6
апр
2018
  1. Социальная война
  2. Состояние медицины в России
Киров, / ИА Красная Весна

«Это не медицина, а геноцид сельского населения!»

«Оптимизация» медицинских учреждений в сельской местности — это «ликвидком» и «геноцид сельского населения» — об этом Валентина Михайловна, пенсионер, инвалид третьей группы, жительница деревни Шишинерь Малмыжского района Кировской области заявила 6 апреля в интервью ИА Красная Весна.

«Медицины в сельской местности больше нет! Раньше у нас рядом в селе Рожки была больница, которая обслуживала соседние семь поселений, это около шести тысяч человек. Но в 2010-м году она сгорела. Куда только жители села не обращались, результат нулевой. «Оптимизация» — даже в городах все сокращают, кто нам в селе новую больницу строить будет?

Осталась здесь амбулатория, в которой работают два фельдшера и две медсестры. Был врач общей практики, но и он уволился. В здании организовали дневной стационар на три койки. Даже анализы отвозят теперь в райцентр (город Малмыж).

Где-то медиков не хватает, а у нас для них теперь нет работы. Одна из моих дочерей фельдшер по образованию, но работала по специальности совсем немного — ходила в две соседних деревни, пенсионерам давление измерить, укол поставить, таблетки принести. Больше отчётов и километров ногами, чем работы. Сейчас работает завхозом. Многие женщины с медицинским образованием вынуждены так же работать не по специальности, или ездить на работу в райцентр, если найдут место.

И пациенты туда же вынуждены ездить. При этом транспорт общественный практически не ходит. А платить по тысяче рублей за такси с пенсией в 8000 рублей накладно.

И что такое человеческое отношение врачи там давно забыли. Приём строго по записи, плевать им, что ты за десятки километров еле сюда добрался. Так меня и выгнали однажды, потому что приехала с направлением, но без записи. А запись через интернет! У нас в деревне полтора десятка пенсионеров, которые и слова-то такого не знают, связь сотовая не везде ловит, а мы через интернет должны записываться! Нет интернета — нет медобслуживания, получается.

Я инвалид третьей группы, после инсульта. Чтобы эту группу инвалидности подтвердить, кучу справок надо собрать, врачей пройти вплоть до психиатра, и к каждому записаться, на разные дни, съездить, даже по записи отсидеть не один час в очереди, вытерпеть хамское отношение... На очередной медкомиссии мне хотели дать вторую группу инвалидности на год, но я как представила, что вынуждена буду снова ежегодно проходить все эти круги ада, предпочла остаться пожизненно на третьей.

Мне положены бесплатные лекарства, но я ни разу их не получила. То их нет в наличии, то полгода компьютер сломан, выписать не могут, так и покупала год на свои деньги, а потом и вовсе от этих льгот отказалась. Бежать за пять километров в село, где тебе все равно не дадут необходимые таблетки, здоровье не позволяет.

В Малмыжской больнице происходят и совсем уж вопиющие случаи. Отказывают в госпитализации тяжело больным. У моей соседки тоже случился инсульт, три дня дочь возила ее по больницам, а им выписывали таблетки от давления и отправляли домой. Пришлось привлечь всех знакомых, чтобы человека госпитализировали, но время уже было упущено. Инсульт — это не насморк. Последствия тяжелые, человеку нужен уход.

И это не единичный случай. Вообще сегодня дольше 10 дней в больнице практически не держат — неважно, в каком ты состоянии и с чем поступил.

Вот такой «ликвидком», откровенный геноцид сельского населения!»

Напомним, ИА Красная Весна ведет онлайн трансляцию «Возможно ли вылечиться в российских больницах и поликлиниках?» — о том, как выглядит российская медицина глазами ее непосредственных и активных участников

Сельская
больница. Цитата из х/ф «Сельский врач». СССР, 1951
Сельская больница. Цитата из х/ф
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER