logo
Онлайн-трансляция
/ Москва

Возможно ли вылечиться в российских больницах и поликлиниках? — #2

МедицинаМедицина
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

Российское здравоохранение никак не может вылечить свои собственные системные болезни. Каждая его сфера является проблемной: от вопросов финансирования — до кадров и технического обеспечения. Попытки властей разрешить ситуацию в русле «оптимизации» (сокращений трат на всё и вся) и «конкуренции» (перекладывания проблем на частников) также не приносят положительных результатов. О чем свидетельствует, например, недавнее предложение спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко сменить систему обязательного медицинского страхования, введенную вместо советского бюджетного финансирования, обратно на это самое бюджетное финансирование…

Пока «верхи» находятся в некотором замешательстве, ИА Красная Весна решило спросить «низы» системы, рядовых врачей и пациентов, о том, в чем они видят основные проблемы текущей системы здравоохранения и как, по их мнению, эти проблемы нужно решать. О том, как выглядит российская медицина глазами ее непосредственных и активных участников — читайте в наших материалах.

Читайте также: первая часть трансляции.

06.04.2018:

00:10

В оценке российской медицины все её непосредственные участники — и врачи, и пациенты, и фармакологи, проявляют опасное единство мнений: здравоохранение движется принципиально «не туда».
Людей не устраивает сама идея, что здравоохранение — это услуга, бизнес, от которого нужно добиваться прибыли. Россияне, лечащие и лечащиеся, считают, что медицина — это больше, чем деньги. Речь идет о здоровье нации, ее человеческом потенциале, о жизнях людей. Улучшение здравоохранения — не частный интерес, а стратегическая задача России как государства, если наша страна хочет быть действительно мощной и развивающейся державой. @*

Но пока что пациенты жалуются на низкий уровень врачей, врачи — на «потребительское» отношение со стороны пациентов. И те, и те правы — однако дело, похоже, все-таки не в людях.
Как сказал нам один врач с большим стажем работы: «Это — супер–медицина. За такие деньги никто в мире работать не станет». По результатам опросов, создается четкое впечатление, что отечественная система здравоохранения держится на самоотверженной работе наших докторов. Врачи во всех концах России рисуют одну и ту же картину: низкие зарплаты, постоянные тяжелые переработки, в том числе на нескольких местах (днем — в госучреждении, вечером — в частной клинике). Работа превращается конвейер: зарплаты зависят от числа «обслуженных» «клиентов». За каждый шаг в сторону — штрафы и выговоры, которые делают заполнение и без того объемных отчетностей сущей мукой, отнимающей время и силы от реальной работы.
Естественно, у пациентов в этой ситуации есть много поводов для жалоб: они видят тот же «конвейер», отсутствие времени у врачей на полноценную реабилитацию больных и т. п. При этом частные клиники — не выход: людей зачастую встречают буквально те же врачи, того же качества, но работающие на второй ставке. Серьезное же лечение всё так же ложится на муниципальные больницы. @*

Вся эта система, работающая на грани, на износ, попадает у власти «под нож». «Оптимизации», они же сокращения, касаются каждого сектора — больниц, поликлиник, фармакологии. Из-за стремления начальства уменьшить траты всё те же врачи вынуждены брать на себя все больше и больше работы. Естественно, что молодые кадры, видя такой расклад, стараются миновать «сей чаши» и уйти в те немногие «элитные» сектора медицины, где пациентов мало, а платят много.
Где-то «сбоку» живут еще и страховые компании — малопонятные пациентам, склонные к спекуляциям и оказывающие лишнее давление на рядовых врачей. @*

В итоге: если все сказанное нашими собеседниками — правда, то российское здравоохранение находится в одном шаге от пропасти. Человеческий ресурс, «отдувающийся» за все несовершенства системы, имеет свои пределы. И когда они будут достигнуты — а они будут достигнуты — нас ожидает нешуточный крах.
Отсюда вытекает простой вопрос, ответить на который каждый должен себе сам. Наше «начальство», «элита» даже в условиях санкций может обеспечить себе лечение за границей, в «избранных» отечественных клиниках. Надрыв рядового врача, даже крах «низового» здравоохранения для них — пустой звук. Кто же тогда будет спасать здравоохранение, переводить его на новые рельсы, кроме рядовых врачей и пациентов, кроме самого общества? Для честного ответа на этот вопрос, похоже, остается не так много времени. @*

Конец трансляции.

07.04.2018:

00:10

Москва. Пациент сравнила свой опыт посещения московской поликлиники с региональной:
«Так как у меня был опыт обследования в Чувашии, то могу отметить, что в Москве меня без проблем приняли с немосковским полисом. Тогда как в региональной поликлинике мне с трудом приходилось получать направление к нужному врачу».

06.04.2018:

23:59

Орел. Лор-врач о непрерывном медицинском образовании: «Сейчас пытаются ввести непрерывное медицинское образование, т. е. обучение ежегодное. Ты должен к пятому году набрать 250 баллов. Т. е. каждый год ты должен набрать по 50 баллов.

Например, ты поехал на какую-то конференцию, эта конференция дает какие-то баллы. Например, 20. Люди жалуются — съездила на конференцию, получила 20 баллов, потом какое-то количество лекций я прослушала онлайн, терапевт рассказывает. Получила за этот цикл лекций 14 баллов. Где взять еще 6 — неизвестно. Не могу набрать 50 баллов. Набирать потом нельзя, ты должен набрать каждый год 50.

А для людей, которые живут в районах, это просто трагедия. Сидит, допустим, один окулист в районе. Это, конечно, хорошо, чтобы были узкие специалисты в районе. Но она сидит одна, она не может уехать, ее начальство не отпускает на какую-то конференцию двух- или трехдневную. Просто физически она не может уехать, потому что не позволяет работа»
.

23:51

Орел. Оториноларинголог о возможности развить ФОМС и идее Матвиенко (от 22 марта) насчет дармоедства страховых компаний и необходимости вернуться к прямому бюджетному финансированию: «Я не могу быть таким экспертом, чтобы ответить на этот вопрос, но насчет дармоедства — иногда возникают такие мысли. Впечатление, что только снимают деньги. Я не вижу, чтобы от них какое-то развитие поликлиник шло».

23:46

Оренбург. Врач-рентгенолог. «Хотелось бы, чтобы кадры готовили в медицинской академии получше, чтобы они были более квалифицированы. Потому что приходят они НИ-КА-КИЕ! А наставников всё меньше и меньше, люди в возрасте уходят на пенсию.»

23:43

Нижний Тагил. «Это беда — коммерциализация медицины. Медицина коммерциализировалась донельзя, до упора. Больницы, врачи теперь оказывают „услуги“. Я всегда ругаюсь, когда мне говорят „услуга“. Я оказываю медицинскую помощь. Я не предоставляю услуг! Услуги оказывают проститутки! Ну ладно — услуги оказывают в парикмахерской, в ресторане. А врачи лечат людей», — врач-нейрохирург ЦГБ № 1 Нижнего Тагила Алексей Шалгин рассказал корреспонденту ИА Красная Весна о главной проблеме отечественной медицины.

23:41

Новосибирск. Насчет проблем в медицине врач сходу ответила: «Плохое финансирование в стационарах (в Новосибирске, по крайней мере) — не можем обеспечить даже минимальный набор необходимых анализов (КТ/МРТ, например). Нет возможности сделать анализы бесплатно почти нигде, а если есть, то понятно, кто там работает за 15–18–20 тысяч — никто. Перегруженность врачей в поликлиниках, недостаток кадров. В частной медицине, ясное дело, ориентированность на зарабатывание денег, в ущерб пациентам и врачам».

23:37

Санкт-Петербург. 71-я поликлиника Выборгского района.

Максим Ефимов, житель «Северной долины», рассказал: «Чтобы записать новорожденного ребенка к педиатру, который должен дать направления на все необходимые обследования, пришлось пригрозить в регистратуре жалобой главе администрации района. После этого сразу же нашелся номерок, но с посещением врача только через неделю. В «Северной долине» проживают около 10 000 детей, поликлиники нет, есть только кабинет врачей общей практики, где принимают два педиатра».

Но на этом мытарства отца не закончились: «Обратился в центр «Полис» (центр врачей общей практики — прим. ИА Красная Весна)», чтобы записать младенца на УЗИ, но мне сказали, что поликлиника не прислала в «Полис» до сих пор номерки на текущий месяц, хотя срок уже прошел. Звоню замглавврачу 71-й поликлиники (находится в другом районе, но обслуживает «Северную долину»). Она пояснила, что жителей «Северной долины» в апреле на УЗИ записывать не будут, так как не хватает врачей-узистов, и предложила записаться на май. Позвонил в администрацию Выборгского района и сразу же записали ребенка на ближайший день».

Администрация Выборгского района регулярно проводит встречи с жителями района «Северная долина» и, по словам представителей администрации района, поликлиника в районе с населением более 50 000 жителей появится не ранее 2021 года. Тем временем застройка «Северной долины» высокоэтажным жильем продолжается.

23:37

Орел. Сергей, 30 лет, рассказал, что когда ему понадобилась операция, в ближайшей поликлинике ему поставили неправильный диагноз и чуть не отправили на другую ненужную операцию. «Через знакомых мне удалось попасть на прием к заведующему отделением нашей орловской «Больницы имени Семашко». Этот врач поставил правильный диагноз, но ему пришлось отправить меня сдавать анализы в частную клинику, т. к. у них в больнице не было нужного оборудования.

Операционная была оборудована хорошо, но корпус, в котором я лежал, требовал ремонта. Развалившиеся кровати, вываливающиеся розетки и старый кафель. Я лежал в сентябре и на улице было уже прохладно, но топить еще не начали и поэтому в палатах было холодно. Бесплатные лекарства выдавались только самые необходимые: антибиотики, кровесвертывающее и обезболивающее. Все остальное за свой счет.

Но, несмотря на все это, хочется сказать спасибо врачам и персоналу «Больницы имени Семашко» за их отзывчивость и доброту. За то, что, несмотря на все проблемы, они честно выполняют свой врачебный долг и всегда стараются поддерживать своих пациентов»
.

23:37

Санкт-Петербург. «Нормативы (15 мин. на пациента) приводят к тому, что все внимание уходит на оформление отчетности. Собственно на осмотр пациента времени почти нет. Получается конвейер, где нужно выполнять стандартные действия, и нет времени на внимание к самому человеку. Усугубляется это частыми проверками от страховых компаний — они часто заинтересованы в том, чтобы найти недостатки для наложения штрафов на медучреждение, а не в том, чтобы улучшить работу как таковую», — поделилась своим мнением Мария, врач с еще советским опытом работы.

23:36

Орел. Жители села Бакланово Орловской области поделились с корреспондентами ИА Красная Весна проблемами в области медицинского обеспечения.

В беседе селяне рассказали корреспондентам, что в настоящее время в селе отсутствует фельдшерский пункт. Терапевт и детский врач приезжают из Орла. Прием длится один час или чуть более. В итоге, по большей части, жителям приходится ездить за медицинской помощью в Орел. При этом в обычных поликлиниках врачи получают низкую заработную плату, в связи с чем относятся к своим обязанностям формально, к пациентам не проявляют должного участия. В платных клиниках отношение врачей к больным лучше, но пенсии жителей села не позволяют им каждый раз пользоваться услугами платных клиник.

«Бывает и ночью кому-то плохо станет. Куда бежать?» — задаются вопросом сельские жители. Решение сложившейся проблемы жители Бакланово видят в строительстве в селе нового медпункта и жилья для медицинских работников.

23:30

Санкт-Петербург. Врач общей практики с десятками лет стажа рассказала о проблемной стороне хождения по вызовам, на которое уходит половина рабочего времени: «Очень много случаев совершенно не обоснованных вызовов: небольшое повышение температуры и недомогание».

23:28

Орел. Врач поликлиники о временных нормативах на прием пациентов:
Есть, это примерно 10 минут на больного, я сейчас не помню эти нормативы. Я их где-то слышала или читала, но они забываются тут же, потому что жизнь и этот норматив не имеют ничего общего… Как белка в колесе носимся по кабинету с медсестрой, чтобы и принять, и всё сделать. Потом сидишь бумаги час пишешь, домой карточки ношу, пишу.
— Т. е. Вам даже дома бумажки заполнять приходится!?
А то (смех)!

23:28

Магнитогорск, Челябинская область. Максим, 34 года, страдает воспалительным заболеванием кишечника: «Имея на руках полис обязательного медицинского страхования, я попытался попасть к гастроэнтерологу через поликлинику, но его просто не было. Единственное, чем мне могли помочь — это консультацией терапевта».
Помимо дефицита профильных специалистов, магнитогорец пожаловался на «ужасную некомпетентность врачей», а также на отсутствие в городе возможности детальных исследований. Еще одна проблема — обеспеченность медикаментами.
«Лекарства для вхождения в ремиссию стоят очень недешево, 1–3 тыс. рублей, упаковки хватает на 7–10 дней», — отмечает мужчина.
По его словам, в этом году лекарства для больных ВЗК — месалазины — стали вносить в группу жизненно важных, однако процесс этот — не быстрый. В аптеках, пока государство не установит на них граничные цены, препараты не продают. На некоторые наименования цены уже установлены, но в аптеках их по-прежнему нет. Людям приходится находить способы, чтобы купить их за рубежом.

23:25

Санкт-Петербург. Мария, врач общей практики с 30-летним стажем, рассказала об изменениях в социальном положении врачей. По ее мнению, в последние годы ситуация с зарплатами врачей стала удовлетворительной, теперь врач может прожить на зарплату на основной работе. Однако если у него на иждивении дети, то один рядовой врач может обеспечить только самое необходимое их содержание. Престиж профессии врача, хотя и повысился в сравнении с первым-вторым постсоветскими десятилетиями, оставляет желать лучшего.

23:24

Орел. Хирург одной из больниц поделился своим мнением о том, что нужно сделать в первую очередь для улучшения ситуации с медициной: «Во-первых, нужно решить финансовый вопрос. Это и зарплата, и оснащение. Во-вторых, надо обязательно поднимать престиж медика, не гнобить его, как у нас везде. И моральное, и материальное играет определенную роль».

23:21

Орел. Лор-врач поликлиники о реальной работе и бумажном деле, за которое врачей штрафуют страховые компании: «Они за счет этих штрафов живут. Они и рады проверить каждую закорючку абсолютно. Понятно, что все должно быть оформлено в карточке. Но поток иногда не позволяет каждую буковку, все выписать, и все прочее, и получается, что либо ты хорошо написал карточку, либо ты больше внимания уделил больному.

А еще моя специальность связана с тем, что где-то что-то руками необходимо сделать — смазывание, манипуляция, орошение, промывание, пункции, все прочее. Т. е. на больного может уходить до 40 минут»
.

23:19

Орел. Рентген-лаборант одной из орловских поликлиник рассказала корреспонденту ИА Красная Весна об условиях работы: «У нас норма 50 человек, 100 снимков. Мы делаем 170 снимков. На оклад, который мне платят за 100 снимков, я делаю 170, мне никто не доплачивает. Но при этом у нас стоит очередь и орет, что мы плохо работаем, что мы медленно принимаем. По мнению пациентов, мы должны еще вдвое больше принимать. Хотя по норме я должна сто снимков за смену делать на флюорографии... Мы хватаем этой радиации очень много, а нам звонят: „Ну, пожалуйста, примите, пациент скандальный, он же пойдет жаловаться дальше!“ Чтоб не было жалоб, нам звонят, просят принять. А нас никто не пощадит. Никто».

23:13

Ростов-на-Дону. Павел. Психиатр с 20-летним стажем. «Необходимо развивать психотерапевтическое направление, так как при накопившихся в этой области проблемах просто нет доступных для населения возможностей терапии. Если за несовершеннолетними по крайней мере наблюдают в школе, существуют федеральные программы, то для взрослых нет вообще ничего. Никакая профилактическая работа со взрослым населением не ведется. Фактически, с больными людьми начинают работу только после того, как они совершат проступок, представляющий общественную опасность. И даже это очень трудно сделать. Развивать необходимо именно государственное направление, так как коммерческие лечебные учреждения можно допускать к работе с пациентами только на добровольной основе».

23:12

Орел. Рентген-лаборант Ольга И. рассказала корреспонденту ИА Красная Весна об условиях работы и оплаты труда: «По сравнению с ситуацией два года назад, сейчас зарплата меньше на пять тысяч. Подняли оклад, но убрали все дополнительные выплаты. В общей сумме получилось меньше, хотя оклад больше…
У нас полностью бумажная волокита, потому что в кабинете нет компьютера. Мы всё пишем вручную, во всех журналах. Аппаратура старая, 80-х годов, которую давно пора обновить».

23:12

Москва. Юрий, врач-онколог. Главная проблема здравоохранения — «очень много бюрократии, очень много писанины, очень много бумаги». Большая нагрузка на врачей, не совсем адекватная оплата труда. Средняя зарплата врача в Москве в 120 тыс. руб., о которой говорят по ТВ, «совсем не соответствует никакой действительности». Реформа идет за реформой, в Минздраве и в департаментах руководство постоянно меняется, «постоянно какие-то идеи». Врачей пытаются поставить в очень жесткие рамки, но в самом здравоохранении очень много неразберихи.

23:10

Орел. Сельский фельдшер ответила корреспонденту ИА Красная Весна на вопрос о том, что можно было бы исправить, чтобы улучшить систему здравоохранения: «Отменить ОМС».

23:10

Новочеркасск. Преподаватель Новочеркасского медицинского колледжа, врач высшей категории с 50-летним стажем: «Дети не хотят учиться. Такое ощущение, что они не знают зачем пришли. Постоянно отвлекаются. На следующий день не могут рассказать, что проходили вчера. После 11 класса не знают элементарных вещей. Особенно в математике. Впервые от меня слышат, что такое проценты!»

По ее словам еще 10 лет назад такого не было. «А ведь без математики в нашем деле никак. Мы очень точно всё должны рассчитывать. Все пропорции, все дозы лекарств.»

23:06

Оренбург. Фельдшер скорой помощи.
Наверное, самая острая проблема в том, что к нам мало кто идет. Институт заканчивает много кто, но они не идут в медицину работать.

23:03

Орел. Врач в приемном покое больницы ответил на вопрос корреспондента Красной Весны о престижности своей профессии: «Престижности врача, мне кажется, сейчас нет. Она уничтожена. Как раньше было — это звучало гордо. С чем сейчас это связано — не могу сказать. Наверное, все стороны виноваты в этом. Престижности нет. Не знаю, захотел бы я или нет повторить этот жизненный путь».

22:59

Орел. Житель села Большое Сотниково Орловской области, Григорий, 58 лет, в беседе с корреспондентом ИА КВ отметил, что не имеет финансовых возможностей пользоваться услугами частной медицины, добавив: «Бесплатная должна быть медицина». При этом он подчеркнул, что низкая зарплата медперсонала в государственном секторе провоцирует неоказание помощи без «доплаты»: «А сейчас не дашь — к тебе никто не подходит. Надо сунуть той няньке, которая ходит там подтирает. Ей надо дать, чтобы она за тобой смотрела».

22:58

Орел. Заведующий сельской амбулаторией, врач с 40-летним стажем, подверг жесткой критике действующую систему ОМС. По его словам, введенная Татьяной Голиковой 5 лет назад система с планами, баллами и штрафами породила колоссальное расслоение в медицинской среде. Есть высшие административные работники, которые спускают вниз разработанные ими планы. За их показатели сами они не несут ответственности, а являются только контролерами, штрафующими «низовых» исполнителей.

За невыполнение плановых показателей срезаются баллы на основе которых начисляются стимулирующие выплаты, могущие до двух раз превосходить базовый оклад. Отсюда выходит, что максимальная зарплата врача с учетом стимулирования может быть на бумаге, например, 50 тысяч, а реально ее никто не видит, т. к. всегда находят за что срезать. Планы таковы, что выполнить их на 100% нереально.

22:56

Москва. Акушерка Люберецкого роддома: «Продолжается сокращение и оптимизация больниц и поликлиник. Это приводит к тому, что узкие специалисты просто исчезают, особенно это заметно на периферии, где на огромные районы остается один специалист. В случае, если он заболел или ушел учиться, его не кем подменить. Люди остаются вообще без помощи. Кроме того, продолжается централизация больниц. В больницах убираются ставки специалистов, которые сокращаются и переводятся в многопрофильные медицинские центры. Теперь, чтобы получить медпомощь нужно проехать десятки километров. А очереди такие, что возникают драки перед кабинетом врача».

22:51

Санкт-Петербург. Пациентка петербургской поликлиники, 76 лет: «Врачи стали подходить к своим обязанностям более формально, меньше сочувствия к больному». По ее мнению, раньше терапевты больше общались с пациентами, занимались обследованием — прослушивали, щупали: «Ставили диагноз на основе собственного опыта, а теперь стараются отправить на обследование». Еще одна серьезная проблема — врачи ставят диагнозы невнимательно, не глядя в анализы и результаты обследований: «Врачи, видимо, пишут диагнозы не проверяя, а предполагая. Указывают то, что положено по возрасту».

22:48

Орел. Врач одной из больниц поделился своим мнением об экспертах страховых компаний, оценивающих работу врачей: «Кто там эксперты? Многие вот, разговариваем с ними, а они просто несведущи в каких-то вещах, тонкостях. Я не знаю, откуда появляются эти эксперты. Иногда ощущение, что медики-то они, наверное, медики, но имеют очень далекое представление касательно какой-то конкретной проблемы, какое-то усредненное».

22:47

Орел. Сельский фельдшер, отвечающий за участок из 7 населенных пунктов, расположенных в радиусе 11 км, с общей численностью жителей 530 человек: «Аптечных пунктов у нас нет. Раньше были хорошие аптечные пункты. Всего хватало. Сейчас ужесточились требования по хранению медикаментов, а у нас для этого нет необходимых условий и оборудования».

22:44

Москва. Медсестра областного роддома: «Основная проблема всей системы — неправильное руководство, которое с медициной знакомо только понаслышке. Эти люди никогда не работали ни санитарами, ни медсестрами. Даже если у них есть высшее медицинское образование, они не видели нашу «кухню» изнутри, из-за чего не могут наладить слаженную работу отдельных звеньев цепочки здравоохранения. Плюс их отношение к нам, врачам и медсестрам оставляет желать лучшего».

22:31

Орел. Григорий, 58 лет, рассказал корреспонденту ИА Красная Весна о проблемах с медицинской помощью в селе Большое Сотниково Орловской области. В сельском ФАП отсутствует оборудование, местный фельдшер делает прививки, ставит уколы, но за более серьезной помощью приходится ездить в соседний пгт за 10 км. Выездные бригады специалистов проблемы не решают: «В Нарышкино едем к терапевту и там всё решаем. Тут ничего не решишь».

22:27

Тула. Анна: «Нет медицины никакой. Не лечат, а убирают симптомы — и в платной, и в бесплатной медицине.
Мне ещё ничего не вылечили ни в платной, ни в бесплатной. Так как в бесплатной зарплата меньше, все грамотные специалисты уходят в платную. А у нас не те доходы чтоб лечиться платно.
Медицина лучше в СССР была. Сейчас нет никакой
Ту развалили, новую не сделали. Чтобы сейчас лечиться, нужно медицинское образование. Иначе хана»
.

22:26

Орел. Сергей, преподаватель, 30 лет: «На мой взгляд, самой большой проблемой сегодняшней медицины является нехватка врачей. К таким врачам как терапевт или ЛОР невозможно заранее записаться на прием по телефону или через госуслуги. Нужно приходить в поликлинику рано утром, лучше за час до открытия, часов в 7 утра, и стоять в очереди в регистратуру. Но даже тогда талонов на прием может не хватить. Хотя, у нас в Орле, ситуация не такая плохая, как в области. Несколько лет назад мне нужно было пройти медицинскую комиссию для военкомата. В районной больнице один врач расписывался в карточке сразу за нескольких. Часть врачей работают сразу в нескольких больницах в соседних районах. На месте их можно застать только один или два дня в неделю».

22:21

Брянск. Контроль качества оказания лечебной помощи пациентам у Фонда ОМС чисто формальный: лечили хорошо и выписали раньше, чем установлено стандартом, — штраф; тяжелое течение заболевания потребовало более длительного пребывания на койке — штраф.
В первом случае либо задерживают пациента до «норматива» без надобности, либо отпускают домой, а выписку из стационара оформляют в установленный стандартом срок — но в любом случае койка фактически не работает. Во втором случае вынуждены оформить выписку пациенту из стационара и тут же снова оформить госпитализацию.
Есть еще более бредовые ситуации...

22:19

Москва. «Государство сегодня всё делает так, чтобы выдавливать квалифицированных врачей из государственных медицинских учреждений в частные и коммерческие. Качественный врач уходит в коммерческую медицину из-за большей зарплаты и одновременно меньшего уровня стрессового воздействия, формальностей и отчетности. А ведь всем хорошо известно, что для большинства простых граждан частная медицина не по карману! Со временем получится, что огромное количество людей будут просто отрезаны от доступной и качественной медицинской помощи!», — рассказал врач одной из московских поликлиник.

22:18

Саратов. Сводя все к деньгам, из медицины делают обслугу, а чувство призвания натыкается на скудную оплату, призналась врач-стоматолог. При этом навыки молодых врачей минимальны, так как их не пускают к пациентам во время обучения, а бичом современного общества стали неврозы.

22:13

Брянск. Своим взглядом на актуальные проблемы медицинской науки поделилась врач, клинический микробиолог, научный сотрудник отдела медицинской микробиологии и молекулярной эпидемиологии Ирина:
— Результаты научной деятельности почти всегда невозможно коммерциализовать быстро, поэтому инвестировать в научную отрасль может только государство. Частные компании разрабатывают, например, тест-системы — то, что можно продавать. То есть к науке это не имеет большого отношения. Это такая достаточно примитивная область. Там есть частные инвестиции, частные компании, частные производственные компании. А научная сфера за счет государственных денег развивается.
Полное интервью читайте в материале ИА Красная Весна: «Ученый-микробиолог: в медицинской науке России «прорывных» идей не видно».

22:09

Москва. «Бывают случаи, когда страховая компания обещает клиенту больше, чем в итоге согласовывает врачу, выясняется это у стоматолога и негодование пациента обрушивается на врача», — рассказала врач-стоматолог с 13-летним стажем, сотрудница крупной ведомственной поликлиники. Подробности в новости на ИА Красная Весна.

22:09

Москва. Врач одной из московских больниц сообщил корреспонденту КВ: «В коммерческих медицинских учреждениях и частных медицинских компаниях идет оголтелая погоня за прибылью: назначаются ненужные анализы и обследования, лишние приемы у врачей, используются все возможности для вытягивания денег из пациентов!»
Говоря о работе государственных медицинских учреждений собеседник сказал: «Нормы врача по количеству приемов бьют по качеству работы: врачу некогда поговорить с пациентом. Чтобы получить приемлемую зарплату и прокормить семью, приходится, жертвуя качеством обследования пациента, гнаться за их количеством!»

22:02

Воронежская область, город Борисоглебск. Роман, 48 лет:
— Как Вы относитесь к врачам в государственном секторе? Какие, на Ваш взгляд, у них основные проблемы?
— Основные проблемы врачей: перезагруженность, недостаток времени на общение с пациентами. Зарплата — особый вопрос, особенно когда в разных городах разная цена труда врача. Это недопустимо. Пациенты одни и те же, болезни тоже, а зарплата разная. Соответственно заработок врача не должна зависеть от местных бюджетов, поскольку у разных регионов разные возможности. Средний медперсонал — удивительно маленькие ставки, например медсестра — 8 140 рублей. Жена-медсестра, поэтому я знаю, о чем говорю. Это унижение в государственном масштабе.

22:00

Москва. Врач одной из московских поликлиник в числе основных проблем российской медицины назвал недостаточное финансирование: «По ОМС очень низкие тарифы на прием пациента. Следовательно, врач получает низкую зарплату!» Однако собеседник отметил и другую проблему: «Фармкомпании оплачивают врачам и профессорам статьи и положительные отзывы об их препаратах. Тем самым они нарушают закон 323-ФЗ. Получается, что врачи рекомендуют и продвигают определенные препараты за теневую плату от фармацевтических компаний! Это недопустимо!»

21:57

Санкт-Петербург. 99% жалоб на «горячую линию» связаны с тем, что пациенты восприняли идею «врачи — это обслуга, удовлетворяющая желание клиента», считает Мария, врач общей практики с 30-летним стажем. Жалуются на то, что врач не успел уделить должное внимание пациенту, что пациент просидел в очереди больше ожидаемого, что врач не назначил пациенту то, что последний считал для себя полезным. Именно врачебных ошибок в таких ситуациях крайне мало.

21:43

Москва. Педиатр одной из московских детских поликлиник высказал свое мнение о главных проблемах медицинской отрасли: «Очень много пациентов стало относиться к одной больнице. Закрывают медицинские учреждения, называют это оптимизацией, а потребность в койко-местах не уменьшается. Люди лежат друг на друге. Можно это назвать нерациональной модернизацией медицинской отрасли!»

21:41

Санкт-Петербург. Корреспондент ИА Красная Весна спрашивает студента-ординатора:
Корреспондент: После вуза куда планируете? В госсектор? В частный сектор? Вообще, будете ли по специальности работать?
Собеседник: В идеале совмещать и госсектор, и частный. Благо специальность в принципе это позволяет. Например, там, где я сейчас учусь, рабочий день с 9 до 16, после этого никто не запрещает часам к 17 поехать в частную клинику и там посмотреть еще несколько человек. Ну и по выходным мы не работаем, а частные конторы — пожалуйста.

21:40

Ульяновск. Врач-терапевт из Ульяновска рассказала о том, сколько времени у врача отнимает бумажная работа. «Лечение оказывается по стандартам и каждое назначение на лабораторно-инструментальное исследование должно быть обосновано (жалобы, осмотр, диагноз). Это куча писанины. Всё нужно отразить. Если назначишь что-то лишнее, могут вычесть из зарплаты при проверке за необоснованное назначение. Как говорится, пишем для прокурора», — пояснила врач-терапевт.

21:35

Владивосток. Жительница Владивостока считает, что «простым вливанием денег ничего не решается (хотя говорят обратное: именно чтобы перечислили деньги). Важно образование и повышение (настоящее повышение) квалификации. Проблемы в отдаленных регионах — сильно уменьшается количество врачей, врачи оставшиеся молятся на московских врачей, которые приезжают раз в год на конференцию, организованную фармкомпаниями, и несут чушь. А врачам потом это в стандарт лечения включают. У меня до обращения к врачам-эндокринологам сахар был 5,5, хотя здоровье в общем и целом было не ахти, а с „помощью“ эндокринологов, через пять лет лечения — 21. Я жалею, что пошла к врачам».

21:32

Калуга: Своим мнением о частной медицине поделилась одна из пациенток: «В основном пользуюсь услугами частных поликлиник, есть финансовая возможность. Мне так удобнее, поликлиника во дворе дома. Там всё очень хорошо организовано, очередей нет. А больше разницы никакой нет. Врачи в большинстве те же, что и в государственных. Но когда возникают серьезные проблемы, то госпитализируют в муниципальную больницу».

21:24

Москва. Российским травматологам не хватает чуткости и обходительности в работе с пациентами, а реабилитация после травм не заботит никого, кроме самих больных. Так считает жительница Москвы Вера У., обратившаяся с открытым переломом запястья в городскую клиническую больницу № 71.

По ее словам, в палатах отсутствуют кнопки вызова дежурного врача для тех лежачих больных, кому неожиданно может потребоваться помощь. Не практикуются и ночные обходы палат. «В ночное время до дежурных медсестер не докричишься», — жалуется пациентка.

Во-вторых, по словам пациентки, «разорван цикл между самим лечением и реабилитацией». При выписке больных с переломами врачи не дают направлений на послеоперационную реабилитацию, а вместо этого ограничиваются устными советами о том, в какой центр и по каким расценкам можно обратиться.

21:23

Тула. О том, что российские врачи отказываются применять комбинированную терапию при лечении гипотиреоза из-за требований американской ассоциации эндокринологов, рассказали участники группы «Гипотиреоз. Группа для пациентов и врачей» корреспонденту ИА Красная Весна.

21:19

Урал. Молодой хирург сообщает: «Ставка в Курганской области 9200 рублей, Свердловской — 14 000, с переработками можно зарабатывать 30–40 тысяч».

21:14

Уфа. Работа становится труднее по причине увеличения нагрузок, заявила работник республиканского клинического онкологического диспансера г. Уфы Фануза Бикбулатова 6 апреля в беседе с корреспондентом ИА Красная Весна.

21:09

Тольятти. Заведующая амбулаторно-поликлиническим комплексом «ТГКП № 3» прокомментировала ситуацию острой нехватки медперсонала в Тольятти (по данным городской администрации, в Тольятти требуется 500 врачей и 348 медсестер):«Проблема не в заработной плате. Молодежь не идет работать в медучреждения, потому что она боится трудностей профессии».

20:54

Новороссийск. Пациент Ирина из Новороссийска сообщила, что не может попасть к гастроэнтерологу больше месяца.
«Гастроэнтеролог принимает четыре раза в неделю по полдня, однако получить талоны в нашей поликлинике №5 (МБУ «Городская Поликлиника №5» — прим. ИА Красная Весна) невозможно. На ближайший месяц все свободные часы приема разобраны, и это постоянная ситуация», — поделилась Ирина, высказав мнение, что больных вынуждают идти в частные коммерческие клиники.

20:51

Нижний Новгород. Житель Нижнего Новгорода Сергей рассказал о своем отношении к работе российской системы здравоохранения: «Я обращаюсь за платной помощью, потому что часто это дешевле якобы бесплатной. Чтобы сдать анализ, нужно посетить для начала терапевта, чье рабочее время совпадает с моим. Соответственно, я вынужден отпрашиваться с работы, что приводит к финансовым потерям. Иногда проще и дешевле сходить в частную клинику в выходной и сделать тот же анализ за несколько сотен рублей».

20:47

Ставрополь. Ольга, 30 лет, мать девочки 10 лет: «Любой поход к врачу — минимум 2000 выходит по лекарствам. Попасть к хорошему специалисту сложно везде, и в частных, и в государственных клиниках. Педиатр в нашей поликлинике — это кошмар... Однажды она нам диагностировала ОРЗ, невзирая на сумасшедший кашель дочки. Рентген делают детям ТОЛЬКО по назначению педиатра, а она отказывалась. В итоге оказалось воспаление легких. Пошли осложнения по неврологии. Столько анализов пришлось сдать! Так толком причину и не нашли. Сказали — „перерастет“. В частной клинике бывает не лучше. Им бы только денег побольше вытянуть. Затягивают лечение, назначают ненужные анализы. Адекватной помощи не найти ни там, ни там».

20:42

Санкт-Петербург. Врач-невролог Ирина: «Меня больше всего волнует введение стандартов оказания помощи и переход на ОМС. Медицина — это своего рода искусство, где нужен индивидуальный подход к пациенту. Ведь мы так долго шли от лечения болезни к лечению больного. А сейчас в результате всех „оптимизаций“ происходит возврат назад. Врачи погрязли в бумагах, цифрах и госзаданиях, как будто медицина — это одна бюрократия. Пациент отходит на второй план, главное, чтобы цифры совпали. Качество обследования и лечения снижается невероятно».

20:41

Санкт-Петербург. В государственных учреждениях здравоохранения работают более квалифицированные специалисты, чем в частных, считает старшая медсестра детской больницы: «У нас врачи, медсестры более защищены». Тем не менее есть нехватка медсестер, санитарок, буфетчиц: «Низкая зарплата». Для того, чтобы получать хорошую зарплату, медперсонал вынужден перерабатывать: «Никто на ставку не работает, за редким исключением — когда мужья могут обеспечить».

20:41

Брянск. Медсестра Светлана об отношении пациентов к врачам: «Сейчас у людей уже другое отношение к врачам: „Я клиент, и я всегда прав“. Те, кто постарше, еще уважительно относятся, а у молодежи с каждым годом отношение всё хуже».

Светлана рассказала о нехватке ресурсов для оказания бесплатной медицинской помощи: «И за людей обидно, и за врачей. Люди хотят полноценной помощи, и врач хочет ее оказать, но нет возможностей. Наверное, государство должно это наладить».

20:39

Псков. Родственник пациента. Три недели назад госпитализировал отца в тяжелом состоянии в городскую больницу. Диагностировали пневмоплеврит. Место в палате нашлось не сразу, пришлось побегать по всей больнице. Неделю лечения фактически не проводили, «наблюдали». Состояние ухудшилось. Только вмешательство через начмеда сдвинуло лечение с мертвой точки.

20:33

Тольятти. Молодым людям не советовала бы идти учиться на врача врач высшей категории поликлиники № 2 г. Тольятти @* @*

«Я выбрала профессию врача еще в школе. Сначала училась на медсестру, затем окончила ВУЗ, теперь иногда задумываюсь — стоило ли учиться семь лет? Ушла бы в частную медицину, да совесть не позволяет вытягивать деньги с пациентов, поэтому и работаю, руководствуясь клятвой Гиппократа».

20:28

Брянск. Детский невролог Галина: «Наверное, как в любой профессии, то чему учат в институте отличается от жизни, но меня профессия не разочаровала. В другой профессии я себя не вижу». На вопрос о том, как пациенты относятся к врачам, ответила, что отношение разное, но сегодня относятся «в основном потребительски». Врач отметила, что сегодня врачи стремятся попасть в частные клиники с высокими зарплатами или крупные медицинские центры, а работать на участке или в районе не стремятся.

20:27

Тольятти. Конвейерный метод работы нашел применение в отечественной медицине. Об этом рассказала Ирина, медицинская сестра поликлиники № 2 г. Тольятти

«Мы, как когда-то уважаемые „многостаночники“ на ткацких фабриках, осуществляем конвейерный метод приема больных с нормативом „время-количество-деньги“ за пациента. Это не является адекватной системой и не отвечает как интересам больных, так и врачей».

20:22

Давлеканово. Пациентка Людмила в очереди к терапевту поделилась своим мнением с корреспондентом ИА Красная Весна.

— Проблемы медицины, это очереди и платная медицина. Лечение оставляет желать лучшего. Платную медицину почти не могу себе позволить. В платной медицине очень много погони за наживой и надувательства, хотя она и платная. Я ей вообще абсолютно не доверяю. Медициной должно заниматься государство.
— По части ухудшения-улучшения, много всяких нюансов. Сейчас больше оборудования стало. Раньше никогда мы не могли на ранней стадии определить МРТ или еще что-то. Конечно есть улучшения, у нас очень стоматология продвинулась, но опять таки — деньги. Знаете, есть такая шутка: «продашь почку, вставишь зубы». Есть свои плюсы и минусы.

20:21

Москва. О безобразной организации реабилитации после травмы рассказывает пациентка из Москвы.

20:15

Брянск. Практикующий фармацевт Татьяна: «Фармацевтическая отрасль России находится в состоянии стратегического кризиса. В большинстве работающих у нас фармацевтических производств собственниками являются зарубежные компании. Особая проблема в том, что у нас разрушена химическая промышленность именно в этой сфере, нет собственных субстанций. Даже те заводы, что принадлежат России работают на привозных зарубежных субстанциях».

20:10

Рязань. «Я — врач-рентгенолог, на данный момент работаю в частном центре на МРТ. Как я оцениваю состояние медицины? В целом, хорошо — если пациента заботит свое здоровье, он имеет шансы получить достойную медицинскую помощь в большинстве случаев. Возможно, небесплатно. А если говорить в частности — зависит от источника финансирования учреждения: если это федеральный фонд — современное оборудование, приличные зарплаты, довольные пациенты; территориальный фонд — нет денег ни на оборудование, ни на зарплаты, ни на ремонт.
Проблема в том, что пока наш народ идет на такие условия работы, потому что «ведь кто-то должен», — ничего не поменяется. Потому что пока система худо-бедно работает, никто наверху напрягаться для улучшения системы оказания бесплатной медицинской помощи не будет»

20:09

Краснодар. Жительница города рассказала о проблемах, связанных с лечением ее матери в «Клиническом онкологическом диспансере № 1».
«Каждый раз нужно отстоять не менее двух часов очереди к врачу, после чего столько же в ожидании капельницы», — сообщила Елена.
«Там у меня впервые сложилось впечатление, что это не просто лечение, а филиал ада на земле. Больные люди сидят часами в очереди, потом ждут, пока капает капельница еще несколько часов. После этого полуживых пациентов увозят домой», — подытожила она.

19:59

Брянск. «Человек выбирает профессию по своим интересам, по ощущению значимости своего вклада в общественную жизнь. Большинство людей, которые пошли в медицину, пошли не за деньгами, я думаю. Всё-таки ими движет призвание, это люди, готовые помочь другим людям. Конечно, когда ты хочешь помочь людям, а при капитализме тебя заставляют продавать лекарства и ставят зарплату в зависимость от объемов продаж — это неприемлемо», — заявила брянский фармацевт Татьяна.

19:42

Москва. Илья, 35 лет, инженер: «Я болею нечасто, и недавно обратился в поликлинику впервые за несколько лет. Система филиалов показалась не очень удобной. В одном из них попал то ли на очень низкоквалифицированного врача, то ли на халатного: через день после ее осмотра началось обострение, и я попал уже к другому врачу. И вот она меня исцелила физически и морально — подошла профессионально и по-человечески тепло.Пока есть такие люди — я верю в лучшее! Так что в моем случае были поводы и для расстройства, и для радости».

19:41

Орел. Ирина Владимировна, фармацевт, 49 лет, призналась корреспонденту ИА Красная Весна, что положительно оценивает состояние отечественной фармакологии на сегодняшний день. «В 90-х и 2000-х годах дело обстояло гораздо хуже. Сейчас больше стало отечественных лекарств, гораздо шире ассортимент, есть аналоги», — сказала Ирина Владимировна. По ее мнению, у отечественной фармакологии есть будущее.

19:06

Кемерово. Галина, сама живет в Алма-Ате, часто приезжает к пожилой матери в деревню в Кемеровской области: «В России в советское время была доступнее медицина. В деревнях даже роддома были. А сейчас поликлиники не везде. А если есть, специалистов минимум. Терапевт, в лучшем случае». О доступности медицины в деревнях Галина еще добавила: «В России самые квалифицированные врачи сосредоточились в центральных клиниках. В областных центрах и больших городах. В маленьких городах, поселках и деревнях остаются врачи с квалификацией ниже. В лечебных учреждениях областного значения платят гораздо больше».

19:06

Самара. В Самарской области во взятке в 50 тысяч рублей подозревается врач-травматолог. Дело передано в суд. Подробности в новости на ИА Красная Весна.

19:05

Москва. Наталья Л., терапевт:
«С профилактикой все плохо, никто в этом направлении не работает. Проблема решится, если врачам будут оплачивать этот раздел работы, а не требовать заполнения огромного количества журналов. Диспансеризация населения проходит формально. Самолечение будет до тех пор процветать, пока врачи в поликлиниках не станут более доступными в день обращения, а не через неделю или через месяц»

18:58

Иркутск. Врач-лор одной из иркутских больниц: «Да, если говорят, что врачи должны получать минимум 50 — хотелось бы их хоть раз получить. Но пока только растравляют „массу“ на якобы зажравшихся врачей, которые работать не хотят».
Полное интервью с иркутским врачом читайте в материале ИА Красная Весна: «Врач-лор: пациентов стравливают с врачами»

18:57

Москва. Нура, 24 года, лингвист-преподаватель: «Молодежь болеет чаще пожилых, но в поликлиниках приоритет пенсионерам. В поликлиниках помощь оказывают медленно, не хватает персонала. Но платную медицину в частных центрах позволить себе не могу, потому что из одного обследования вытекает другое и так далее, суммы доходят до шестизначных. Считаю, что медицина должна быть государственной и доступной населению нашей страны. К врачам отношусь с уважением и благодарностью за их труд. Из проблем вижу такую: зачастую врачи еле-еле печатают на компьютере, сто лет ищут одну кнопку, и в итоге на это уходит все время, а не на пациента, не раз с этим лично сталкивалась».

18:51

Москва. Мать двух детей Ольга Александровна рассказала корреспонденту ИА Красная Весна, что дождаться на дом участкового врача становится большой проблемой. Иногда приходится ждать несколько дней, пока врач из-за большой загрузки сможет посетить больного.
«Тут хочешь — не хочешь, а приходится заниматься самолечением. Хорошо, что я замужем, и муж обеспечивает меня и детей. А что делать, если тебе необходимо получить больничный для работы, я даже не представляю», — добавила Ольга Александровна.

18:47

Ульяновск. Медсестра хирургического отделения признается, что кадров не хватает, а к тем, кто есть, относятся как к рабам: « Сейчас проще медика посадить, чем защитить».

18:45

Москва. Об безобразной организации реабилитации после травмы рассказывает пациентка из Москвы:

«Врач-реабилитолог, когда я наконец-то к ней попала, сказала, что начинать реабилитацию надо было как минимум на месяц раньше. При этом реабилитолога я нашла сама, травмопункт даже ничего не говорит о такой необходимости! И даже о такой возможности, не говоря о конкретных адресах. 
Это ужасно, когда при хорошей работе оперирующих хирургов совершенно отсутствует система реабилитации пациентов. Никто ничего не знает и не говорит. Связь между этапами лечения абсолютно отсутствует. После больницы пациент должен выкарабкиваться без профессиональных советов, как это правильно сделать. » 

Такое впечатление, что сейчас, после развала системы Семашко, травмпунктам просто нравится, когда к ним ходят подольше. В возвращении пациента к полноценной работе медицина рынка не заинтересована и знать об этом ничего не хочет. Страховая система превратила медицину в сферу услуг со всеми вытекающими последствиями.

18:43

Таганрог. Пациент сравнил отношение к людям в центральных больницах Ростова-на-Дону и Таганрога. Сравнение оказалось не в пользу последнего.

18:28

пос.Масловский Воронежской обл.. Вероника Першина. Жительница поселка

«Моему старшему сыну 8 лет, младшему 8,5 месяцев. В нашем поселке вот такая проблема. У нас своя хорошая поликлиника, только лечить наших детей некому. А у нас их насчитывается 800 чел. Был раньше педиатр. С опытом. Лечила еще мое поколение (мне 31 год). А в 2012 году сделали из нее врача общей практики, сократив терапевта. Естественно, придя, можно и не попасть на прием, особенно в час пик массовой заболеваемости. Мне пришлось писать в министерство здравоохранения по Воронежской области », — рассказала Вероника

18:22

Зея. Елена Петрова. Жительница города.

«Главная проблема в нашем городе это нехватка специалистов и застарелые кадры, которые лечат детей по методу "наверное вашего ребенка сглазили" (утрирую). Мы с моими подругами спасаемся интернетом и доктором Комаровским, а когда ставят страшные непонятные диагнозы, едем в Благовещенск в платные клиники, чтобы узнать правильный диагноз», — рассказала Елена.

18:14

Кемерово. Маргарита Вагнер. Жительница города.

«В нашем городе странно проходят приемы педиатра. Ребенка не направляют на анализы. Назначают лечение, и я не знаю на чем основываются. Если через 3 дня не помогает, выписывают новое лечение. И так бесконечно. Может, у нас проблема с лабораториями?
Платную медицину, в лице узких специалистов позволить можно, но при простудном заболевании посещение платного педиатра выходит дорого (каждый приём 800 рублей. Их будет как минимум 3 (анализы и само лечение). Получится в районе 3500-4000 рублей. Но зато нам назначают правильное лечение изначально. И мы не скупаем лекарства каждые три дня. Мне сложно оценить уровень наших врачей. Мое ощущение, что им все равно. Даже осмотр проводят очень быстро (невролог смотрит новорожденного 5 минут всего, потом что-то пишет, ничего не спрашивая, и всё).
Я считаю, что на уровне детских поликлиник уровень очень низкий, приходится пользоваться услугами платных специалистов,»
 — сообщила Маргарита.

18:04

Благовещенск. Екатерина Савицкая. Жительница города.

«Талон в поликлинику нужно брать за одну, а то и две недели. Если ребенок заболел внезапно, нужно идти в живую очередь, просидеть там полдня, пока кто-нибудь пропустит, при этом выслушать недовольства тех, у кого талоны есть. Поэтому и ходим в платную», — сообщила врач.

17:57

г.Орел, 06.04.2018 07:00. Очередь в поликлинику за полчаса до открытия.г.Орел, 06.04.2018 07:00. Очередь в поликлинику за полчаса до открытия.
Тамара Подпоркина © Красная Весна

17:57

Орел. Наталья, местная жительница, 41 год: «Как правило, обращаюсь в платную клинику. В обычных поликлиниках выматывают очереди, да и отношение врачей хуже».

17:53

Таганрог. Врач с многолетним стажем, пенсионер.

На вопрос об отношении своих коллег к пациентам, собеседник ответил: «Все по-разному. Одни — нормально: занимаются своим делом, лечат. Другие — ждут от пациента… В основном, все нормально. Врачи и пациенты — один народ. Если болен народ, как может быть здоровой медицина?»

«Несмотря на это, наша медицина самая лучшая в мире. При таком отношении к медицине, при такой зарплате она еще и выполняет свою функцию. Это — супер–медицина. За такие деньги никто в мире работать не станет», — подчеркнул он.

17:43

Кировская область, Малмыжский район, деревня Шишинерь. «Медицины в сельской местности больше нет! Раньше у нас рядом в селе Рожки была больница, которая обслуживала соседние семь поселений, это около шести тысяч человек. Но в 2010-м году она сгорела. Куда только жители села не обращались, результат нулевой. „Оптимизация“ — даже в городах все сокращают, кто нам в селе новую больницу строить будет?» — Валентина Михайловна, пенсионер, инвалид третьей группы, рассказала корреспонденту ИА Красная Весна, как на селе обстоят дела с медициной (точнее, с ее отсутствием).

17:35

Ростов-на-Дону. Надежда, педиатр: «О работе молодежи в поликлиниках… Не вижу я молодежи, приходящей на работу в наши государственные поликлиники, тем более педиатром. Молодежь идет в функциональную диагностику, на УЗИ. Это направление востребовано, хорошо оплачивается и не перегружено. А средний возраст у нас в первичном звене — за 40 лет».

17:34

Тутаев. Татьяна Анатольевна, жительница города:
«Мы наивно полагали, что в понимании любого здравомыслящего человека понятие «реформирование» означает воплощение мер, направленных на улучшение, модернизацию и достижение высоких результатов. Но, оказывается, в наш век рыночных отношений реформировать — это значит разрушить, уничтожить основу и перевести все ценности в прибыль. Вот и дореформировались:
— заболел сегодня, а талончик на прием к терапевту не раньше чем через месяц;
— с сердцем проблемы, ну так, опять же, тебе нужно к тому же терапевту и, опять же, не ранее чем через месяц;
— ну, а если не очень повезло, и прихватил инфаркт или инсульт, то тоже нет проблем, — скорая отвезет в другой город, Рыбинск, за 60 км; а доедешь живым или нет, так это уж как повезет.
В результате реформирования, отделения в районной больнице сокращены, хорошие специалисты долго не задерживаются. Но зато у нас немало врачей, которые ставят диагноз не глядя на больного, — прямо с порога выносят вердикт.
Конечно, можно идти жаловаться главврачу или обратиться в страховую компанию, где опять же пожалуются на реформирование. Но ведь чтобы пройти все круги медицинских учреждений, нужно быть, ну, очень здоровым человеком. А такому врачи не нужны».

17:32

Ижевск. Ильнара Сакаева. Врач.
«Перешла только что на работу в городскую поликлинику. Первую зарплату еще не получала, но думаю, з/п будет не больше 20 тысяч. Оборудование есть, но хотелось бы более совершенное и современные условия работы. Бумажной волокиты очень много. Это задерживает время приема. В сумме больше «общаемся» с бумагами. С основной работы денег никому не хватает. Практически все подрабатывают».

17:28

Москва. Маргарита рассказала корреспонденту ИА Красная Весна о проблемах, с которыми ей пришлось столкнуться при посещении столичной поликлиники для получения бесплатной медицинской помощи. Так, пациентка отметила сложность с записью к профильному специалисту.
«Записаться на прием к врачу по полису ОМС достаточно затруднительно. Часто к нужному врачу можно попасть только через несколько недель. В то же время, если воспользоваться платными услугами, то можно практически на следующий день попасть на прием к тому же самому специалисту». Также различается подход к общению с пациентом при платном и бесплатном посещении специалиста. «Один и тот же врач со мной общался совершенно по-разному. Когда я приходила на платный прием, то общались со мной гораздо вежливее и внимательнее, чем на бесплатном приеме», — рассказала жительница Москвы.

17:24

Благовещенск. Антонина. Врач.
«Я работаю в частной клинике. З/п устраивает, оборудование современное и отношение отличное. На государство работала в начале своей трудовой деятельности (8 лет назад). Не устраивало почти всё. Зарплата низкая, время на пациента 15 минут (это очень мало). Оборудование и инструментарий устаревшие, отношение самих больных тоже не самое лучшее. Создается поток больных и вне очереди, и по записи. Каждый хочет к себе внимание больше отведенных 15 минут. Я люблю свою работу выполнять качественно, поэтому ушла в частную клинику, где на пациента отведено 40 мин и есть условия, чтобы быть хорошим врачом», — сообщила врач.

17:22

Москва. Андрей Кравченко, врач-реабилитолог, занимается врачебной практикой с 1997 года.
— Какие Вы видите проблемы в медицине?
— В отношении людей к самому себе. Незанятие спортом, сидячий образ жизни, пессимизм, злоба на окружающий мир. Человек сам изменился, потому что изменилась жизнь. Сейчас очень много соблазнов и большая разделенность на материальные классы.
— Это болезнь нашего времени или так было и раньше?
— Раньше этого было меньше, потому что была государственная идеология, была производственная гимнастика, пропаганда здорового образа жизни, широкий доступ к санаториям, нормы ГТО. Сейчас что-то пытаются возобновить, но на это надо время.
Сейчас люди занимаются самолечением. Все находят через интернет, покупают лекарства и лечатся, а к врачам не ходят.

— Видите ли Вы дефицит кадров в медицине?
— Врачи сейчас часто не по призванию работают, а руководствуются неправильными материальными благами, идут в профессию не для того, чтобы лечить, а чтобы заработать денег. Они ищут в медицине профессию, где можно заработать. Это стоматологи, пластические хирурги.
— Есть ли проблема с лекарствами?
— Сейчас, в связи с санкциями, наши промышленники делают химические формулы и уже выпускается много аналогов зарубежных лекарств. Это колоссальный плюс санкций.
— Но есть и минусы?
— В тяжелые времена главное не отчаиваться, главное работать, грамотно делать свое дело и делать это при любой власти. Это наша задача. Засучить рукава и работать.

17:18

Москва. Мать четырех детей Вера Михайловна рассказала корреспонденту ИА Красная Весна, что в столице крайне сложно бесплатно сделать детям прививки. «Вот уже более двух месяцев я пыталась добиться бесплатных обязательных прививок для своих детей. Но каждый раз мне говорят, что вакцин нет... Самое удивительное, что в соседнем кабинете поликлиники эти прививки спокойно делают. Но за деньги», — сообщила собеседница корреспондента.

17:16

Таганрог. Жительница города Юлия.

«Бабушке — почти 80 лет — стало плохо, давление 280 и сердце. Поехали с ней в городскую больницу скорой медицинской помощи. Дежурный врач с ней поговорил так, что она несколько часов физически не могла разговаривать — начала заикаться. Он нашел возможность съязвить: „Раз ваша бабушка такая ранимая, то ей нужен психиатр“. Кроме того, врач прямо сказал, что раз с прошлой госпитализации по той же болезни не прошло еще трех месяцев, то положить в больницу они просто не могут», — рассказала Юлия.

«Начала писать жалобу, для чего подтянула правовую базу: согласно закону „Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации“ врач обязан говорить с пожилым человеком с больным сердцем по-человечески. Отправила жалобу, руководство больницы ответило, что предпримет меры, но понимание того, что в тяжелой ситуации ты можешь оказаться один на один с тем, кто тебя за человека не держит, осталось», — заключила она.

17:01

Астрахань. Карнафель Татьяна. Врач.
«Я работаю в частном санатории. Зарплата небольшая, 1000 рублей за сутки дежурства. Приходится подрабатывать в детском лагере от «Газпрома», где платят хорошо. Подрабатывала также в районной поликлинике. Она обслуживает кроме города еще и детей из ближайших сел. На всю поликлинику одна машина. Как работать в таких условиях? Дети с сел дожидаются врача только к вечеру. Кроме того, на врача участкового возложена и неотложная помощь. Снимают с приема на неотложную помощь, а у кабинета ждет человек 40 больных детей. Врачей не хватает. Молодежь не хочет работать в таких условиях
Только что закончила сертификационные курсы. На курсах все слушатели были пенсионного возраста.
Казалось бы, при такой нагрузке должны быть и достойные зарплаты, но страховые компании всегда при проверке  находят возможность наложить штраф. Врачу с больным заниматься некогда, так как надо успеть оформить карту, статталон, написать направления (не хватает медсестер) и уложиться при этом в норматив приема по времени. Кто только придумал этот норматив?»
 — возмутилась врач.

16:41

Хабаровск. Сергей, провизор, 42 года.
«Отдельная «песня» нашей медицины — система так называемого непрерывного медицинского и фармацевтического образования. Это искусственно созданный «пылесос», предназначенный для банального выкачивания денег из врачей и провизоров, под благой вывеской «образования». По сути, в системе здравоохранения развернута паутина «липовых» и «полулиповых» платных семинаров, направленных на то, чтобы медицинские работники за свои кровные получали условные баллы для подтверждения своих сертификатов.

На самом деле, более разлагающего, коррупциогенного и вредного деяния, в сфере медицинского образования я и припомнить не могу».

16:36

Москва. Татьяна из Москвы назвала следующие наиболее острые проблемы российского здравоохранения: нехватка квалифицированных кадров, огромная разница в зарплате, так, например, если в Москве терапевт получает 70 000 руб., то в Подмосковье — 25 000.
Ее не устраивает «система переквалификации во врачей общей практики: терапевт не должен заменять кардиолога». Еще одна проблема — в Москве из взрослых поликлиник убрали кабинеты физиотерапии: «Это благо, что еще хоть в детской поликлинике физиотерапия есть. Во взрослых убрали, типа не подтвержденная польза. Про объединение вообще молчу. Был кардиоцентр у нас, супер: и ванны там тебе, и массаж, и психолог, что хочешь, а сейчас оборудование вывезли в неизвестном направлении и теперь там просто филиал поликлиники».
Татьяна поделилась своим мнением о сравнении государственной и частной медицины: «В районах новостроек население постоянно увеличивается, и имеющийся врачебный штат не справляется с нагрузкой, зарплата маленькая. В итоге врачи уходят в платные центры. У врачей в госсекторе нет мотивации к самообразованию, переаттестация обычно является фикцией и проводится “для галочки”. Я считаю, что качество госмедицины должно быть конкурентоспособным с платной».

16:23

Бердск. Елена, мама двоих детей:
«В воскресенье у младшего ребенка заболело ухо. Хотели пойти в бесплатную поликлинику, но оказалось, что ЛОР принимает только один день в неделю в четверг. Пришлось идти в платную клинику. Складывается впечатление, что в государственных поликлиниках узких специалистов берут на работу только для галочки: мол, есть у нас такой, что вы возмущаетесь. А реально, когда нужно, попасть к такому специалисту невозможно».

16:22

Оренбург. Провизор.
«Российская фармакология находится не в лучшем состоянии. Основное преимущество лекарственных средств, произведенных отечественными компаниями, — это низкая цена, но из-за этого страдает качество препарата (используются дешевые субстанции), и всё чаще можно услышать отзывы, что препарат не работает.

Как правило, российские производители выпускают «дженерики», причем не брендированные. Разработка новых препаратов требует крупных финансовых вложений и длительного времени 8-10 лет с момента начала разработки до выпуска препарата на рынок. Государство регулирует ценообразование на препараты, включенные в список жизненно важных лекарственных средств, что негативно сказывается на рентабельности их производства — это грозит исчезновением дешевых препаратов. Без внятной программы развития отечественной фармобласти как стратегической отрасли перспектив нет.

Все фармкомпании лоббируют свои интересы как через научное и медицинское сообщество, так и через аптечные сети. Основная проблема состоит в подходе — медицина для нас бизнес и сфера услуг или стратегически важная отрасль обеспечивающая безопасность в условиях криогенной войны»
.

16:21

Смоленск. Медицина находится не в лучшем состоянии, заявил врач-психотерапевт, отвечая 6 апреля на вопросы корреспондента ИА Красная Весна.

Ответы на вопросы тридцатичетырехлетнего врача-психотерапевта с десятилетним стажем работы читайте в интервью.

16:13

Иркутск. Дмитрий, 29 лет, отвечая на вопрос о том, какие проблемы российского здравоохранения стоят для него наиболее остро:
«Дефицит кадров в поликлиниках. К примеру, мне буквально сегодня терапевт сказала, мол, к кардиологу лучше не записываться без острой необходимости, очень большая очередь и большой срок ожидания приема».

16:11

Москва. Женская консультация:
Врач: — Значит так, я кладу вас на сохранение.
Пациентка: — С какой целью?
— Не спорьте, мне лучше знать. Так будет безопаснее.
А всё-таки? Анализы в норме, самочувствие хорошее...
— А давайте-ка я Вам давление померяю, как оно там у нас?
Измеряем давление. 120 на 60.
Такой откровенной злобы во взгляде человека я давно не видела.

16:06

Оренбург. Участковый врач-терапевт.
«Поликлинические врачи находятся между молотом и наковальней. С одной стороны — хамы-пациенты, которые срывают на врачах свою злость на систему здравоохранения в целом. Жалуются на врачей во все возможные инстанции, а врачи тоже люди (которые, между прочим, работают за смешные зарплаты). С другой стороны — руководство, которое давит на врачей. Примерно полгода как с врачей посрезали надбавки и доплаты, таким образом реальные зарплаты снизились».

16:06

Ханты-Мансийск. Департамент здравоохранения Югры заявляет о средних зарплатах врачей более чем в 100 тыс. рублей. Врач-терапевт Елена таким заявлениям не верит, т. к. они, в общем, обозначают то же, что и средняя температура по больнице. «Многое зависит от должности и квалификации специалиста, которую нужно постоянно подтверждать, что отнимает много времени и сил, которые нужно отдавать больным», — делится она сомнениями.
Основной проблемой медицины на сегодняшний момент, по ее мнению, является низкая доля качественных лекарственных препаратов отечественного производства при дорожающих импортных препаратах, которые закупаются в недостаточных количествах по известным причинам. При этом тенденция в отечественной фармакологии заключается в развитии производства «дженериков», то есть прямых аналогов импортных лекарств, которые зачастую действуют гораздо хуже оригиналов.

16:05

Село Черемхово. Амурская область. Александра Козьмина. Врач.
«Я работаю в Черемховской амбулатории от Ивановской больницы. Заработная плата на данное время меня устраивает, а всё остальное, конечно же, нет. Писанины очень много, требований тоже, а времени на пациентов совсем нет! А я, как врач общей практики, веду и детей, и взрослых. Я была бы рада уделить каждому время, но увы, бумажная волокита занимает все время, а что остается, то уходит на обслуживание вызовов неотложной помощи.
Оборудование у нас в амбулатории, конечно же, всё старинное. Лаборант считает все анализы своим глазом, а остальные на старинных аппаратах!»,
 — сообщила врач.

16:04

Белгород. Главный недостаток государственных поликлиник — нехватка врачей-специалистов, высказал свое мнение врач-педиатр городской детской поликлиники. Причиной этого являются дороговизна получения специализации в вузе и невысокий уровень оплаты труда, что приводит к уходу профильных врачей в платную медицину. В последнее время ситуация с оплатой улучшилась, лишь бы это не было временным явлением к выборам.

16:02

Екатеринбург. Марина К., мать двух детей 14 и 9 лет. «Современная система здравоохранения в России нацелена на получение максимальной прибыли. Все это понимают. Врачи в этих условиях делают все, чтобы получить больше с одного «клиента». Отдельная история — это лекарства. Есть лекарства, которые одно лечат, другое калечат. Но это еще полбеды. На примере своих детей, знаю что такое лечение симптомов, а не болезни. Сколько нервов было потрачено, чтобы решить вопрос! Нам повезло, что мы попали на грамотного иглорефлексотерапевта, который вылечил сына и дочь».

«Невозможно обезопасить себя от врачебной ошибки, люди (кто как может) при отсутствии результата от, назову ее «классической», медицины, обращаются к нетрадиционным методам лечения, представители которых в массе своей тоже подвержены тем же болезням. Тех, которые могут лечить — немного. В основном шарлатаны и барыги от фармакологии, которые раскручивают гомеопатию. Нет институтов, которые на хорошем, качественном научном уровне могли бы выявить тех людей, которые показывают результат, действительно помогают людям, а не делают на этом деньги. Нет политической воли начать преобразовывать систему здравоохранения».

15:53

Благовещенск. Светлана Ищенко. Педиатр, 62 года, 35 лет в профессии. Сейчас на пенсии. Активно консультирует.

«Вчера как раз был звонок от моей одногруппницы из города Хабаровска. Она работает участковым педиатром. Долго слушала ее исповедь. В словах было много горечи и обиды. Ее обвиняет руководство в работе «по-старинке», т.е. назначает «слишком обширное» обследование своим пациентам для выявления проблемы по здоровью. Этот разговор у нее состоялся с заведующим поликлиникой. Долго ее пришлось и успокаивать и убеждать, что это не она плохо работает, а сейчас такова медицина. Подход другой. Страховая медицина считает деньги, препятствуя «слишком большим расходам на диагностику» больных.
Я сама с этим столкнулась еще в 2007-2011 годах, работая в стационаре райчихинского детского инфекционного отделения. Имели место жесткие запреты по выходу за стандартные нормативы обследования. Профессию свою любила. Шла на работу с удовольствием. Будни были иными. Сокращение коечного фонда, сокращение штатов, постоянно работа в стрессе и негативе. Медицина яростно уничтожается!
Удовлетворения от работы не получала, лучшим вариантом было уйти на заслуженный отдых в связи с достижением пенсионного возраста. Позже, анализируя эти события и свое решение, я понимала, что сделала правильный выбор. Моя нервная система отдыхает, здоровье сохранено. Свое свободное время посвящаю родным и близким. Много консультирую»,
 — сообщила врач.

15:51

Алма-ата, Казахстан. Игорь, 57 лет. О разнице советской и современной казахстанской медицины: «По доступности то же самое. Квалификация ниже». На вопрос о платной медицине ответил: «Платная быстро и лучше. Можно и бесплатно лечиться, но долго и сомнительно».

15:50

Санкт-Петербург. Врач-трансфузиолог: единое лабораторное обеспечение службы крови очень важно, так как подходы при анализе отличаются от клинической медицины.
«Задача клинической лаборатории максимально обследовать данного больного, то есть провести широкий диапазон исследований, которые нужны для постановки больному правильного диагноза. А в службе крови количество исследований ограничено приказом, но оно должно быть обязательно сделано качественно, и обязательно, чтобы исследование было сделано в определенные временные рамки, то есть быстро, чтобы кровь было можно вводить», — сказала врач-трансфузиолог.
Медик отметила, что качественно и быстро анализ может быть сделан в специализированных лабораториях.

15:46

Москва. Ирина, терапевт из ведомственной клиники рассказала о печальных результатах проводимых в здравоохранении реформ.
Первая фатальная ошибка оптимизаторов — это отмена интернатуры и ординатуры. Затем, сокращение стационаров и рост загрузки поликлиник, где не хватает хорошо подготовленных специалистов. Тем более, что по нормативам у них на лечение просто нет времени. К тому же теперь к специалисту теперь попасть трудно.
Общий итог: ухудшение качества оказания медицинской помощи в стране.

15:40

Москва. Студентка 4 курса московского вуза Маргарита Владимировна поделилась своими впечатлениями о бесплатной медицине: в поликлиниках «нормальные врачи, единственное, что обычно они все злюки и часто очень казенно относятся к твоим проблемам. Вероятно, потому что они работают за копейки».

15:35

Благовещенск. Оксана Еничева. Оториноларинголог.
«Я работаю на полторы ставки врача в Амурской областной больнице. Качество оборудования страдает, и как следствие — качество труда. Нет возможности выполнять многие необходимые оперативные вмешательства. С врачей сейчас требуется больше «бумажек», чем здоровья людей. На это уходит очень много времени. Для начальства важно не качество лечения того или иного пациента, а ведение истории болезни и соблюдение «койко-дней».
Постоянно штрафуют отделение по непонятным причинам. Убирают проценты. Это несмотря на то, что повысили заработную плату. Мы не знаем, что такое премия. И мне не понятен принцип оценки нашего труда и переработки.
В целом, я люблю свою работу, но если бы улучшили оборудование и качество труда, я бы любила ее еще больше»,
 — сообщила врач.

15:25

Москва. Елена из Москвы (ЮЗАО): «Частная медицина очень дорогая, народу не по карману, а в городские поликлиники не попасть, нужно с работы отпрашиваться. При этом либо вообще нет возможности сдать необходимые анализы, либо надо ждать такой возможности месяц (УЗИ, например). Да и врачи больше думают о прибыли, чем о пациенте».

15:23

Москва. Врач-стоматолог, к.м.н., работающий в одном из государственных центров: «Конечно, у нас есть переработки, потому что чем больше работаешь, тем больше зарплата. Оборудование далеко не новое, все время что-то чинят! Бумажная волокита — ее куча, и с каждым годом становится все больше и больше, но это в связи с тем, что пациенты сейчас такие, что нужно юридически обезопасить клинику. К врачам относятся как к услуге, а не как к врачу, пациенты считают, что врач ему должен. Помимо этого, законы в этой сфере пишут люди, которые не разбираются в медицине. И это тоже проблема. Врач не может себя защитить. Врач во всем виноват. Государство врачам никак не помогает. В поликлиниках врачи не очень хорошие, потому что берут всех подряд. Впрочем, есть хорошие центры, но туда работать только через связи можно устроиться. Многие уходят из профессии. В поликлиниках плохие условия, в хорошие центры не попасть, в частных — в большинстве случаев во главе угла прибыль, а не забота о пациенте».

15:17

Москва. Татьяна из Москвы: «Сроки ожидания записи сильно увеличились, к специалистам напрямую не попасть. С острыми болями на скорой забирают не со всеми диагнозами, мучайся дома. Считаю, что необходимо создавать центры, где можно сразу посетить всех врачей, этого сейчас нет: один врач — в одном филиале, другой — в другом. Вообщем, раньше было лучше и удобнее».

15:07

Саратов: Заведующая клиникой на вопрос корреспондента ИА Красная Весна о проблемах в системе здравоохранения: «Врач в системе здравоохранения — простая марионетка, винтик в этой системе или расходный материал. Он всем и всё должен. Он должен системе: не портить статистику, не расшатывать своими идеями бюджет, лечить и обследовать по стандартам (желаю, чтобы тех, кто изобрел стандарты, всегда лечили по стандартам), выполнить все нормативы, правильно четким почерком заполнить всевозможные бумаги, потом еще в электронном виде продублировать, с радостью взять дополнительную ставку, нет — лучше полторы, работать не за деньги (денег нет, вам же ясно сказали — держитесь!), быстро и точно ставить диагнозы, а для этого иметь в ушах и глазах встроенные ЭКГ-УЗИ-Рентген-аппараты, лечить словом и руками, дабы не тратить деньги системы (они не для этого), относиться к системе с чувством должного почитания и не перечить,а иначе система тебя выплюнет или съест, ведь она же тебе платит».

15:04

Санкт-Петербург. «В службе крови не может быть частных денежных отношений», — заявила врач-трансфузиолог одного из медучреждений Санкт-Петербурга. Врач службы крови отметила, что сейчас мы наблюдаем централизацию службы крови по всей стране, что, по мнению специалиста, является положительной тенденцией. «Служба крови по своему смыслу является особенной вещью в медицине, и она должна быть единой», — сказала врач-трансфузиолог.
На вопрос о нехватке кадров врач ответила, что, так как в службе крови не должно и не может быть частных денежных отношений — сфера полностью дотируется государством — проблема с кадрами существует, как и везде.
Также медик добавила, что федеральная программа по развитию службы крови 2008–2012 года по всей стране значительно выровняла уровень донорских отделений по всей стране.

14:54

Краснодар. Педиатр деткой поликлиники Галина В.:
«Основная проблема, на мой взгляд — это нехватка кадров. Молодые специалисты не хотят работать с нагрузкой, превышающей нормы в 2 или 3 раза, за те копейки, которые получаем мы. И даже если они захотят, то просто не смогут — такую нагрузку тянуть очень тяжело. Кроме того, на наших плечах лежит огромный объем бумажной работы. У нас на многих участках годами нет ни врача, ни медсестры. На моем участке должно быть 800 детей, мне прибавили еще 1000, и так у каждого врача. Когда грудничков не 40-50, а 180 — их невозможно даже запомнить. Поэтому у нас такие очереди и нет времени должным образом уделить внимание пациентам.
Но я люблю свою работу, и если бы не было кадрового дефицита, я бы работала здесь всю жизнь. А так, конечно, очень тяжело. Вызов на дом — это тоже проблема, я обслуживаю несколько участков на огромной территории, бывает за один раз нужно обойти более 30 адресов, это 3 минуты на пациента! Часто прием пациентов в поликлинике ведет заведующая, мы остаемся на работе до позднего вечера, чтобы принять всех пациентов. На прием одного пациента предусмотрено 12 минут, но почти всегда по окончанию этой нормы выдаются еще дополнительные талоны пациентам, которым не хватило времени, иногда больше 35! И мы принимаем всех, понимаем, что пациентам тоже тяжело».

14:54

Таганрог.
«Почти 2,5 часа мы просидели на кушетке в коридоре приемного отделения», — рассказала дочь пациентки, привезенной в больницу на «скорой» с приступом гипертонии.

14:38

Калуга. Бывший врач-инфекционист из Новосибирска, проживающая в Калуге Юлия Н., 46 лет
На вопрос о перспективах в системе здравоохранения, Юлия ответила — «Что тут исправишь? Нужно заново всё строить. Ведь у нас уникальный опыт был, система советского здравоохранения Семашко. Тогда профилактике большое внимание уделяли, а современной медицине нужно больше больных, нужно на них зарабатывать».

14:35

Новосибирск. Современная здравоохранения превращает врачей и пациентов во врагов, заявила врач отоларинголог поликлиники города Новосибирска Людмила Николаевна 6 апреля, в интервью корреспонденту ИА Красная Весна. Длинные очереди и оптимизация медицины — звенья одной цепи.

14:20

Курск. Врач-терапевт:
«Диспансеризация населения носит формальный характер, а между тем, опасные заболевания «молодеют». Инсультами и инфарктами страдают уже тридцатилетние. И даже выявляемые профосмотрами болезни, такие как гипертонические проблемы, метаболические нарушения работы сердца, гинекологические болезни многие пациенты в дальнейшем игнорируют. А статистика профосмотров показывает, что, например, у 15% осмотренных женщин есть предпосылки к онкологическим заболеваниям... Многие сейчас не делают традиционные прививки, считая их почему-то опасными. И эти люди пользуются эпидемическим благополучием, то есть отсутствием эпидемий, за счет имунитета привитых... Проблема самолечения очень острая. Люди с помощью интернета и других информационных источников лечат себя сами. У меня была пациентка, которая до обращения в поликлинику, лечила все свои болезни, вплоть до головной боли, антибиотиками. И это не единичный случай. Поэтому необходимо расширить список лекарств, продаваемых по рецептам».

14:17

Москва Терапевт: «Работаю в системе ДМС уже 4 года. До этого работал 7 лет в обычной поликлинике. Все 4 года нахожусь в эйфории от того, насколько лучше работать в добровольном страховании. Зарплаты и нормативы примерно похожи. С той разницей, что надо выезжать к пациенту по всей Москве и в область, а не обслуживать свой участок. Но нет огромного количества лишней работы, связанной с оформлением льгот, бесплатных рецептов и т.д. В обычной поликлинике все борются за небольшой кусок бесплатного государственного пирога. Раньше переработок у меня просто не было. Сейчас если переработки случаются, то они оплачиваются».

14:16

Орел. Игорь, 35 лет, пациент орловской областной больницы:
«Основные проблемы врачей — нехватка денег, маленькие зарплаты. Повлиять на систему здравоохранения можно: меньше болеть. Изменять систему должна мораль, мораль общества. Медицина не должна быть платной».

14:02

Томск. Врач первичного сосудистого отделения на вопрос «Могут ли врачи как-то отстаивать свои интересы?», ответил:
«Нет, не могут. Защита врачей — это действительно проблема. Куда могут обратиться врачи? Прежде всего, это прямое руководство: начмед, главный врач. Но зачастую проблемы и угрозы исходят именно от этих людей. К сожалению, и такие органы как профсоюзы тоже не могу помочь. У нас был спорный момент с доктором, он действительно был прав, но руководство давило, и мы ничего сделать не могли». Подробнее читайте в интервью.

13:54

Новосибирск. Местные СМИ сообщили о направлении в суд дела о многомиллионных хищениях в одной из больниц города (о какой именно — не сообщается). В группу злоумышленников входили должностные лица больницы. С 2012 по 2015 годы они покупали медицинские товары по завышенной цене у коммерческой организации, с руководителями которой были в сговоре.Таким образом у государства было похищено 17 млн рублей.

13:47

Ханты-Мансийск. В целом ситуация с здравоохранением в Югре находится, по мнению врача-хирурга, на хорошем уровне. Медицинские услуги «оплачиваются в полной мере и качественно по полису ОМС». Так в «онкологическом центре проводится химиотерапия за округа — такое мало где есть в России». В то же время у врачей маленькие зарплаты и дополнительно не оплачиваются ночные смены и работа в праздники.
«Работе врачей мешают страховые компании, которые вынуждают нас делать подробные осмотры, практически безошибочные. Если они находят ошибку в карте: орфография, не заполнен лист диагнозов, не указано артериальное давление (даже в тех случаях где этого не нужно), то штрафуют больницу и врача», — рассказал врач. В итоге получается, что врач больше внимания уделяет заполнению бумаг, чем пациенту.

13:46

Москва. Студент Первого МГМУ им. И. М. Сеченова:
«Я не знаю, что происходит в регионах, но по учебе в Москве — у нас мало практики. Да, она стоит в учебном плане, но по факту мы не видим больных. Чувствуется урезанность программы, и, конечно, хочется больше общаться с пациентами. Иначе в будущем мы услышим в фонендоскопе то, что никогда не слышали до этого, и можем ошибиться в диагнозе. Это страшно. C другой стороны, у того, кто хочет научиться, всегда есть возможность, ну в нашем вузе точно. Только для этого надо дополнительно ходить на кружки, а хочется-то узнать всё и на занятиях».

13:42

Смоленск. Пациентка 64 лет рассказала корреспонденту ИА Красная Весна о том, что раньше на ее участке терапевт была не очень отзывчивая и ее подход к лечению нравился далеко не всем больным, но она была. Теперь же терапевт уволилась, и за участок никакой доктор не отвечает. В регистратуре тоже не знают, к кому направлять пациентов с «брошенного» участка, и зачастую работник регистратуры спрашивает обратившегося за помощью человека, к кому тот идет, но пациент не знает, какой врач его может принять и в какое время. Возникает неразбериха, и в этих условиях вылечиться становится еще труднее, чем раньше.

13:37

Валерия, Санкт-Петербург:
«Валентина Матвиенко четко и ясно высказалась: страховая медицина — пример того, как частный бизнес видит роль государства в личном благополучии. Значит не только основное население знает проблему, знает и Совет Федерации. Что мы можем сделать сегодня — не молчать, жаловаться, в тех же поликлиниках, не стесняться, а доносить все несправедливости хотя бы до заведующих поликлиниками, мы и этого не делаем...»

13:30

Москва. Президент «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский убежден, что основные проблемы здравоохранения в России сегодня — расширение платной медицины, принципиальная неэффективность страховой системы, лекарственное необеспечение, а также недостаточное внимание программам укрепления здоровья населения. Подробнее читайте в интервью.

13:26

Нижний Новгород. Фармацевт, стаж 30 лет:
«Препаратов производится много, но качество плохое. Своих разработок практически нет, прямо единицы и все, что у нас производится. Возьми любой препарат, почти любой является „дженериком“ какого либо импортного средства. Есть заводы, например „НижФарм“, которые хотя бы по Европейской системе качества работают, а есть компании, которые работают непонятно по какой системе качества. Перспективы у российской фармакологии есть, только надо вкладывать деньги и выходить на Европейский уровень качества „GMP“».

13:22

Саратов. Отвечая на вопрос корреспондента о состоянии детской медицины в Саратове, врач-педиатр сообщила: «В последние годы наблюдаю «вытеснение» пациентов из муниципальных лечебных учреждений в платные, как будто кто-то задался целью, чтобы бесплатно лечились исключительно малоимущие, а все остальные лечились бы платно. Однако, например, в области детских инфекционных заболеваний, экстренной детской хирургии этого ни в коем случае нельзя делать, но делается...
Каждую зиму у нас одна и та же ситуация: не хватает койко-мест в Саратовской детской инфекционной клинической больнице № 5, а этой зимой мест не хватало катастрофически! Кровати стояли вдоль всего коридора с обеих сторон. Детям с температурой, с отеком горла помощь оказывали в коридоре, матери были вынуждены спать на стульях, вместе с детьми на детских кроватях… Все, кто могли, ушли в платные учреждения.
У нас закрывается детское экстренное отделение гнойной хирургии в Клинической больнице им. С. Р. Миротворцева СМГУ. Нам говорят, что сколько-то коек закроется здесь, а потом, может быть (!), сколько-то коек откроется в области, но это так не делается! Отделение в одной из самых лучших больниц, имеющей почти 100-летнюю историю — это атмосфера, традиции, опыт и коллектив, который складывался десятилетиями — это буквально «намоленное» место. Все это будет в одночасье потеряно. Специалисты разъедутся — их с руками оторвут в Москве или где-то еще, а больница не сможет оказывать экстренную хирургическую помощь детям!»

13:19

Орел. Николай, 30 лет:
«Самая большая проблема — это отсутствие профилактики на уровне формирования здорового образа жизни и психологии здоровья... Платную медицину могу себе позволить, но с трудом, а бесплатная почти прекратила существование как средство выздоровления. Один раз случилось лежать в больнице, так меня не лечили просто потому, что я не ходил на платное обследование в рамках бесплатного обслуживания».

13:15

Людмила, Санкт-Петербург на вопрос о специфике работы врачей в малых населенных пунктах по сравнению с городом: «Я 18 лет прожила в станице Ростовской области, и теперь думаю, что там было намного лучше чем в Питере. Есть и врачи «от бога», а если нет, то платишь за реальную диагностику и лечение, потому что «плохим» врачом быть стыдно, все друг друга знают!»

13:12

Надежда из Долгопрудного. Московская область. «По-моему, в Москве с медициной все же лучше, чем в регионах. Сама я наблюдалась по беременности и рожала бесплатно в Москве, особых претензий у меня нет. Из минусов бесплатных родов в Москве — все хотят побыстрее от тебя отделаться: роды стимулируют без показаний, из роддома выписывают рано, дородового отделения нет. Хотя на экскурсиях говорят, что «всех поступивших наблюдаем сутки в дородовой палате». В Долгопрудном, где я сейчас живу, не очень хорошо обстоят дела с детской медициной — врачей не хватает, до поликлиники можно добраться только на машине. В районной поликлинике, рассчитанной на несколько десятков тысяч человек, только один педиатр. Из-за этого — очень большая очередь на прием. Я знаю нескольких человек, которые в первый год жизни ребенка вообще не стали вставать на учет в государственную детскую поликлинику, а купили годовую комплексную программу в частной клинике. Это обошлось им им в 50…75 т. р. в год, то есть, около 5000 в месяц. Но транспортные расходы на такси у тех, кто прикрепился к государственной больнице, тоже существенные — 500 рублей за поездку — чтобы просто доехать с малышом до поликлиники на такси (своя машина, конечно, хорошо, но не у всех мам она есть). Иногда сдать анализы платно возле дома дешевле, чем ехать в поликлинику. Такая вот бесплатная медицина. Не могу сказать, что платный прием гарантирует высокое качество. От знакомого биолога знаю, что посевные лаборатории платной клиники не очень хорошие, поэтому бактериальные посевы лучше сдавать где-то еще. Сама столкнулась с тем, что в государственной больнице мне было назначено адекватное лечение, а в частной клинике, куда я обратилась для проверки диагноза — препарат-плацебо. Знаю, что в других городах с медициной дела обстоят гораздо хуже. Например, моя родственница в Нижегородской области, болеет миелодиспластическим синдромом (нарушение синтеза кровяных клеток). Ей жизненно необходимо ежемесячное переливание донорской крови. Лечащий врач в государственной больнице не выписывает направление на госпитализацию без „оплаты“ 3-5 т. р. Немаленькая сумма для одинокой пенсионерки — ежемесячная плата просто за то, чтобы жить».

13:09

Саратов. Фармацевт небольшой центральной аптеки рассказала, что соотношение отечественных лекарств к импортным примерно 30 на 70 процентов. По ее словам, за последние 20 лет медикаменты стали доступнее людям: «У дорогих товаров есть и дешевые аналоги». Сама работница признает, что больше доверяет зарубежным лекарствам, но они ей не по карману.

13:08

Уфа. О проблемах тяжелобольных людей рассказала член Общества взаимопомощи при болезни Бехтерева, председатель родительского комитета средней общеобразовательной школы №8 г. Уфы Ирина Кулакова 5 апреля в интервью корреспонденту ИА Красная Весна.

12:59

Евгения, г. Мытищи Московской обл. : «Очень мало думающих врачей! Возможно сами врачи и не виноваты, а система здравоохранения у нас такая: за 12 минут на пациента особо не разберешься». Евгении пришлось самой искать причину своего плохого самочувствия, врачи ей не помогли, зато симптомы лечили. Улучшение наступало, но не надолго. «Мне пришлось дочитаться-докопаться до причины самостоятельно и попросить дать направление на гормоны щитовидной железы. Вот как доверять свое здоровье такой медицине?» Когда причина была установлена, врачи стали говорить, сейчас всё восстановится, всё станет хорошо. Улучшение наступило, но опять ненадолго: «Прошло чуть меньше года, анализы идеальные, а симптомы стали возвращаться. И опять врачи лечат симптомы, а не ищут первопричину. И опять мне приходится читать и разбираться самой! В нашей стране, если есть какое-то хроническое заболевание, то „на врача надейся, а сам больше знай“»
Платная медицина тоже не выход: «Платные врачи советуют какие-либо БАДы (по системе сетевого маркетинга), соответственно, кроме того, что за прием отвалишь, так еще и за БАДы немалые деньги».

12:58

Воронежская область. р.п. Рамонь. Галина, мать двоих детей:
— Какие проблемы российского здравоохранения стоят для Вас наиболее остро?
— Самые острые проблемы на мой взгляд это: нехватка автомобилей-экипажей скорой помощи, огромные очереди в кабинеты государственных поликлиник. На пациента отводится всего 13 минут! А если это маленький ребёнок!? Раздевать-одевать будешь только минут 10!!! Врачи вынуждены заполнять огромное количество бумаг вручную, куча отчетов и постоянные проверки. — Можете ли Вы позволить себе платную медицину? Если да, то чувствуете ли какую-то качественную разницу между ней и государственным сектором? Должна ли медицина переходить в частные руки или ей должно заниматься государство?
— По поводу платной медицины: да, везде ремонт, чистота, приветливо улыбаются. Но ответственности за лечение не несут. Только консультация. А если вдруг что-то серьезное, отправляют в государсвенные поликлиники. Контроль государства нельзя отменять. Страховая медицина — неплохой проект, но в нашем государстве это как-то криво работает. Услуги частного доктора в полном объеме себе позволить не можем. Только консультация. Не дай, Бог, какая-то операция. Ее нам точно не потянуть.

12:54

Белгород. По мнению пациентов платной поликлиники, платная медицина не является панацеей. «Бесплатная не долечивает, а платная перелечивает. В платной медицине у нас как: побольше бабок за прием заплати и находят [всё] новые болячки», отметил в интервью корреспонденту ИА Красная Весна один из них.

12:53

Павел, участковый терапевт из Москвы с десятилетним стажем работы, рассказал о проблемах современной системы здравоохранения. По его словам, вся наша система здравоохранения — это сочетание стремления сделать как на Западе и попытки при этом на всем сэкономить. Формализация задач и технологий в медицине приводит к формализации работы врачей и соответствующему результату. Уровень подготовки врачей падает. Времени на работу с больными и профилактику их здоровья нет. Мест в стационарах не хватает. Уровень оплаты труда в Москве и крупных городах — нормальный, а регионах медицина просто выживает. Система ОМС — фикция и обман.
По мнению Павла, проводимые реформы — тупиковый путь и требуется переосмыслить задачи и цели системы здравоохранения в целом, чтобы медицина была направлена не на прибыль страховых и фармакологических компаний, а на здоровье граждан.

12:51

Москва. Борис Е., врач ультразвуковой диагностики со стажем в 5 лет считает, что от системы ОМС необходимо полностью отказаться:
«ОМС — это зло, их задача только отобрать у больниц больше денег. Чем больше отберут, тем им лучше. А могут еще одного проверяющего нанять и еще больше отобрать», — заявил Борис Е.

12:43

Реанимация. АрхангельскРеанимация. Архангельск
© ИА Красная Весна

12:40

Архангельск. Гайдуков К., преподаватель медицинского вуза, к.м.н., врач анестезиолог-реаниматолог рассказал, что проблемы в современном высшем медицинском образовании очень серьезны и носят глубокий, комплексный характер.

«Складывается такое впечатления, что наша власть понятия не имеет о том, какой врач нужен стране. Да и нужен ли он ей вообще?», — заключил преподаватель.

12:27

Москва. Мукаддаса, москвичка, 60 лет: «Наши врачи как роботы, на пациентов вообще не смотрят, а только в экран компьютера, объясняя это строгой отчетностью и необходимостью заполнить кучу бумаг. Им не до пациентов, лишь бы не оштрафовали поликлинику. Если раньше, в советское время, врачи хотели иметь полную картину о пациенте, то сейчас всячески отговаривают от анализов и исследований. И зачастую без протекции вообще не дождешься нормального отношения».

12:24

Сергиев-Посад. Илья, посетитель одной из поликлиник.
«Это русская рулетка, вне зависимости от того, платный у вас револьвер или бесплатный: патроны-то одни и те же» — сказал он. Илья разъяснил, что видит большую проблему в профессиональной компетентности кадров, которые часто работают и на бюджетных и на коммерческих медицинских платформах одновременно. Обращаясь к своему опыту, Илья добавил, что в городе еще остались врачи, работающие за идею вопреки общему развалу и коммерциализации медицинской системы, которые заслужили настоящее доверие и уважение. «Есть редкие люди, в этой профессии, которые не только давали клятву Гиппократа, но действительно следуют его идеям в своей работе!»

12:18

Воронеж. Местный житель, 42 года: «Этой зимой сломал ногу на улице и узнал на собственном опыте, как обстоят в Воронеже дела с оказанием скорой помощи. Чуть не замерз, пока ждал скорую, которая приехала только через час. Но в больнице очень быстро направили на рентген, наложили гипс, сделали контрольный снимок и выписали. Оборудование современное, отношение человеческое. Через 2,5 часа уже в гипсе ехал домой. В целом осталось двойственное впечатление. Надо, чтобы скорые приезжали вовремя».

11:56

Рязань. Роман С., отец годовалого сына: «Мы отказались от прививок своему малышу, хотя есть мысли все-таки сделать прививку от кори с учетом ситуации на Украине и в некоторых странах СНГ. Мы с женой совершенно не являемся антипрививочниками, но нас очень сильно напрягают истории знакомых родителей о побочных эффектах прививок на их старших детях и отсутствие уверенности в должном качестве отечественных вакцин. И в зарубежных вакцинах нет абсолютно никакой уверенности, вряд ли торгаши заинтересованы в нашем здоровье, скорее в обратном».

11:56

Смоленская обл., г. Десногорск. Жительница Десногорска, Ирина, 55 лет: «Для того, чтобы понять в каком состоянии находится система здравоохранения в нашем городе достаточно зайти в центр занятости населения. Тут и без слов все понятно. Городку требуются 12 врачей, которых приглашают на зарплату от 10 до 12 тысяч и не обеспечивают жильем. Так что и дальше будем жить по принципу: спасение утопающих — дело рук самих утопающих...»

11:54

Елена Владимировна, врач-хирург, Москва: @*

Есть фундаментальная проблема, важнейшая, на мой взгляд — проблема языка, на котором думают и пишут врачи. Это настоящая беда, деградация, в том числе в научных статьях. А уж ценность информации, записанной на этом языке в медицинских документах, вообще уже не нулевая, а отрицательная величина. Зачем строить грандиозные планы создания информационного единого пространства, при таких текстах, не имеющих отношения к русскому языку и не описывающих человека? Вы маму родную не узнаете по этим записям, и мыслей там нет, какие-то скользкие, уродливые предложения. Читаешь и вспоминаешь: «Хотелось бы в общих чертах понять, о чем говорит иностранец»...
Срочно, может быть, еще не поздно, нужно проводить среди медицинских работников, представителей бывшей гуманной профессии, гуманитарный ликбез, вводить серьезно философию, историю, русскую литературу, историю культуры, изучение классической музыки. Может быть, тогда нам удастся возродить отечественную медицину
.

11:45

Саратов. Кандидат медицинских наук, врач частной клиники: «в системе частного здравоохранения врач должен продавать себя и все услуги клиники всем и по любому поводу, делать средний чек, деньги с продажи отнести в кассу, объяснить почему мало, поклясться у кассы, что завтра будет больше, предложить идеи, как в 5-10 раз увеличить средний чек, причем прирост прибыли из месяца в месяц должен составлять не менее 20% (никакой успешной экономике это и не снилось, но к черту экономику, у нас бизнес). Иначе будешь уволен.Товар-деньги-товар. С сарказмом понимаешь, что товар не только ты, но и пациент».

11:30

Рязань. Медсестра по детскому массажу: «В государственных поликлиниках при очень высокой физической нагрузке крайне низкая оплата труда, поэтому постоянно приходится искать себе подработку на стороне, выезжать на дом. Одно время работала по совместительству в коммерческом массажном салоне в том числе и со взрослыми пациентами, где меня убедили перейти к ним на полную ставку. Но при первом серьезном конфликте по поводу внерабочей нагрузки оказалась уволена и теперь имею проблемы с поиском работы»

11:26

Тульская область. Врач-хирург. «Работаю в районной больнице, где обслуживаем порядка 70 тысяч человек населения. Помимо хирургии приходится вести прием по онкологии и травматологии. Дела плачевные, катастрофически не хватает кадров. Прием ограничен по времени: я не всех успеваю принять, задерживаюсь постоянно. 8-9 дежурств в месяц тяжеловато. Пациентам приходится записываться на прием за несколько дней».

11:25

Новосибирск. Пациентка поликлиники: «Ощутимой проблемой в здравоохранении является доступность врачей узкой специализации в кратчайшие сроки после обращения. Нужный врач может даже совсем отсутствовать в поликлинике. Приходится обращаться в платные клиники».

11:16

Рязань. Участковый педиатр городской детской поликлиники: «В каждом нашем отделении семь-восемь участков. Участок в норме это 800 человек, но на самом маленьком участке у нас их больше. И про дефицит кадров. Три полноценных педиатра осталось вот на момент апреля месяца. Ещё двое сидят на приемах — полставочники. Еще есть два, то есть уже один ординатор. И это только наше отделение. Ординатор — это такой врач, который в любой момент может махнуть хвостом, не имеет ответственности, ну и опыта тоже только набирается. Хорошо, что хоть так помогают».

10:42

Москва. Врач–терапевт, работающий в поликлинике: «В медицине огромное количество бумаг и документов. И самое страшное, что их количество увеличивается в геометрической прогрессии! Работать с людьми становится некогда. Помогите врачам работать — избавьте нас бюрократических заморочек. Лечить людей становится невозможно. Всё время уходит на то, чтобы заполнить очередную кучу бумаг».

10:42

Курск. Врач дневного стационара: «Необходимо менять систему распределения фонда заработной платы в медицинских учреждениях. Формально сейчас зарплату врачам подняли, но деньги до них не доходят. Применяются различные вычеты и штрафы, за несоблюдение временных нормативов и т. д. В итоге, сколько врач получал до повышения, столько получает и сейчас. Больше получать стали те, кто имеет отношение к распределению средств».

10:25

Елена из Тулы: «Как пациент я вижу такие проблемы врачей как ограниченность времени на одного пациента, количество жителей на участке. Ответственным врачам нужна помощь при эмоциональном выгорании».
Проблемы в здравоохранении, по ее мнению, появляются из-за того, что «принимающие законы получают медпомощь в отдельных специализированных клиниках и не знают действительного положения дел на местах».
На вопрос, где лучше лечиться — в платных или государственных мед. учреждениях — Елена ответила: «Качество услуг зависит не от формы собственности, а от конкретных руководителей и врачей. На непрофессионализм и грубость можно нарваться везде. И наоборот: везде получить отличную услугу. Большая часть услуг обязана быть государственной. В частных руках должно быть что-то очень специализированное: нетрадиционная медицина, гомеопатия, китайские и др. приемы, массажи…». Пациенты в России могут отстоять свои интересы «только совместными обращениями в министерство и в Администрацию Президента», — считает Елена.

10:09

Иркутск. Михаил, 39 лет: «Никогда серьезно не болел, а тут пришлось столкнуться с нашим здравоохранением. Прихватило сердце. Запись на кардиограмму в моей поликлинике раз в неделю по пятницам с утра на следующую неделю. Т.е. кардиограмму я в лучшем случае сделал бы недели через две. То же самое с «эхо». Кардиолог выписала талончик. Пошел записываться, а там только через месяц. Пришлось сделать всё это за деньги».

10:01

Светлана, Ростов-на-Дону поделилась самым ярким впечатлением от посещения поликлиники. Ей понадобилась карточка при направлении в кардиоцентр, и она получила ее из своей районной поликлиники на руки. Открыв карточку, она «с глубочайшим изумлением обнаружила, что за последние три года при каждом посещении терапевта мне: щупали живот, заглядывали в рот (проверяя горло и слизистые), прослушивали легкие и сердце, измеряли давление, и еще что-то незначительное — на каждом приеме! Надо ли говорить, что из всего перечисленного мне лишь измеряли давление. Это то, что меня действительно по-плохому удивило».
Светлана также высказала свое мнение о состоянии медицины в госсекторе: «невозможность попасть к специалисту, низкий профессионализм большинства врачей, ожидание в очереди и ожидание направлений на обследования, когда они нужны срочно — это у нас вроде в порядке вещей, увы».

09:53

Орловская область, Мценский район. Ирина, многодетная мать:
— Какие проблемы российского здравоохранения стоят для Вас наиболее остро?
— Один фельдшерский пункт на всю округу, с одним фельдшером. Лекарства только простейшие, чуть что — надо ехать в городскую поликлинику за 25 километров и автобусы то ходят, то отменяют рейсы. Возила недавно ребенка, так обратно пришлось на такси добираться.
— Можете ли Вы позволить себе платную медицину?
— И так лекарства постоянно дорожают, а если ещё и приём к врачу будет платный, то вообще денег не напасешься.
— Должна ли медицина переходить в частные руки или ей должно заниматься  государство?
— Ни в коем случае! Только государственная.
— Должна ли медицина становиться платной или ее следует финансировать из бюджета?
— Только из бюджета.

09:38

Новосибирск. Врач высшей категории, терапевт считает, что внедряются западные подходы к лечению человека. Стандарт, в отношении человека, звучит противно. Человек не стандартен! По ее мнению, поставить в поликлинике диагноз невозможно! Создан конвейер по приему людей, 12-15 минут на каждого, тогда как нужен более внимательный подход. А главное, человек изменился, и врач и пациент, и в этом виновата система. Подробнее здесь.

09:33

На выходе из платной клиники в центре Белгорода корреспондент ИА Красная Весна задал несколько вопросов пациенту.

— Эта клиника, как мы знаем, платная, то есть сегодня вы воспользовались платной медициной?
Да, и уже второй сезон.
— Есть ли преимущества по сравнению с бесплатной клиникой?
Есть, конечно. Ну, во-первых, там очередь большая в бесплатной: за 2 месяца уже нет мест в стационар. Мне нужно 2 раза в год прокапываться.
— То есть не попадешь даже?
Да не попадешь. И суббота-воскресенье выпадает из процедур. Дают там какие-то таблетки, но эти таблетки даже минимум не покрывают. Они дают 4 таблетки: 2 на субботу 2 на воскресенье. То есть даже суточную норму не покрывают.
— А насколько платной медициной может воспользоваться обычный человек?
Со средним доходом может.
— Может быть, тогда всю медицину перевести в платную сферу? Или должна остаться бесплатная медицина за счет государства?
Да, должна остаться, потому что не у всех есть такие деньги. Если минимальная пенсия у нас 8 тысяч, извините, здесь не хватит. Если курс полностью пройти — не хватит. Я пенсионер, но я пенсионер с севера поэтому можно.
— Что, на ваш взгляд, надо сделать, чтобы улучшить государственную медицину?
Во-первых, страховая медицина себя не полностью оправдывает. Они дают минимально. Что я тут покупаю лекарства за свои деньги, что я там покупаю, потому что там ничего нет. Там даже капельницы и то приходится покупать.
— То есть даже не только лекарства, но и сами материалы?
Да, да. И очередь. Здесь мне назначили время, я подошел — все. А если там, даже если назначили — то народ, то еще что-нибудь. Короче говоря, просидишь 2-3 часа, больше нервов испортишь и не вылечишься, наоборот, хуже станет.

09:29

Орел. Одной из причин роста числа поступающих в орловский медколледж, преподаватель колледжа считает важность приобретения медицинских навыков в современных реалиях — при деградации государственной медицины и ее переводе на платную основу: «Профессия медика — это жизненная профессия. Даже если он не будет работать в медицине, даже для себя, для своей семьи, своих родственников, знать и уметь — это очень хорошо. Если учесть то, сколько нам денег нужно за все платить. За тот же самый укол, за капельницу, если человек дома умеет это делать, то это очень хорошо».

09:25

Могут ли пациенты влиять на систему здравоохранения? Юлия Гончарова, Тула, инвалид 3 группы после удаления щитовидной железы по поводу рака:
«Пациенты могут и должны влиять на систему здравоохранения, на их стороне — Конституция.
Не обращать внимания на требования пациентов о наличии в аптеках необходимых лекарств, как происходит сейчас, когда в стране нет препаратов с гормоном щитовидной железы Т3 (Трийодтиронин) — это прямое нарушение Конституции»
.

09:25

Хирург о высоких технологиях: «Я недавно шутил в сети, что „робота-хирурга создать проще, чем робота-санитара“. И это факт. Робот-хирург, конечно, не хирург в полном смысле, его правильнее было бы назвать робот-помощник хирурга. В итоге у нас сокращают число санитаров и медсестер, но кричат в СМИ о роботах-хирургах. Факт в том, что какая бы высокотехнологичная операция ни была сделана больному, он требует длительного ухода и лечения после операции, а на этом экономят безбожно. Грош цена таким технологиям, вот что я скажу. Пациент, прооперированный по старым технологиям, но выхоженный и вылеченный, выписанный на своих ногах из больницы будет жить лучше, чем пациент, прооперированный роботом-хирургом и после операции без должного лечения и ухода выписанный домой. Но кто они для чиновников и журналистов — эти санитарки и медсестры? Почему о них никто не хочет заботиться и облегчить их труд, например?»

09:22

Нейрохирург: «Всё что касается нейрохирургии — всегда очень дорого. Обидно за то, что знаю много примеров, когда люди продавали квартиры, чтобы лечиться за границей, а потом возвращались с пустыми карманами на родину и долечивались в нашей больнице. Грустно это. Во Владивостоке 99% нейрохирургической помощи можно получить по полису. В сложных ситуациях можно отправиться в Москву или СПб, где есть НИИ, которые так же за государственный счет лечат больных. На плечи пациентов ложится, в основном, догоспитальная диагностика и амбулаторное лечение после выписки».

09:19

Врач экстренной хирургии: «Печально то, что „фонды“ и „страховые компании“, не оплачивают случаи пролеченных больных. Такая ситуация сложилась в больнице, где я сейчас работаю. План по экстренным больным нейрохирурги выполняют на 130–150%, а фонд оплачивает только 100%. Однако отказать остальным 30–50% больным невозможно, так как экстренная помощь по закону должна быть оказана. В итоге помощь оказана, а оплачивать её фонды отказываются. Больница подает в суд, суд, естественно требует от фонда оплатить, а фонд отвечает: „денег нет (но вы держитесь)“. В итоге фонд должен больнице миллионы рублей, и его долги растут».

09:17

Врач из Владивостока: «Ротация кадров в России не регулируется. Многие должности заняты „пожизненно“, как говорится, „пока не вынесут вперед ногами“. В этом заключается парадокс: врачей мало, а молодым врачам работать негде»,

09:17

Нейрохирург из Владивостока: «Оплата труда врачей в России, на мой взгляд, в бюджетном секторе в большинстве регионов очень низкая. Многие врачи других специальностей (травматологи, хирурги, сосудистые хирурги) жалуются на „смешные“ зарплаты в 12–15 000 рублей в месяц.
Низкая заработная плата неизбежно приводит к переработкам. Докторам приходится совмещать несколько ставок, чтобы получить больше денег. Они перерабатывают, больше устают, это может сказаться на их здоровье и качестве труда.
Так же совмещение одним врачом нескольких ставок неизбежно приводит к коллапсу движения кадров. Количество рабочих мест для молодых врачей — сокращается. Это очень важный момент, на который не принято обращать внимания, а очень зря».

09:16

Глазов, Удмуртская Республика. Врач Андрей: низкие зарплаты и большая загрузка в государственных клиниках толкает врачей на подработку в частном медицинском центре, индивидуальными консультациями или сотрудничеством с фармацевтическими компаниями. Выписывая дорогие хорошие лекарства вместо дешевых простеньких аналогов, врачи получают дополнительный доход на уровне пяти тысяч рублей в месяц.
Самая острая проблема в здравоохранении нашего города — отсутствие квалифицированных кадров, готовых работать на существующих условиях. В списке вакансий врачей в городе сейчас более 40 мест с зарплатами большей частью до 12 000 рублей в месяц. Уборщицы получают столько же...
Кадровую проблему можно решить путем предоставления квартиры молодым врачам и значительного увеличения уровня зарплат. Сейчас же врачи уезжают в более крупные города, их вакансии заполняются низкоквалифицированными кадрами, в ряде случаев в районной больнице фельдшеры занимают должности участковых врачей...

09:14

Жительница Москвы: «Сегодня в очередной раз записалась на приём к терапевту в поликлинку № 218 (ГБУЗ ГП № 218 ДЗМ филиал № 2), чтобы получить направление на УЗИ. В прошлый раз получить не удалось, так как терапевт была на выезде и не вернулась к назначенному времени приема. В этот раз снова пришла к назначенному времени, как и была записана — к 19:20, но выяснилось, что на прием еще не попали пока люди, которые были записаны на 17:40. Смысла ждать никакого не было, так как поликлиника работает до 20:00. Придется делать УЗИ платно».

09:13

г. Дубна Московской области. Писарева Юлия, семейный психолог, ведущая частную практику 15 лет, сообщила корреспонденту, что в России распространяется псевдопсихология:

«Я наблюдаю массовое распространение псевдопсихологии — это различные течения и направления, основанные на западной модели организации жизни. Не на классической психотерапии западных психологов, а именно образа жизни западных стран. Иногда удивляешься, откуда люди (лидеры этих движений) берут утверждения, на чем основаны их учения и т. д. Это, конечно, недопустимо, ведь главное правило психолога — не навреди. Мы (дипломированные психологи) не учим жить, мы лишь помогаем человеку разобраться с конфликтом, посмотреть на него со стороны и самому принять решение относительно своей жизни», — сказала специалист.

09:09

Поликлиника #3. Южный РеутовПоликлиника #3. Южный Реутов
Алексей Возжинский © ИА Красная Весна

09:09

Реутов. Алексей, местный житель, 32 года.
«У нас, в Южном Реутове, высотная застройка ведется уже лет десять. Жилые комплексы высотой 20-25 этажей! Плотность населения растет стремительно, а вот медучреждений критически не хватает. Одна поликлиника №2 на всю южную часть Реутова! А в городе живет 100 000 человек! Начали было в апреле 2014 года строить новую поликлинику № 3. В торжественной закладке «капсулы потомкам», в основании поликлиники, участвовал бывший глава Реутова Александр Ходырев. Тогда он заявлял, что поликлиника будет иметь аж 8 этажей и два отделения — детское и взрослое. С тех пор прошло больше 3,5 лет, дважды сменился мэр, поликлиника по проекту из 8-этажной неожиданно превратилась в 4-этажную — детское отделение было ликвидировано! Сама же больница не достроена до сих пор, и ее строительство, судя по всему, заморожено. Вот так и живем — жилую и коммерческую недвижимость строят бешеными темпами, а вот, к примеру, строительство больниц и поликлиник, парков, школ просто саботируют! Это какой-то беспредел! И ведь, поверьте, простые граждане всё знают: что за мэр руководит их городом, какая у него биография, как и на чем он сделал свое состояние... и президент уже, казалось бы, всё сказал насчет коррупционной ржавчины, мздоимства и отстраненности от нужд граждан... Просто какую-то поразительную невменяемость демонстрируют отдельные местные чиновники!»

09:08

Москва. Нина К., врач ультразвуковой диагностики со стажем в 20 лет сообщила, что, по ее мнению, система ОМС гораздо менее эффективна по сравнению с государственной:

«Система страховой медицины не имеет преимуществ перед государственной, на мой взгляд. Ни с точки зрения экономической рациональности, ни с точки зрения эффективности оказания помощи. Посредники-страховщики паразитируют на госбюджете, отвлекая и так скудные средства, выделяемые на здравоохранение. Считаю, что единственная эффективно работающая система медицинской помощи в наших условиях — это традиционная для нашей страны — государственная. Интересно заметить, что и в Великобритании, и в Канаде, где здравоохранение также в основном государственное, качество медицинской помощи выше, чем к примеру в США, где бюджеты на медицину от года в год впечатляюще высоки», — сообщила врач.

09:06

Орел. Сотрудник орловского медколледжа считает, что если человек думает только о деньгах, а не о помощи больному, то его нельзя считать медиком: «Если человек — настоящий медик, то он будет тебе оказывать помощь вне зависимости от того, заплатили ему или не заплатили. А те, которые помощь оказывают только за деньги, это уже не медики. Я таких медиками не могу считать».

08:30

Кемерово. Старший врач по гигиене ГУФСИН по Кемеровской области Наталья в беседе с корреспондентом ИА Красная Весна сказал, что в системе здравоохранения федеральной службы исполнения наказания много необоснованной бумажной волокиты.

08:19

Ярославль. Ирина, сотрудница Ярославской областной клинической больницы, отвечает на вопрос о взаимоотношениях между медработниками и пациентами: @*

«У нас сейчас сложилась немыслимая ранее ситуация: больница находится в постоянных судебных тяжбах с недовольными пациентами. Причем, как заявляет наше руководство, 80% этих споров касаются возмещения морального ущерба, нанесенного по мнению больных врачами.

Да, не всегда персонал абсолютно корректен при общении с пациентами, но среди последних зачастую попадаются „подкованные“ граждане, устраивающие скандал буквально на пустом месте. В результате рыночная фраза „Клиент всегда прав“ сейчас стала одним из основных девизов в нашей работе».

08:03

Орел. Преподаватель орловского медколледжа в интервью корреспонденту ИА Красная Весна заявила, что российская медицина должна обеспечиваться государством, и подвергла критике курс на ее монетизацию: «Даже наше медицинское образование перевели на то, что появился предмет «Техника оказания медицинских услуг». Сами слова говорят о том, что это должно быть платно… То есть сейчас вся медицина сводится к тому, чтобы за все люди платили, платили и платили».

08:00

Санкт-Петербург. Пользователь соцсети ВКонтакте, ленинградец 1953 года рождения, прокомментировал тему о состоянии медицины в России: «Да много натворили… Но я должен сказать — меня, простого советского геолога, дважды вытаскивали из комы… Без всяких денег. Низкий поклон нашим медикам!»