logo
Отклик

Значение педагогического наследия В. А. Сухомлинского для современности

В статье поднимается проблема методов, предлагаемых представителями Высшей школы экономики (ВШЭ) для выхода из тупика, в котором находится наше образование.

Почему оно в тупике, и кто его туда завел? Может, представители всё той же ВШЭ? На мой взгляд, проблема обусловлена переходом от знаниево-ориентированного подхода к личностно-ориентированному. Русская педагогическая традиция, которая идет от Ушинского и наследуется советской педагогикой, гармонично сочетает в себе процессы воспитания и обучения. Отказ же от данной традиции приводит к перекосу либо в сторону воспитания, либо в сторону обучения.

Почему сегодня актуален опыт Василия Александровича Сухомлинского? В системе Сухомлинского мы находим ответы на вопрос, как воспитать полноценную, гармонично развитую личность.

Переход к личностно-ориентированному подходу в образовании на корню губит такое воспитание, поскольку степень усвоения учеником материала игнорируется и на первый план выдвигается удовлетворенность учебным процессом, психологическая комфортность. Нормы общества потребления переносятся в сферу образования и воспитания, превращая школу в поставщика соответствующих услуг и вырабатывая специфическое отношение к ученику по принципу «клиент всегда прав».

Кто же такой педагог по Сухомлинскому? «Педагог — это прежде всего воспитатель, задача которого состоит в том, чтобы в сознании ученика не угасал огонек жажды познаний». Видим, что это прямо противоположно тому, что навязывает личностно-ориентированный подход.

Была у нас в школе учительница русского языка и литературы Ирина Вениаминовна Демина, которую действительно можно назвать педагогом в полном смысле этого слова. Она никогда не говорила напрямую, что мы должны читать, но рассказывала о произведении и об авторе так, что после урока бежали в библиотеку за книгами — просыпалась жажда познания. За что и благодарен ей до сих пор. Помню, летом, после 9 класса отказывался от поездок на речку, чтобы успеть в срок прочитать «Войну и мир» Толстого.

Василий Александрович отводит труду особое место в процессе воспитания. Он говорит, что труд должен стать органической потребностью человека. Только в труде можно найти себя. Новый министр образования РФ Ольга Васильева предлагает ввести для учеников уборку классов и пришкольной территории. И это правильно. Но для начала необходимо вернуть уважительное отношение к труду, иначе всё превратится в формальность.

Я рос в деревне. На летних каникулах у нас с братом с утра на столе лежала хорошая записочка со списком дел на день, оставленная родителями. Спасибо за то, что приучили к труду. В армии (нас на объекте служило 12 человек) солдаты, выросшие в деревне, с легкостью брались за работу, которая для городских казалась сложной и невыполнимой. Правда, сейчас и в деревне много прозябания и нежелания работать, а некоторые выгуливают маленьких собачек на поводке. И это в сельской местности. Дико смотрится, конечно.

В статье автор приводит цитату Константина Зинкина, директора института «Высшая школа образования», в которой говорится об отмене оценок, классов и пр. Оценки и замечания нужны, но не нужно, чтобы они превращались в кнут и пряник. Учитель не должен замечаниями вкладывать розги в руки родителя. Ребенок хорошо чувствует это, и кроме озлобленности такие приемы ни к чему не приведут. Либо ученик превратится в подхалима перед учителем, либо перестанет уважать его и замкнется в себе.

Недавно знакомая рассказала, как в 4 классе у ребенка постоянно в дневнике читала записи о шалостях на уроках, такие как «хлестал галстуком соседа». Это показывает лишь несостоятельность учителя. Вот что говорит по данному поводу Сухомлинский: «Помните, учитель, если я знаю, что отца моего Грицка или Петра бог одарил единственным талантом — родить детей, и при этом вызываю этого мудрого родителя в школу и говорю ему: «Ваш Грицко лодырь, не хочет учиться», тут происходит элементарное — я бью Грицка руками отца. Унижаю человеческое достоинство. Становлюсь соучастником преступления. Ребенок ненавидит того, кто бьет. Он очень тонко понимает и чувствует, что руку отца направляет учитель. Он начинает ненавидеть отца и учителя, школу и книгу».

Но не стоит забывать, что советский педагог-новатор освобождал педагогику от перекосов, существовавших еще в досоветское время. Сейчас мы упираемся в другую крайность, где учитель уже не вправе ограничить «свободного инфантила» и любая строгость может быть рассмотрена как насилие над ребенком. Чего стоит случай, когда Липецкая прокуратура оштрафовала директора школы за то, что тот выгнал с урока матерившегося пятиклассника, объяснив это тем, что несовершеннолетний был лишен права на свободный доступ к образованию, гарантированному Конституцией РФ! Ну какое образование в таких условиях? Как себя теперь должны позиционировать учителя? До чего мы дойдем, двигаясь в этом направлении?

В книге «Рождение гражданина» Сухомлинский говорит о важности правильного воспитания в годы отрочества. Суть сложности этого периода в том, что подросток всё видит уже не как ребенок и еще не как взрослый, поэтому относится ко всему очень критично и агрессивно. Главное в этот трудный период — заложить позитивную матрицу мышления, пробудить интерес к духовным ценностям, научить ставить перед собой цели и достигать их, а не просто оберегать детей от дурного влияния.

Именно в этом возрасте ребенок должен найти ответ на вопрос о смысле жизни. Он должен ощутить себя частью коллектива, общества, народа, человечества. Подросток задается вопросами: «Зачем я живу?», «Для чего всё это, если всё равно умру?» И если не находит позитивные ответы, то впадает в специфическое существование — бегство в виртуальный мир компьютерных игр, криминальность, алкоголизацию, наркоманию. И всё это, как правило, пронизано инфантильностью, поскольку нет цельного содержания в жизни, стратегических целей и т. д. В газете «Суть времени» (выпуск № 114) говорится о том, что отсутствие полноценной социальной среды, любви, дружбы приводит к тому, что смерть, явленная в момент полового созревания как несомненность, воспринимается как катастрофа и порождает суициды, наркоманию, алкоголизм, спортивный экстрим, странничество особого типа и многое другое.

Если же подросток нащупывает в себе ответы на столь фатальные вопросы, то они сами по себе являются точками становления личности, здесь и рождается гражданин. Потому что с ответа на вопрос: «Зачем я живу?» человек начинает сознательную жизнь. В этом отличие подростка от ребенка.

Сухомлинский провел интересный анализ — изучил материалы по 460 криминальным делам, которые совершили дети от 12 до 15 лет. Ни в одной из 460 семей не было даже маленькой семейной библиотеки. В подростковый период возникает потребность в духовном собеседнике. Таким собеседником должна стать книга. И если не открывать ребенку через книги новые миры, то он их будет открывать для себя сам через приобщение к «высокой» уличной культуре.

Василий Александрович настаивает на необходимости того, чтобы подросток проявлял себя в гражданской, сложной общественной деятельности. Вкладывал свои духовные силы во что-то большее, чем он сам.

Для современной России жизненно необходимо разработать и заявить собственную концепцию образования и воспитания, альтернативную западной. Необходимо отмежеваться от прозападного курса, губящего русскость как таковую. Без обращения к опыту Сухомлинского и других авторитетных лиц в области советской научной педагогики этого сделать невозможно. Невозможно без этого опыта вырастить любящего свою Родину и готового нести за нее ответственность человека, а значит, и гражданина.