logo
ИА Красная Весна /

Расплата за политическое невежество

undefined

Начать хочу с цитаты, которую прочел в статье: «Человек, желания которого носят потребительский характер, не может отстоять ни Родину, ни дарованную ему, пусть и ущербную социальную справедливость». Специфика современности в том, что опускание человека до уровня потребительских желаний, вокруг которых строится вся жизнь, происходит плавно, методично и незаметно для большинства населения не только России, но и всего мира. Ежедневный, ежечасный информационный прессинг со стороны СМИ и других информационных ресурсов формирует новые нормы и ценности в повседневной жизни людей. Для стран СНГ с русскоязычным населением Россия является основным поставщиком информации и идеологии, тем вектором, который задает курс для движения и развития.

На постсоветском пространстве одной из таких стран является Приднестровье, своеобразный осколок России как по историческому своему наследию, так и по духу, который присутствует на этой земле. Чем интересна эта небольшая республика, так это тем, что здесь за счет своего рода «законсервированности» и компактности очень удобно прослеживать социальные, культурные, политические и др. изменения, которые происходят со всем обществом на постсоветском пространстве, включая Россию. Помимо всего, особенная черта этого региона заключается в том, что в ПМР отставание от российского «мейнстрима» составляет несколько лет.

Приднестровье образовалось в результате всенародного противостояния левобережной части Молдавской ССР русофобской политике официального Кишинева. Ситуацию в Молдавии раскачивали по схеме, похожей на ситуацию в Донбассе: закон о языках, провокации с фашистско-националистической окраской против русскоязычного населения. Особенность состояла в том, что ядро, вокруг которого образовался очаг сопротивления, было сформировано не по национальному признаку, а на союзе трудящихся, на основе трудовых коллективов этого региона (сопротивление возглавил ОСТК — Объединенный совет трудовых коллективов). В эти коллективы входили люди всех национальностей будущей республики.

При поддержке России и организованном сопротивлении созданного ополчения силовой вариант «урегулирования» конфликта — полное подавление Тирасполя со стороны Кишинева — провалился. По факту была создана независимая от Молдовы республика Приднестровье, хотя и не признанная международным сообществом. Формировать государственность взялись все те же промышленники, директора, инженеры, которые на практике умели увязывать производство и «социалку», — люди, умеющие создавать и строить. Отстояв право на жизнь, руководство молодой республики с головой погрузилось в строительство государственности.

Это было делом незнакомым и непростым. Обрыв большинства связей с молдавским и советским «центрами» больно бил по производству и всему народному хозяйству, особенность жизни 1990-х проявлялась в полной мере. Хозяйство и организация жизни выстраивалась с позиции, что вот-вот это недоразумение пройдет, Москва вернет свое влияние, страна снова вернется в свои границы. Чтобы быть готовыми к этому, в Приднестровье долгое время сохраняли советские стандарты во всех сферах: в образовании, медицине, социальной поддержке и, самое главное, — в мировоззрении. Все время шла синхронизация всей жизни общества с русским «материком».

В Приднестровье ждали и смотрели на Москву, надеялись, что придет ответ на вопрос: как жить дальше? Время шло, ответа не поступало, и регион принял современные правила российской игры: началась эпоха криминального капитализма. В ходе внутреннего противостояния выделилось несколько групп: власть в лице президентской группы, криминальные авторитеты и группа бывших и действующих силовиков, активно участвующих в освоении рынка.

Итогом этой борьбы стала полная ликвидация всех криминальных авторитетов, создание силовиками (в основном из милиции) холдинга «Шериф» и укрепление лояльной к «Шерифу» группы президента Смирнова (их интересы мало где пересекались). В итоге холдинг «Шериф» овладел рынками табачной, спиртовой продукции, а также ГСМ, нефтебазами, хлебокомбинатами, телекоммуникационными предприятиями, предприятиями виноконьячной продукции, текстильной промышленности, занял сферу банковских услуг и многое другое. Особенностью управления внутри «Шерифа» стали жесткая дисциплина, система штрафов за небольшие провинности, тотальный контроль персонала. Всё это осуществляет внутренняя служба безопасности с очень широкими полномочиями.

В 2000 году холдингом было создано политическое движение, в 2006 году оформившееся в партию «Обновление» с председателем Евгением Шевчуком. Необходимо сделать оговорку, что Шевчук начинал карьеру в ОБЭП МВД, ушел со службы с поста начальника Отдела налоговой службы города Тирасполя и тут же в 1998 году принят на работу в ООО «Шериф» на должность замдиректора. На выборах в Верховный Совет 2005 года одним из методов привлечения голосов была акция по раздаче «гуманитарной помощи» в виде пайка для пенсионеров и социально уязвимых групп граждан. Это позволило «обновленцам» получить большинство мест в Верховном Совете и выбрать его председателем Е. Шевчука.

