logo
ИА Красная Весна /

«Ура! Варшава наша!»

В статье Юрия Бардахчиева упоминаются обвинения Александра Васильевича Суворова в зверствах, якобы совершенных его войсками при подавлении польского восстания в ноябре 1794 года. В рамках запущенной на западе кампании по демонизации России достается всем историческим периодам и всем историческим личностям, вписанным в героическую историю страны.

Особая роль в демонизации России отведена странам Восточной Европы, как наиболее «пострадавшим» от русских варваров. В официальную историю Польши Суворов вписан как полудемон, людоед, мясник и кровавый палач предместья столицы Варшавы Праги. Туристов, посетивших варшавскую Прагу, обязательно сводят к так называемому «кресту Пражской резни» установленному в 1815 году (после отступления русской армии) в память о «бойне», учиненной Суворовым, и расскажут о неимоверных зверствах русских войск, уничтоживших надежду поляков на свободу и независимость. Туристу в мельчайших подробностях расскажут, как суворовские казаки без разбора резали женщин и стариков, «махали еще кричащими младенцами на штыках в сторону не взятого города, кричали, что со всеми поляками сделают так же».

Эти ужасы сейчас активно тиражируются западной пропагандой, которую подхватывают и российские представители так называемой либеральной интеллигенции. Попытаюсь в ворохе противоречивой информации разобраться, что же в действительности происходило 4 ноября 1794 года в Праге, действительно ли Суворов виновен в зверствах, которые ему приписывают, и какие события предшествовали взятию Праги.

На начало 1794 года по соглашению, заключенному с тогдашним королем Станиславом Августом Понятовским, на территории остатков Речи Посполитой были размещены гарнизоны русских войск, введенные с целью предотвращения возможного шведского вторжения, и военные склады, использовавшиеся для снабжения армии, ведшей боевые действия против турецких войск на Балканах.

В марте 1794 года в Речи Посполитой вспыхивает восстание шляхты, недовольной потерей территорий и родовых поместий, с которых они кормились веками. Восстание возглавляет участник войны за независимость США генерал Тадеуш Костюшко, которому удается сколотить небольшую армию и даже разбить отряд русской армии под руководством генерала Тормасова под Рацлавицами.

В середине апреля восстание охватывает Варшаву, заведенная толпа буквально растерзывает большую часть из 500 бе­зоружных русских солдат 3-го батальона Киевского полка во время их молитвы в церкви и убивает племянника русского посланника Игельстрама, которого он посылает к королю Речи Посполитой с предложением о капитуляции и выводе русских войск из Варшавы.

По всей Варшаве возрастал ужасный шум, выстрелы, свист пуль, неистовый крик убивающих: «До брони! бей москаля! кто в Бога верует, бей москаля!» Остатки русского гарнизона, потерявшие до 4 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными, под градом пуль покидают Варшаву.

Впоследствии выжившие после бойни в Варшаве русские солдаты, имевшие вескую причину недолюбливать ее жителей, вольются в отряды Суворова. Знавший о настроениях своих солдат «палач польского народа» сделал все для минимизации потерь среди мирного населения Варшавы. Перед штурмом Праги 3 ноября 1794 года Суворов приказал дважды зачитать войскам свой приказ: «Стрельбой не заниматься, без нужды не стрелять; бить и гнать врага штыком; работать быстро, скоро, храбро, по-русски! В дома не забегать; неприятеля, просящего пощады щадить; безоружных не убивать; с бабами не воевать; малолетков не трогать».

К моменту штурма большая часть жителей Праги бежала по большому мосту через Вислу в Варшаву, и в пригороде вместе с польскими войсками оставались в основном жители, примкнувшие к ополчению. При самом штурме Праги спрятавшиеся в домах жители открыли оружейный огонь по русским солдатам, что не могло не вызвать их обратную реакцию. Видя, с каким остервенением сражаются русские солдаты, Суворов опасался, что их ярость может перекинуться на саму Варшаву и отдал приказ об уничтожении моста через Вислу.

Сам штурм Праги занял всего несколько часов, русские войска под предводительством Суворова потеряли 580 убитыми и 960 ранеными, в то время поляки потеряли более 8 тысяч убитыми и ранеными. Можно ли назвать вооруженных ополченцев мирными жителями, в убийстве которых обвиняют Суворова? Это риторический вопрос, главная правда в том, что сам Александр Васильевич пытался минимизировать неизбежные потери среди мирных жителей.

В дальнейшем, желая минимизировать жертвы, Суворов выдвинул крайне мягкие условия капитуляции Варшавы, которые были приняты командующими польскими войсками.

Очень характерно то, как Александр Васильевич поступал с пленными поляками. Из приблизительно 9 тысяч шляхтичей, взятых в плен при штурме Праги, он отпустил за обещание не воевать с Россией более 6 тысяч. Статс-секретарь Екатерины II дипломат Д. П. Трощинский с возмущением писал: «Граф Суворов великие оказал услуги взятием Варшавы, но зато уж несносно досаждает несообразными своими там распоряжениями. Всех генерально поляков, не исключая и главных бунтовщиков, отпускает свободно в их домы, давая открытые листы...» Конечно, такие факты сторонники мифа о польском «палаче» стараются не замечать.

В заключение дам слово самому Александру Васильевичу Суворову: «Миролюбивые фельдмаршалы при начале польской кампании провели все время в заготовлении магазинов. Их план был сражаться три года с возмутившимся народом. Какое кровопролитие! И кто мог поручиться за будущее! Я пришел и победил. Одним ударом приобрел я мир и положил конец кровопролитию!»