logo
Отклик

к статье «Два примитива»

Сопротивление необходимо для собственной идентичности

В статье очень четко и ярко описывается антигуманистическая суть нынешней мейнстримовской культуры России. Конечно, примитивизм, он в любом виде омерзителен. Ведь в чем заключается вред низа, пошлости и грубой культуры?

Уже достаточно хорошо известно, как примитивные стимулы типа порнографии имеют практически такое же влияние на мозг человека, как тяжелые наркотики типа героина. Мозг теряет свою комплексную структуру, теряет возможность воспринимать мир, мир, в свою очередь, становится серым и скучным. Только наркотик вообще еще в состоянии придать человеку какой-то смысл, краску и чувства. Всё остальное — просто будто не существует. И если такой процесс оформить еще и в культуре, то культура, которая раньше должна была добавлять краски миру, эти краски будет отнимать. И что же это тогда за мир будет?

И из-за этого те приведенные в статье негативные отклики разных обывателей и журналистов, с одной стороны, не могут не радовать. Раз они есть, как верно подмечено автором, есть и сопротивление, а раз так — значит такой мейнстрим еще не победил.

Но, с другой стороны, такое сопротивление — оно очень странное. Оно происходит как-то крайне неосознанно. То есть где-то в глубине и без внятно выраженного общественного субъекта. И из-за этого не воспринимается как серьезный фактор как русскими либералами, так и западным сообществом. И в этом заключается одна из принципиальных глобальных проблем. Ведь западное сообщество в целом построено именно на таком принципе — если есть какая-то реальная проблема, то сформируется субъект, который будет лоббировать решение этой проблемы. Если нет субъекта — это доказательство, что проблема несущественная.

Но одновременно с неосознанностью, оно проходит с необычайной силой. Люди готовы покинуть спектакль, даже не досмотрев его до конца! Есть интерес к литературе, к классике, к театру! И когда люди этого не получают, появляется настолько сильный протест. И это не единичные случаи, а массовые. Но как может протест быть одновременно таким неосознанным и таким сильным одновременно? Такая комбинация ведь действительно очень странная, не правда ли?

И самое поразительное — что эти квазикультурные, либеральные субъекты это очень прекрасно понимают. Понимают, что нет субъекта и что есть сильная протестная энергия. А главное — они прекрасно понимают, что смыслом «мейнстрима мировой культуры» является именно уничтожение стремления к культуре! Потому что нет сопоставимых масс, которые интересуются и культурой, и литературой, и театром, и искусством. На западе их нет! Их просто нет и нет уже давно! Они понимают, что этот «мейнстрим» вообще не может привлечь большие массы нигде, а в России собирает! Потому что любовь к культуре в России еще не убита!

Да, некоторые возразят, мол, как нет культуры на Западе? Есть и филармонии, и театры, и опера, и музеи, и многое другое! Конечно, это всё есть. Но, во-первых, молодое поколение, даже если туда и приходит, чувствует себя крайне изолированно, так как средний возраст явно крайне высокий. А, во-вторых, такой «глобальный мейнстрим» проник уже везде, так что подлинное исполнение классических произведений практически отсутствует — ведь это невыгодно. Выгодно воспроизводить искусство из популярной культуры, типа фильмов и компьютерных игр. Выгодно издеваться над классикой, потому что это соответствует определенному классу, с определенными извращениями. О смерти классики на Западе написаны целые тома. Погоня за прибылью и зависимость искусства от политической, философской конъюнктуры убили напрочь всякое подлинное содержание.

Тем самым даже те малые массы, которые и присутствуют на спектаклях и концертах, уже давно отвыкли от подлинного смысла культуры или же слишком стары, чтобы действительно стать фактором будущего.

Все это российские прогрессисты не могут не понимать. То есть получается, война против культуры ведется не только на уровне осквернения смысла классики. Она ведется еще и на уровне социальной идентичности.

Русским позарез нужен смысл в культуре (как, впрочем, и везде). И по всем правилам социальной динамики такой протест должен быть (причем давно) оформлен соответствующим субъектом, который этот протест организует, сконцентрирует и доведет до определенного результата. Так делается во всех западных странах, и такой протест восхваляется во всех западных странах. И так должны вообще-то делать подлинные деятели западной культуры.

Но наши, «русские», прогрессисты этого не только не делают. Они под видом «мировой культуры» пытаются убить любой организованный протест. Ведь все эти отсылы к «мейнстриму мировой культуры» должны запугать и устрашить обывателя. Заставить его стыдиться собственной протестной энергии. Чтобы он не стал бороться, чтобы не был сформирован тот субъект, который возьмет на себя эту мощную социальную протестную энергию. Легко бороться, когда все понимают, что дело — праведное. Но как может борьба против «мировой культуры» быть праведным делом, не так ли?

Это особенно актуально для русских, для которых слова «мировая культура» не потеряли содержание. Я вас уверяю, что на Западе лозунг «борьба против мировой культуры» вызовет намного меньше сомнений, чем у русских.

Но мне важно сказать именно следующее: это никакая не мировая культура! На Западе ее почти никто не воспринимает — все министерства культуры обеспокоены тем, что театры и концертные залы пустуют, а молодых людей там практически не видно. Это культура маленькой кучки людей, которые прислуживают определенной экономической и политической конъюнктуре.

Но даже и не это главное. Вы, русские, должны понять просто, насколько на Западе все страдают от этой бессмыслицы. Да, мало кто это понимает. И слишком многие это даже и понимать не хотят. Но страдают! Страдают, и всё. И как только в каком-то современном нестандартном фильме или произведении литературы найдется хотя бы какая-то подлинность, какая-то искра смысла, то это сразу же возносится на все пьедесталы. Потому что надоел уже всем этот постмодернизм. Но нет понимания, что есть что-то другое в этом мире, есть культура со смыслом, есть возможность возвышения человечества — такого понимания нет на Западе! А в России есть! Россия смогла сберечь не только высокую философию, высокую культуру. Она смогла сберечь интерес к ней.

У меня уже давно сложилось впечатление, что если русский народ действительно поймет, что его особый взгляд на жизнь важен, и не будет от него шарахаться, а начнет его воспринимать так, как свой дух воспринимают англичане, французы, немцы, — то никакие прогрессисты, антигуманисты или фашисты вас не остановят. Ну так вот, знайте, этого требует не только элементарное самоуважение. Это требует весь мир.