В 2009 году партия «Обновление» делает первые попытки взять власть в свои руки и ослабить власть президента Смирнова путем ограничения его полномочий и полномочий его команды. В ходе политической борьбы Смирнов выходит победителем, но идет на некоторые уступки. В свою очередь, Шевчук покидает свой пост, а через год оказывается смещен и с поста председателя партии «Обновление».

Во время формирования государственности и оформления бизнес-структуры «Шерифа» велась достаточно сильная социальная политика, несмотря на огромный дефицит бюджета. Большую финансовую поддержку этой политике, конечно, оказывала Россия. Кроме того, одним из распространенных методов решения экономических проблем у населения стала трудовая миграция, причем большинство трудовых мигрантов уезжали в Россию. За счет притока денег мигрантов уровень жизни населения повышался, начал развиваться мелкий бизнес, который в подавляющем большинстве работал «в серую». Произошел переход населения из состояния выживания в состояние минимальной комфортной жизни. Повышались пенсии, пособия, выплаты бюджетникам.

Так как во время разрухи 90-х большинство предприятий погибло, основным источником работы внутри республики стал холдинг «Шериф» или бюджетные организации, включая различные силовые ведомства и министерства. Из-за дефицита работы люди соглашаются работать на «Шерифа» и терпеть всю суровость организации труда и унижения от работодателя.

В результате за первые 10 лет у власти остались фигуры, быстро адаптировавшиеся к новым условиям «рыночной» экономики, от управления республикой были отодвинуты представители Советов трудовых коллективов и других общественных объединений, которые участвовали в создании Приднестровья. А в период второго десятилетия к власти пришла молодежь, которая полностью впитала в себя все рыночные законы ведения хозяйства. Феномен Приднестровья заключается в том, что на базе капиталистической системы осталась советская надстройка в виде сильной социальной политики.

С одной стороны, сильную «социалку» ликвидировать нельзя в условиях блокады и выборной власти, а с другой стороны, она сыграла злую шутку с населением. По факту получилось сохранить в сознании избирателей позднесоветское понятие «государство нам должно», что привело за 10–15 лет к полной потере большинством способности сопротивляться каким-либо политическим процессам, не говоря о способности их оценивать. Народ, который некогда смог сплотиться и дать отпор националистической фашистской гидре, пал жертвой в борьбе за бытовое благополучие.

Первым последствием полного политического безволия граждан ПМР были президентские выборы 2011 года, когда с большим отрывом победил Евгений Шевчук с лозунгом «Порядок будет!». Справедливости ради, нужно отметить, что он сдержал свое слово, первым делом взялся за профессионально близкое ему по духу — за налоги. За короткое время он вывел из тени весь «серый» бизнес, в результате тысячи предпринимателей сдали свои патенты. Не постеснялся новый президент развязать политическую и экономическую войну с бывшими коллегами — холдингом «Шериф», что привело к длительному политическому кризису.

Параллельно с этим на Украине пришла к власти фашистская хунта. И Приднестровью устроили блокаду уже не только со стороны Молдовы, но и со стороны Украины. В связи с кризисом и обвалом курса рубля в России временно прекратились российские социальные выплаты, что население республики поставило в вину лично президенту Шевчуку. Население обвинило президента в желании лично обогатиться за счет воровства соцвыплат. В результате рейтинг Шевчука резко упал, что и показали следующие президентские выборы 2016 года.

Эти выборы обнаружили полное отсутствие инстинкта самосохранения у населения республики. На выборах победил открытый представитель ООО «Шериф» Вадим Красносельский. В одном из первых заявлений нового президента было сказано, что приоритетом будет реализация социальных программ и развитие рыночной экономики. Конечно, хотелось бы верить в эти слова, но история нам говорит об обратном: нет ни одного государства, которое олигархия привела бы к процветанию. По факту на сегодняшний день мы имеем всю полноту власти у коммерческой структуры, которая на протяжении десятилетий в прямом смысле слова выжимает из граждан всё до последней капли. На мой взгляд, только чудо способно спасти население от исторической расплаты за политическое невежество.

В завершение я снова хочу обратиться к той цитате, с которой начал: «...человек, желания которого носят потребительский характер, не может отстоять ни Родину, ни дарованную ему, пусть и ущербную, социальную справедливость».