logo
ИА Красная Весна /

О живучести фашизма

Статья Веры Родионовой о трансформации фашизма и его сокрытии под псевдодемократическую маску в Испании, при сохранении фашистами своей отвратительной деятельности в сфере детства, крайне интересна детальным описанием специфики, которая у нас в стране мало кому известна. Однако меня впечатлили не столько подробности построения и проращивания в недра «демократического общества» антисемейной сети, сколько снова появившаяся в описании фашистских структур черта, которую уже не раз встречаю в наших материалах о многоликости фашизма.

Сергей Ервандович в своих выступлениях неоднократно упоминал, что вся отвратительность фашизма не должна помешать отдать нацистским структурам должное — в момент своего военного и государственного краха, когда советские солдаты поднимали знамя Победы над рейхстагом, немалая часть настоящих организаторов и идеологов Черного ордена оказалась достаточно сплоченной и объединенной своими черными идеями, чтобы организованно отступить и «залечь на дно», сохранив немалую часть возможностей. И, что еще важнее, — взглядов и убеждений. Да, нацисты проиграли. Но они и смогли сделать выводы, и проявили недюжинные таланты, и продемонстрировали готовность держаться друг за друга (очень не хочется по их поводу использовать слова «товарищество» и «коллективность»). И мы, и весь мир пожинаем плоды этих свойств фашизма.

И испанское общество, как прекрасно продемонстрировано в статье, пожинает эти плоды уже десятилетиями, несмотря на фальшивые «примирения» и «демократизации». Враг оказался хитер, коварен и способен как на постановку стратегических целей, так и на сохранение своих структур на столь длительные промежутки времени, чтобы эти цели продолжать реализовывать. Даже при кажущемся внешнем «отступлении», как в Испании.

И абсолютно то же самое, что и с нацистами Германии, можно сказать про бандеровскую нечисть — уж как они проиграли! Как их потом пытались додавить до конца! Но ведь не додавили, они сбежали, рассеялись и попрятались, но окончательно не растворились и, прождав десятилетиями своего шанса, теперь дождались его и пытаются реализовать.

Трудно не задаться вопросом: а как же мы, сторонники коммунистических взглядов? Те, кто по определению должен строить более сплоченные структуры, попросту следуя своему мировоззрению и своей модели человека.

Где аналогичные по накаленности и организованности красные структуры, притом, что «декоммунизация», несмотря на многие сходные черты, всё же совсем не денацификация. Почему не было аналогично (по качеству, не по форме) организованного отступления в 1991 году?

Почему оказывается, что фашисты сплошь и рядом куда более коллективны, чем те, кто обязан вкладывать в коллектив буквально священное значение?

Мне кажется, дело в проработке вопроса интеграции природного и культурного начал в человеке. Сергей Ервандович сказал, что фашизм — это когда интеграция этих неотъемлемых слагаемых личности происходит со стороны природного, и культурное целиком туда вливается, а при коммунизме, соответственно, должно быть наоборот. И если со стороны фашизма эту задачу интеграции очень активно решали и, надо признать, решили, то вот насчет интеграции через культуру — когда именно культура и человечность, ею задаваемая, становятся основой личности — к сожалению, коммунисты прошлого проработать действительно должным образом не сумели и не успели. А потому мир просто пока еще не видел в достаточном количестве настоящих коммунистов. Вот фашистов, к сожалению, уже видел (и можно было бы сказать — «насмотрелся», если бы эта зараза не была столь цепкой и не возвращалась бы из своего подполья сейчас).

Даже большевики, несмотря на их историческую роль и великие заслуги — были в большей степени социалистами, нежели коммунистами в том высоком смысле, который закладывал в этот термин Маркс.

И если так — получается, что коммунизм как взгляд на человека более верен и эффективен, поскольку даже не доведенная до нужного состояния эта идеология победила фашизм в прямом столкновении. Притом что последний был уже куда больше проработан и больше того — во всех людях природного очень много, даже если уровень их культуры невысок. Но расслабляться и рассматривать фашизм как примитивную систему взглядов ни в коем случае нельзя: и оформляющаяся вокруг нас реальность, и множество примеров, и, наконец, статья Веры Родионовой, демонстрируют, насколько фашизм живуч, опасен и как много надо еще сделать, чтобы настоящий, проработанный коммунизм смог воевать с этой пакостью на требуемом уровне сложности.