«Наш бензин — это не продукт переработки нефти, а продукт переработки налогов и акцизов»

Акцизы или сговор? Почему бензин становится только дороже

Юрий Пименов. Новая Москва. 1937
1937Москва.НоваяПименов.Юрий
Юрий Пименов. Новая Москва. 1937

Цены на топливо в России продолжают расти. Согласно отчету Росстата, за неделю с 29 марта по 5 апреля стоимость бензина выросла в среднем на 0,3%, дизтоплива — на 0,1%.

Корреспонденты ИА Красная Весна спросили экономистов, почему в России растут цены на топливо, несмотря на стабилизацию цен на мировом рынке?

«Есть традиционное недоумение — почему цена на бензин у нас в стране, являющейся экспортером нефти, иногда выше, чем в странах, которые нефть импортируют», — отмечает проректор РАНХиГС, доктор экономических наук Андрей Марголин.

По словам Марголина, реальное ценообразование можно оценить, если разобрать его структуру — «при прочих равных условиях, чем выше налоговая нагрузка, тем выше цена».

«На эту тему есть остроумное высказывание о том, что наш бензин — это не продукт переработки нефти, а продукт переработки налогов и акцизов», — сообщил Марголин.

Проректор РАНХиГС также отметил, что динамика цен на нефть и энергоносители на внешнем рынке все последние месяцы была позитивная.

«Если цены на нефть растут, то и в рознице все это происходит. Иначе компаниям выгоднее поставлять за рубеж», — отмечает экономист.

Кроме того, по словам Марголина, на росте внутренних цен также сказывается «весьма серьезная монополизация рынков». С этим согласен и кандидат экономических наук Михаил Беляев.

«На самом деле, это совершенно не формализованный сговор… И это монопольный рост цен, это монопольная ситуация. Негласного картеля», — отмечает Беляев.

Беляев отмечает, что участники рынка топлива не обязательно договариваются между собой. Просто они «преследуют одну и ту же цель».

«Они имеют одинаковый корпоративный интерес, а именно повышать цену. Как и любой капиталист… Они действуют несогласованно, не договариваясь между собой, но в одном направлении», — отмечает экономист.

По мнению Беляева, с ситуацией «негласного картеля» могла бы бороться Федеральная антимонопольная служба (ФАС), вводя санкции против недобросовестных участников рынка. Но это не так просто.

«Во-первых, у нас нет прописанного законодательства насчет санкций. И во-вторых, надо исследовать не сами цены, а разницу… сколько бензин должен был стоить при нормальной среднеотраслевой прибыли, и какой цена получилась на самом деле на рынке», — заключил эксперт.

Читайте также: В Минэнерго объяснили, почему не снижаются цены на бензин

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER