18
апр
2016
Юрий Вердеревский / Газета «Суть времени» №161 /

Тупик культурного охранительства

Выхода каждой новой статьи из цикла «Десоветизация живописи» Владимира Петрова ждал с нетерпением и читал с интересом. Как мало, оказывается, я знал о Серове. Очень непросто, как оказалось, найти что-то искусствоведческое или культурологическое, написанное одновременно: и популярно, и достаточно глубоко, и достоверно. В этом смысле очень нужны, подобные В. Петрову, авторы, которым можно довериться. А иначе высок риск попасть в ситуацию, в том числе описанную в цикле статей, когда вроде бы авторитетные специалисты занимаются искажением реальности до такой степени, что её и реальностью после этого назвать сложно. А в результате, даже непонятно что хуже: оставаться в неведении или получить специально сконструированное искаженное мировоззрение? Мне кажется, — уж лучше оставаться в неведении. Так что с этой точки зрения цикл статей В. Петрова — как глоток свежего воздуха.

Но помимо искусствоведческой составляющей, есть в цикле и вторая, — политическая. А вот к ней после прочтения возникли вопросы. Например, в самом начале цикла автор заявляет, что ситуация с выставкой Серова — это лишь маркер определённых негативных процессов в культуре, и что, разбираясь с выставкой, он ведет речь идёт о глобальных проблемах современного общества. С такой постановкой проблемы нельзя не согласиться, только вот по прочтению цикл в политическом смысле оставил скорее ощущение тупика и безысходности.

Так, описывая устроителей  выставки, автор пусть эскизно, но отчётливо, рисует некую, стоящую за ними, «систему». Причем не просто «систему», например бюрократическую, которая хоть и способна себя вести как паразит, но с которой можно и мириться, и даже договариваться. Нет, автор рисует образ идеологически накаленной системы, несущей в мир новые, несовместимые с существующей культурой коды, имеющей иные цели и правила функционирования. Причем систему не просто враждебную к культуре «классической», но и агрессивно пытающуюся её, ну или то, что уже от неё осталось, — искоренить.

Система существуют открыто, действует давно, а ее представители — плотно укоренены в элитах по всему миру. Система не только открыто публикует программные документы по радикальному переустройству культуры (см. например, Тросби, Д. — Экономика и культура), но и, что важнее, — достаточно успешно воплощает их в жизнь. Собственно это, на мой взгляд, и показывает разбираемая ситуация, вокруг выставки Серова. Но что на это отвечает «классическая» культура? В чем её ответ выражается? Где её «программные» документы? Где интеллектуалы, стоящие на защите “консервативных” ценностей?

В статье рассматривается конкретный пример безобразия происходящего у нас, но ведь это не только отечественная проблема. С той стороны границы, принципиально все же то же самое, а скорее ситуация там даже существенно хуже. Ну а за границей кто есть в живых на страже классических культурных ценностей? Иглтон? Хезмондалш? Славой Жижек? Кто? Но ведь и они тоже «только объясняют мир...». Да и с чьей стороны они играют на самом деле? Понимают ли они сами?

А кто, например, крупнейший издатель книг по искусствоведению и культурологии в современной России? ВШЭ? И какие в этом случае шансы на выживание даже у просто «классической» культуры, не говоря уже про советскую? Хотя можно ли в принципе что-то понять в происходящем с культурой в России, вынеся за скобки глобальную природу нашего культурного кризиса? Ведь все перечисленные в статье персоны вполне себе плотно включены в общемировой культурный «бомонд», действует в заданных им рамках, и по большому счету, — достаточно вторичны, являясь скорее исполнителями чужой воли, чем самостоятельными игроками. Только вот где, повторюсь, в этой схеме «классическая» культура? В какой микроскоп ее рассмотреть? Кто её носители? Что именно они предлагают спасать и защищать? То, что уже век в глубоком кризисе, выхода из которого не видно? В чем политический смысл этой борьбы, когда даже речи о гипотетическом «контрнаступлении» нет? Да и кто субъект этого контрнаступления?

Ситуация с выставкой Серова, безусловно показательна, но разве это уникальный или хотя бы выдающийся случай? А что, в Пушкинском годом ранее не проходила выставка «В гостях у Родченко со Степановой»? Где уровень «десоветизации» был таков, что, если посетитель заранее не знал о чем идет речь, то ему и в голову не могло прийти, что выставка вообще-то о советском авангарде и коммунистическом искусстве. В материалах к выставке ни «советский», ни «коммунистический» не встречаются. Хотя нет, в одном случае о них вспоминают. В каком? Они возникают, как только речь заходит о разгроме авангарда в культуре и последовавших за этим репрессиях. Материалы построены так, что посетителю после просмотра выставки должно быть совершенно понятно, что если репрессии, то — советские, а если разгром прогрессивной культуры, то — коммунистами. А ведь в организаторах этой выставки не числились ни Трегулова, ни Самодуров, ни Гельман с Ерофеевым... Да и место проведения выставки было в извечном «оппоненте» Третьяковки — Пушкинском музее.

Так что же получается? Выходит дело не в персоналиях? Хотя, конечно, и они важны. Знать «врага» в лицо необходимо, но могут ли как-то иначе организовываться государственные выставки в стране, построенной внутри рамки антисоветского консенсуса? Ведь это естественно, что десоветизация будет проводиться элитой везде, где только можно. В лучшем случае, советское не будут упоминать, в худшем — будет конструироваться фантом о «России, которую мы потеряли» и большевиках, которые за это должны ответить. Да, это плохо, но вот «такое у нас культурное лето». Можно ли вести политическую борьбу, не учитывая особенности государственного генезиса?

Что же касается посетителей, то и тут, как мне кажется, все закономерно. А какие ещё могут быть отзывы после десятилетий Дом–2? Откуда они возьмутся при существующем канале «Культура» и ВШЭ, являющимся крупнейшим и, увы, объективно лучшем гуманитарном просветительском центре?

Я всегда читаю отзывы к выставкам, и в западных музеях тоже. Наши отзывы, кстати, мне нравятся сильно больше, но создаётся глобальный мир, с глобальными отзывами, с «многоэтажной» культурой. И, слава Богу, мы пока все ещё среди отстающих в этом “прогрессивном” процессе. Но пока «учёные будут только объяснять мир», «глобики» будут побеждать, ведь они–то как раз мир и изменяют.

Например, выставку «Ван Гог. Ожившие полотна» я первый раз посетил в Европе, и уже второй раз в Москве. И на ней тоже не рассказывают о «настоящем» Ван Гоге. Все социальное, революционное, человеческое из образа этого художника убрано. Причём это сделано ещё грубее и примитивнее, чем в ситуации с Серовым. Так может быть речь правильнее вести не столько о десоветизации, сколько о дегуманизации вообще? А с “альбомами по искусству”, разве не та же ситуация? Сейчас они и переводные есть, и отечественные, в любом книжном. Разница по содержанию — не велика, почти во всех об искусстве и культуре не говорится ничего. Буквально ничего. Читателю пересказывают то, что он видит на иллюстрации. В лучшем случае, и это редкость, указывают фрагмент, куда присмотреться, чтоб потом «блеснуть» эрудицией.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER