logo
Новость
  1. Война с историей
  2. Борьба за память о революции 1917 года в медийном пространстве
/ Екатеринбург

В УрФУ признали: нам далеко до Франции в деле осмысления революции

Владимир Бабинцев на конференции «Советский проект»Владимир Бабинцев на конференции «Советский проект»
Дмитрий Красноухов © ИА Красная Весна

Российским исследователям еще предстоит дорасти до уровня французов, осмыслявших Великую французскую революцию, сообщил глава департамента «Исторический факультет» Уральского федерального университета Владимир Бабинцев 28 октября, передает корреспондент ИА Красная Весна.

Несмотря на то, что российские ученые уже прошли этап «замены плюсов на минусы и минусов на плюсы» в отношении СССР, еще есть куда стремиться, заметил Бабинцев на заседании конференции «Советский проект. 1917 — 1930-е гг.: этапы и механизмы реализации». «Нам еще далеко до того этапа, куда дошли исследователи и народ Франции по поводу своей Великой французской революции. Им понадобилось на это 250 лет, так что у нас еще есть запас времени», — заявил историк.

Напомним, 26–28 октября в УрФУ проходит конференция «Советский проект. 1917 — 1930-е гг.: этапы и механизмы реализации». На торжественном открытии в университете заявили, что советское до сих пор «сохраняет актуальность».

Комментарий редакции

Действительно, разный уровень в осмыслении своей революции демонстрируют даже празднества, им посвященные. В отличие от широких и массовых программ в память о Великой французской революции, российские власти попытались замолчать 100-летие Великой Октябрьской социалистической революции.

Такое молчание приводит к двум фундаментальным следствиям. Во-первых, упрощается и примитивизируется академическая оценка истории. Если на серьезные исследования стоит блок, то извлекать уроки из истории становится невозможно в принципе. Соответственно, примитивизируется и актуальная политика действующих властей.

Во-вторых, происходит четкое размежевание с идеей социального государства, которую символизировал Советский Союз. Грабительская и людоедская пенсионная реформа — яркий пример этому.