26
мая
2016
Никита Ганев / Газета «Суть времени» /

Болезнь роста китайской экономики

Юрий Бялый в своей статье «Экономическая война Китая» обсуждает несколько тем, касающихся китайской экономики, которые можно озаглавить «Болезнь роста».

Многие страны, так или иначе, проходили через болезни роста с большим или меньшим успехом, и Китай здесь не исключение. Однако у нынешней эпохи есть существенные отличия, такие, как глобализация, а главное, регрессивность многих стран. Уже нет восходящего капитализма с его буржуазным просвещением и «свободой, равенством и братством», есть нечто другое. Пресса же обсуждает всё что угодно, только не это.

Не обсуждают это по следующим причинам.

— Китай — мотор мировой экономики, и его замедление повредит всем, включая США. Не стоит питать иллюзий: если рухнет Китай — плохо будет всем.

— Отсутствие альтернативы для мировой экономики. Неясно, как и кто может заменить Китай на мировых рынках. Если Индия станет «вторым Китаем», кто за это будет платить? Кого выбросят с мировых рынков, то есть «пустят под нож» для того, чтобы Индия заняла его место? Об этом пока говорить никто не хочет.

— Пропагандистская война, которая нацелена на разрушение имиджа Китая (прежде всего, на обрушение его фондового рынка). Она закрывает собой все глубинные темы, связанные с Китаем.

— Языковый барьер. 95 % информации о Китае выходит на китайском языке. Переводится далеко не все, а читающих на китайском экспертов не так уж много. Соответственно, данных о том, что в действительности происходит в Китае, недостаточно.

Думаю, что главные проблемы Китая лежат в другой плоскости.

Представляется, что китайская экономическая модель себя исчерпала. Автором этой модели был Дэн Сяопин, а он, выбирая новый курс для страны, решал совсем не экономические задачи. Его решения были политическими. Он думал о будущем реванше Китая, в том числе за опиумные войны. Возможно, это мое мнение ошибочно, но вся политика Китая после прихода Дэна была ориентирована на занятие «своего, не хуже других, места за мировым столом».

Но времена изменились. Китай, действуя экономическими методами, занял очень важное место за мировым столом. Однако оказалось, что решением только экономических проблем нельзя удержать государство. Социально-государственной системе нужна цель, а «общество средней зажиточности» этой целью быть не может.

СССР, Япония, Корея — все, вплоть до маленького Сингапура, как говорят англичане, «Face this problem» (столкнулись с этой проблемой). Результаты разные, но успешного решения пока не нашел никто. Во всех этих случаях пришедший к власти субъект фактически создает олигархическое государство, которое начинает ущемлять трудящихся и создавать себе сословные привилегии, — будь то РФ, Япония, США или Китай.

Именно этот процесс мы наблюдаем в Китае. Теперь идеал трудящихся — американский средний класс, идеал бизнеса и партии — капиталист, хозяин заводов, газет, пароходов. А значит, проблемы Китая — вовсе не экономические, а идеологические.

В Китае идет 13-я пятилетка. На 13-й пятилетке рухнул СССР. Властные круги в Китае с ужасом видят похожие тенденции, включая обсуждение «бессмысленности и устарелости» коммунизма. Всё как в СССР: замыленная партийная история, отсутствие языка борьбы и самой борьбы, отсутствие «джихада духа» (термин С. Е. Кургиняна). Именно это создает главные проблемы Китая, и в том числе китайской экономики. Именно это — главная, но практически не обсуждаемая тема.

Нужно понять, что уязвимость Китая — в отсутствии альтернативы капитализму. Его «Новый шелковый путь» — это не что иное, как оттяжка времени для поиска решений. Иначе — крах.

Россия тоже находится на стратегическом перепутье. Что же мы будем строить? Зачем нашему народу терпеть лишения и невзгоды?

Если мы сможем ответить на эти вопросы, Китай (и не только Китай) сможет пойти нашим путем, как это уже происходило раньше...

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 179