logo
ИА Красная Весна /

«Тайна теологии есть антропология»

В этой статье Сергей Кургинян отвечает на вопрос, почему Иосиф Бродский использует слово «обычно», а не слово «всегда» в строках «Обычно тот, кто плюет на Бога, плюет сначала на человека». Употребление слова «всегда» расходилось бы с реальностью, в которой всем здравомыслящим людям было ясно, что большевики, отрицающие Бога, вовсе не плевали на человека.

Мне хотелось бы разобрать, почему вообще появилась связь между плевком на Бога и плевком на человека, а также условия, при которых эта связь исключена. Я приведу тезис Людвига Фейербаха, который он положил в основу своей работы «Сущность христианства»: «Тайна теологии есть тайна антропологии». Фейербах, не претендуя на открытие и указывая, что теология давно сделалась антропологией, показывает тождество в христианстве Бога и человека и невозможность поклонения такому Богу, который не является одновременно и человеком. В доказательство этого тезиса Фейербах, опираясь на чувственность человека, рассматривает классическое христианство древних времен, утверждая его человеческую сущность и отрицая его сверхъестественную сущность, которая, на поверку, оказывается тоже своеобразной сущностью человека. Фейербах утверждает, что вера в Бога есть вера человека в самого себя, в том числе и в истинность своей фантазии. Маркс критиковал Фейербаха за то, что тот рассматривает человеческую сущность узко, не учитывая социальность человека, и поэтому не может представить религиозное чувство как результат социальной деятельности. Однако, на мой взгляд, эта критика не подрывает, а только дополняет выведенное Фейербахом тождество между Богом и человеком.

С принятием данного тождества отрицание Бога означает, на первый взгляд, неминуемое отрицание человека. Это верно всегда, за исключением случая, когда отрицание Бога не просто устраняет Бога, а заменяет чувственную веру в Бога верой в человека без посредника в качестве Бога, то есть за исключением сознательного возвышения человека до божественного уровня. При этой замене пассивная вера имеет все шансы стать активной деятельностью, тем самым преодолевая рамки религиозного мировоззрения и воплощая принцип Маркса: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его».

Отрицание Бога при социализме исключало плевок на человека именно потому, что человек ставился на место Бога. Человек становился свободным нравственным существом, ответственным за происходящее, самостоятельно различающим добро и зло, самостоятельно творящим свою жизнь. Отрицая Бога, большевики предлагали идею развития человека, которая была ничем не хуже идеи Бога. Церкви не бесследно уничтожали, их заменяли на клубы. И, хоть Ленин и осуждал богостроительство, не случайно Константин Мельник, считавший борьбу с коммунизмом своим крестовым походом, называл новый социальный строй, который создавали большевики, новой религией.

В любом случае необходимо отметить, что вопрос «плевка на Бога», о котором любят рассуждать антисоветчики и о котором говорит Иосиф Бродский, является спорным. Отрицая Бога, партия на него не плевала. Всем известно, что борьба коммунистов с религиозными предрассудками была вызвана необходимостью, во-первых, поднимать массы на творческое строительство новой жизни (чему мешала пассивность, вызванная верой, будто Бог всё устроит), а во-вторых, связью капитала с религиозной пропагандой. В Программе РКП(б) 1919 года черным по белому написано: «Партия стремится к полному разрушению связи между эксплуататорскими классами и организацией религиозной пропаганды, содействуя фактическому освобождению трудящихся масс от религиозных предрассудков и организуя самую широкую научно-просветительную и антирелигиозную пропаганду. При этом необходимо заботливо избегать всякого оскорбления чувств верующих, ведущего лишь к закреплению религиозного фанатизма». Мы видим, что «плевка на Бога», то есть оскорбления чувств верующих, прописывалось заботливо избегать. Предполагалось противодействие служителям Бога, часть из которых встала на службу эксплуататорам, тогда как, в соответствии с Евангелием, сам Христос проповедовал: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне».

В заключение хочется сделать вывод, который мне кажется очень важным. В настоящее время общество секуляризовано. Всё меньше и меньше людей нуждается в Боге для своего гармоничного существования. И всё больше и больше плевков в сторону Бога появляется в этом обществе — оскорбление чувств верующих в Европе стало нормой (достаточно вспомнить карикатуры «Шарли Эбдо»), да и у нас оно время от времени проявляется (спектакль «Тангейзер» в Новосибирске или выставка «Скульптуры, которых мы не видим» в Москве). И эти плевки вызваны вовсе не провозглашением человечности в качестве нового критерия нормы и морали, как это делали большевики. Скорее всего, это следствие торжества эгоизма и скуки, ведущих к попыткам развлекаться любой ценой (в том числе и аморальной). Эти плевки являются демонстрацией того, что случается при плевках на Бога, если при этом не ставится во главу угла человек — человек как родовое существо, четко описанное Максимом Горьким: «Не ты, не я, не они... нет! — это ты, я, они, старик, Наполеон, Магомет... в одном! Понимаешь? Это — огромно!». Наплевательское отношение к человеку сегодня проявляется во многих сферах жизни — в быту, в искусстве, в образовании. В этих условиях секуляризации единственным способом не скатиться человечеству в животное царство является возрождение веры в человека, продвигавшейся в советское время.