернь, «человеческую икру», «число» — и на благородное меньшинство, «личностей», «героев». Так же делили людей на «высших избранных» и «массу нелюдей» все современные ему фашисты.

В Париже Туркул принимает участие в деятельности эмигрантского «Русского общевоинского союза» (РОВС), требуя активизации его работы против СССР.

Наконец, не добившись от РОВС достаточной, по его мнению, степени этой активизации, в 1936 году Туркул создает собственную организацию — «Русский национальный союз участников войны» (РНСУВ). Своей главной задачей РНСУВ называл «политическую подготовку к деятельности в России». И с того же 1936 года Туркул переходит к практическим шагам по подготовке этой деятельности — начинает активное сотрудничество с немецкими и японскими спецслужбами в деле отбора, тренировки и переброски в Россию русских добровольцев из числа эмигрантов для «борьбы с большевизмом и советской властью».

К концу 30-х годов деятельность РНСУВ расширяется, ее отделы существуют уже во Франции, Бельгии, Чехословакии, Югославии, Греции, Албании, Аргентине и Уругвае.

В 1937 году Туркул выступает на собрании РНСУВ с характерной программной речью: «Мировые события приближаются. Во всех странах идет соединение сил: одних — во имя утверждения и расцвета Нации, других — не органических, а революционных — во имя утверждения марксистской доктрины и коммунистического террора «интернационала». Столкновение этих двух сил неизбежно. Русский народ, порабощенный коммунистической властию «интернационала», неминуемо будет вовлечен в это столкновение, но не во имя России, а во имя спасения советской власти и порабощения ею других народов. Что же делать нам, Русским Воинам, в эти грозные часы?.. Мы, русские солдаты, против советской власти». Таким образом, приближение столкновения идей «расцвета Нации» (то есть нацизма) и коммунизма Туркул осознавал вполне четко. И — вполне сознательно вставал на сторону первых.

Во время Второй мировой войны Туркул уже откровенно принял сторону нацистов.

Сперва он завербовался сотрудником подразделения германского Абвера — «Абверштелле» (органа разведки и контрразведки Вермахта), ведшего разведывательную деятельность против СССР и находившегося под личным контролем шефа СС Генриха Гиммлера.

А к 1944 году, то есть к моменту, когда уже даже для самого наивного русского эмигранта стало очевидно, что нацисты пришли в Россию не «освобождать», а истреблять ее народы, Туркул заинтересовывается движением генерала-коллаборациониста А. Власова...

14 ноября 1944 года в Праге официально провозглашается программа власовского антибольшевистского центра «Комитета освобождения народов России» (КОНР) — программа, подготовленная с личного одобрения Гиммлера. В «Пражском Манифесте» (Прага была выбрана Власовым как «древнеславянский» город) заявлялось о необходимости «освобождения народов России от большевизма», продолжения дела Февральской революции 1917 года, «освободившей»-де в свое время русских (добавим, что, с точки зрения немцев, «освобождение» в феврале России от империи было явным благом), и провозглашения «почетного мира» с Германией Адольфа Гитлера.

Туркул вступает во власовские Вооруженные силы «Комитета освобождения народов России» (ВС КОНР) и начинает формирование в рамках этой армии Отдельного корпуса в австрийском Зальцбурге. В корпус привлекались дроздовцы, члены РНСУВ и другие «белые». В итоге во включивший в себя пять тысяч человек Отдельный корпус Туркула входили: отдельный полк полковника Кржижановского, полк СС (!)«Варяг» гауптштурмфюрера СС (!) М. А. Семенова и отдельный казачий полк генерал-майора ВС КОНР С. К. Бородина. Предателей, желавших на исходе 1944 года послужить немцам, оказалось не так уж много, поэтому в марте 1945 года Туркул был вынужден создать вместо корпуса бригаду.

При вступлении армии США в Зальцбург Туркул распустил свою бригаду. Он был поначалу задержан американцами, но вскоре отпущен.

В 1950 году в Мюнхене Туркул становится одним из создателей «Комитета объединенных власовцев» (КОВ). Он координирует подрывную работу этого комитета против советской власти (явно, как и в случае других эмигрантских организаций, осуществлявшуюся не без поддержки ЦРУ и европейских спецслужб). До самой своей смерти Туркул возглавляет в «Комитете объединенных власовцев» «Военное управление Российского Освободительного Движения».

С конца 1952 года Туркул издает также власовский журнал «Доброволец», являющийся органом связи кадров РОА. Именно Туркул держит связь с власовскими кадрами, разбросанными по всему миру.

Вот характерное публичное заявление Туркула тех лет, сделанное им на встрече власовцев 5 ноября 1950 года в Мюнхене и опубликованное в первом номере за тот же год эмигрантской газеты «Воля народа»: «Но особенно проявились антибольшевицкие настроения народов России во время последней войны... Большой русский патриот, человек необычайной силы воли, обладавший, как никто, качествами вождя, генерал Андрей Андреевич Власов приступил тогда со своими подвижниками к организации Российского Освободительного Движения, Русской Освободительной Армии — РОА. Политической платформой Российского Освободительного Движения стал Манифест Комитета Освобождения Народов России (КОНР)... Мы твердо знаем, что дело, начатое ген. Власовым, дело священной борьбы за освобождение народов России от коммунистического ига, не погибло... Перед лицом грядущих грозных событий мы, власовцы, должны крепить свои ряды... С чувством глубокой скорби, но и национальной гордости прошу почтить молитвенным вставанием священную для всех россиян-антибольшевиков память наших вождей — генералов Алексеева, Корнилова, адмирала Колчака, генералов Деникина, Каледина, Юденича, Миллера, Дроздовского, Маркова, Кутепова, Каппеля, Власова, Краснова, Трухина и Малышкина, всех воинов Белого и Власовского движений...». Напомним, что Ф. Трухин и В. Малышкин являлись ближайшими сподвижниками Власова в деле служения немцам, а генерал П. Краснов, возглавив пошедших в услужение Гитлеру казаков, в 1943 году получил от немцев пост начальника «Главного управления казачьих войск Имперского Министерства Восточных оккупированных территорий Германии».

Закончился путь Туркула в 1957 году в Мюнхене. Один из его соратников А. П. Гордеев-Архипов опубликовал в нью-йоркском эмигрантском издании «Русская жизнь» следующий некролог: «Белый генерал-власовец». И, зная покойного, я уверен, что этот эпитет был бы для него так же дорогим и близким... И, склоняя голову перед его светлой памятью, я, бывший белый офицер (марковец) и бывший власовец (ком. 2-го полка 1-й див. РОА), я думаю, что выражу общее мнение власовцев, если скажу, что жертвенное служение власовскому делу генерала Туркула должно нам послужить примером в дальнейшей нашей деятельности». Таким образом, прослужившего всю жизнь фашистской идее Туркула закономерно и почтили после его смерти как власовца.

Памятник «Исход», установленный сегодня в Новороссийске, преступным образом увековечивает имя идейного фашиста, участвовавшего в Великой Отечественной войне на стороне нацистов. Понимают ли чиновники из администрации города-героя Новороссийска, что увековечивание памяти и восхваление пособников нацистов есть смертельно опасная игра с историей — игра, пагубные последствия которой сегодня уже отчетливо видны на Украине?

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER