1. Социальная война
  2. Образование в России
Онлайн-трансляция ИА Красная Весна / Обновлено в 

Станет ли 2017-2018 учебный год переломным для российского образования?

Изображение: Брусницына Галина © ИА Красная Весна
День знаний
День знаний
День знаний

Новый учебный год начался. Школьники, студенты и их преподаватели вновь пойдут на занятия, чиновники начнут очередную волну экспериментов и реформ, а общество возобновит неоконченное обсуждение (или даже осуждение) современной системы образования. И ведь есть что обсудить: почти год назад скандальный министр Дмитрий Ливанов уступил свое место Ольге Васильевой. Эта смена должна была открыть чуть ли не новую веху в российском образовании…

Стало ли что-то понятно за прошедший год? С каким настроем учителя, учащиеся и их родители входят в новый учебный период? Каким видится гражданам состояние образования сегодня — и что они думают насчет его перспектив?

1 сентября ИА Красная Весна поговорит с пришедшими в школы и вузы на животрепещущие темы, касающиеся российского образования.


Сначала новые сообщения / в хронологическом порядке

В начале учебного года мы опросили горожан в Вилючинске (Камчатский край). Сергей (17 лет, 11 класс) после окончания школы планирует отправится в город Томск, поступать в медицинский институт. Он хочет стать стоматологом. «Я люблю строение человека и все, что с этим связанно», — объяснил школьник желание поступать в медицинский. Одиннадцатиклассник выразил уверенность, что полученные в школе знания, помогут ему в дальнейшем при обучении в институте. «Хотелось, чтобы знаний было еще чуть-чуть побольше», — уточнил ученик.

«В детстве были другие желания относительно жизненного пути, но в процессе знакомства со строением человека желания поменялись», — рассказал он.

Продолжаем опрос в Вилючинске. Максиму 17 лет. Он студент автодорожного техникума. Свое желание поступить в автодорожный техникум Максим объяснил размерами заработной платы в отрасли, а также низким требованием к уровню подготовки для обучения ремонтному делу. «Раньше была другая мечта, но для ее достижения требовалось много знаний и усилий, поэтому поменял свои планы в соответствии со своими силами», — рассказал студент. Максим сомневается, что полученные в школе знания ему помогут в жизни. «Уровень и качество образования в каждом классе были разным, другие учебники и требования — это раздражало», — пояснил бывший школьник.

Мы на линейке в школе № 27 города Хабаровска. Учителя неохотно отвечают на вопросы корреспондента.

Рассказать о проблемах, которые сегодня есть в системе образования они согласились на условиях анонимности.

Основная проблема, которая волнует педагогов, это низкая заработная плата и скудное финансирование школы. «Молодой сотрудник получает 19 тысяч рублей со всеми надбавками», — рассказала одна из учителей.

«Вы слышите, какой ужасный звук в динамиках — это наглядно демонстрирует, какое у нас финансирование», — обратила внимание корреспондента она.

«Материальная техническая база сильно устарела. Поддержки от государства почти нет. Мы не можем обратиться к родителям за помощью, потому что это запрещено законом», — пожаловался педагог.

Старшее поколение учителей отрицательно относится к системе ЕГЭ (единый государственный экзамен). Среди молодых сотрудников мнения отличаются, некоторые видят в тестовой системе и положительные моменты.

«ЕГЭ натаскивает учеников на определенные знания, что явно хуже, чем способность творчески думать и свободно развиваться в глубь и ширь», — поделился педагог со стажем.

«Не нравится, что учеников потом увозят в другие школы, чтобы их там тестировали незнакомые люди», — добавила она.

Старший преподаватель Дальневосточного железнодорожного университете путей сообщения города Хабаровска рассказал о проблемах, которые сегодня присутствуют в его работе. «Мы занимаемся не работой со студентами, а „бумаготворчеством“», — рассказал Алексей. Для решения этой проблемы он предложил «сократить различную отчетность и дать возможность больше времени уделять студентам».

«Уровень студентов сильно снизился. Это связано с тем, что приходится принимать всех подряд. На бюджете учатся даже те, кто набрал минимальные балы по ЕГЭ», — сказал он.

«Нам не дают деньги на оборудование и расходные материалы. Мы вынуждены приобретать их за свои деньги, чтобы студенты могли выполнять лабораторные работы», — пожаловался он.

«Уровень зарплаты у преподавателей в вузе низкий», — добавил он.

Оксана Александровна Петровская (высшее, БГПУ, г. Благовещенск, Амурская область). Частный репетитор (7 лет). Бывший преподаватель вуза/СУЗа.

«Если говорить о современном российском образовании, то система испорчена. Мне лично хотелось бы вернуться к той, которая была еще в советское время. Простая, понятная, доступная. То, что сейчас в школах — это нам на руку, репетиторам конечно, но горько на всё это смотреть. Во-первых, нет единой системы как это было раньше. В школах разные учебники, разные программы. Получается какой-то хаос общий. Кто во что горазд. Например, ребенок, если переходит в другую школу, то это очень большая проблема», — рассказала она.

«Если говорить, о способности решать современной школой задачи государства и общества, то для начала нужно сказать какие это задачи. Потребитель-эгоист с какими-то знаниями? Это ли нужно государству и обществу? Сомневаюсь. Это с одной стороны. С другой, единого образа мира и себя в нем ребенок явно не получает», — поделилась Оксана.

«Опять же воспитательная функция со школы, к великому сожалению, снята. Дети разобщены, эгоистичны, малоспособны выстраивать тесные дружные отношения и объединяться для общих целей. Если и есть нечто подобное, то оно держится на остатках внимания к детям конкретных учителей по их инициативе», — обратила внимание она.

«Мы жили в достаточно благоприятном социуме. Были какие-то идеи. Мы жили ради чего-то. Мы общались между собой. Спасали бездомных собак, бабушкам помогали, зоокружки — всегда были заняты и вовлечены в большой осмысленный общий процесс», — добавила педагог.

Продолжаем опрос педагогов Благовещенска.

Александра Валерьевна Коптелова. Преподаватель частной школы. (высшее, БГПУ, выпуск 1995г). Ранее преподавала в вузе.

«Если сравнивать наше образование еще советское и нынешнее, то однозначно скажу, что стало намного хуже. Был очень сильный воспитательный момент. У меня дети, одному 23, другой школьник, я каждый год хожу на линейку, выпускные и всё прочее и вижу всё это. Я сама росла в деревне. У вас был мощнейший преподавательский состав. И это в деревенской школе. Преподаватели были со всего союза. Было же распределение. Очень идейные, горячие, продвинутые. Сейчас городских школ нет такого уровня, как была наша. И вот я помню мероприятия, которые нам устраивали эти люди. Это непередаваемо. Было большое чувство патриотизма и чувство того, что ты занимаешься каким-то важным общим делом, что школа — это такая общность. Мое детство не сравнить с детством моих детей к сожалению. Я сейчас смотрю на эту серость и меня тоска берет зеленая. Эти воспитательные мероприятия, которые должны нести и политическую какую-то подоплеку и нравственность — все это утрачено и делается для галочки», — рассказала она.

«ЕГЭ внедрить-то внедрили, а учить совсем перестали. Частные преподаватели завалены работой. Роль школы свелась к тому, чтобы только выставить оценки. Они почему-то чудесным образом не учат. Хотя это во многом те же самые учителя, что захватили еще и старую советскую школу», — заявила педагог.

«Ко мне приходит мама ребенка и говорит: «Учительница еще меня учила. Учила хорошо. Теперь она учит мою дочь. Но почему-то из 16 детей в классе все 16 с репетиторами!». В чем проблема? Учитель сейчас обязан заниматься всем, кроме обучения. Бумаги, отчеты. Компьютеров куча, но толку нет. По-дурацки всё. Пол месяца пишут план. Оставшиеся полмесяца пишут по нему гору отчетов. Конечно учителя будут уходить из этого школьного дурдома в частную практику, где можно заниматься своим любимым делом — учить детей, а не глупостями всякими... Это невозможно! Вся эта бюрократия, которая там развелась — просто кошмар! Не возможно детям себя отдавать. Никчемная деятельность. Оставшиеся учителя получают двойную нагрузку и выгорают очень быстро. Столько на них всего лишнего навалено», — поделилась школьными проблемами учитель.

Во Владивостоке своим мнением поделилась с корреспондентом мать учащегося 3-го класса средней образовательной школы № 63.

«Если честно, новый учебный год меня страшит, Потому, что после второго класса у нас ушла классная руководительница, в школе наш класс дали в нагрузку другому учителю, который ведет четвертый класс параллельно, время обучения — с двенадцати часов, то есть мы являемся подсменком. Не знаю, как будет обстоять дело с кружками, куда мы будем успевать. Учитель, которая нас взяла, сказала, что берет, скорее всего, на один год, в следующем году учитель опять поменяется. Вот такая ситуация», — поделилась она.

«Учебники не устраивают. Не устраивают именно в плане подачи материала детям. По математике конкретно — по содержанию они упрощены очень сильно по сравнению с советскими учебниками, а по форме, по тому, как формулируются вопросы, они приближаются. наверное, к учебникам институтов. То есть получается, что ребенок читает условие задачи, смысл которой два плюс два, а сформулировано оно очень сложно, ребенок не понимает, что от него требуют. Таблица умножения разбивается почти на год обучения, то есть во втором полугодии второго класса начали и будут в третьем классе продолжать. Задачи, смысл которых два плюс семь, идут весь второй класс, но вариантов оформления задач, наверное, более десяти. Нужно строго оформлять задачу по правилам, иначе будет снижение оценки. То есть детям забивается голова формой, в ущерб содержанию», — рассказала одна из родителей учащихся.

Школы Иркутска и Иркутской области провели первые линейки, открыли новый учебный год. В этом году в школы Иркутской области пошли 37,7 тысяч первоклассников, в Иркутске впервые сядут за парты около 9 тысяч ребят.

Максим, 38 лет, отец ученика 4 класса иркутской школы, отвечая на вопрос: довольны ли Вы современным образованием? «Даже не знаю. Недавно я открывал свою тетрадку за 2-й класс по русскому языку. Смотрю, как грамотно, оказывается, я уже тогда писал. А сейчас смотрю как пишет мой ребенок. Он уже в 4-й класс перешел, а такой мрак в тетради, ошибка на ошибке. Нас, видимо, учили получше, чем сейчас. Сейчас что-то не то творится».

Марина, 42 года, мама ученицы 4 класса школы №19 города Иркутска, отвечая на вопрос: какие проблемы в современном образовании Вы видите? «У нас одна проблема. Поскорее бы построили нашу школу. Видите, мы даже линейку проводим в другой. И детей наших учиться возят на автобусах в другую школу. Замучаешься. Нашу-то снесли из-за проблем с фундаментом. К следующему году вроде бы обещают построить».

Вера, 64 года, учитель английского языка в иркутской школе, отвечая на вопрос: какие проблемы в современном образовании Вы видите? «Понимаете, когда ученик заходит в класс и прямо передо мной ругается матом... Да что уж говорить, разговаривает со мной так. А я ничего сделать не могу, не имею права. Ну как тут учить? Как-то всё с ног на голову перевернулось».

Валентина, 57 лет, бабушка ученика 3 класса иркутской школы, отвечая на вопрос: какие проблемы в современном образовании Вы видите? «Самое страшное сейчас — это разные учебники, разные программы. Мы переходили в другую школу, так там всё другое. Полгода, наверное, привыкали, перестраивались. Вот честное слово, это дурдом какой-то».

Александр, 38 лет, отец ученицы 4 класса школы города Шелехова Иркутской области, отвечая на вопрос: какие проблемы в современном образовании Вы видите? «Да я не вникаю сильно. Учится и учится. Ну, разве что, уроки вот укоротили. Что-то там из-за введения второй смены или наоборот. Вроде на 5–10 минут, вроде не много, хотя за четверть не слабо должно набежать».

Виктор, 67 лет, дедушка ученицы иркутской школы, отвечая на вопрос «Довольны ли Вы современным образованием?», пояснил: «Конечно, не доволен. Раньше у нас все учились: и отличники и троечники. Как-то тянули всех. Не сказать, что желание было большое, но было. Стыдно было плохо учиться. А сейчас… Главное, что желание как-то нынче отбивают. Вот на внуков смотрю, в 1–2-м классе еще есть интерес, а потом уже всё. И что делать, не понятно».

Из выступления на школьной линейке Краморовой Натальи Алексеевны, директора школы № 8 города Бердска:

«Идею, которую мы всегда повторяем, что школа должна быть хорошей семьей, а семья хорошей школой — это не фарс. <…> Из семьи вы несете опыт добра, почитания, доверия, а в школе вы этот опыт закрепляете. Давайте дружить на благо родной России, родного города, области, которой в этом году исполняется 80 лет. И, пожалуйста, давайте приумножать уважение, доверие и помощь друг другу с тем, чтобы каждый, кому сегодня плохо, мог бы почувствовать локоть поддержки».

Директор старейшей школы № 4 г.Томска, которая встречает 132 учебный год, Владимир Зятнин поделился мыслями с нашим корреспондентом о том, что происходит в школе: «Я сегодня уже двадцатый раз встречаю праздник как директор, а общий стаж педагога — около сорока лет. Раньше мы жили при советской власти, а сейчас — при капитализме. Это же очевидно. И это естественно сказывается на всем. И на людях, и на обеспечении, и на отношении школьников к учебе. Потребительское отношение и школьников и родителей к школе, которая должна оказывать образовательные услуги. Мы уже привыкли. А в целом — школа — очень консервативный институт. Есть дети. Дети разные есть талантливые, есть очень талантливые. Плохих детей нет. Есть и родители, которые всегда будут заботится об образовании детей. Если раньше и учителя и родители спрашивали ученика: «Ты почему не учишься?», то теперь зачастую родители и ученик спрашивают учителя: «Ты почему не учишь?». Учитель выступает в роли поставщика услуг».

По мнению Ольги Геннадьевны, преподавателя одной из школ Томска, в сегодняшнем образовании необходимы следующие улучшения: «Все сегодняшнем образовании хотелось бы улучшить прежде всего руководство. Чтобы были хорошо продуманные и и выверенные учебники, был хорошо подготовленный методический аппарат по каждому предмету. А самое главное, что откроет путь молодым педагогам в школу, это серьезное повышение зарплат. Чтобы молодые люди получали достойную финансовую компенсацию за свою общественно значимую работу.»

«Пока буду просто учиться. Чем заниматься после школы еще не знаю. Профессию не могу выбрать», — ученик 10 класса Сергей. Школа № 5, г. Ханты-Мансийск.

После школы Надежда, ученица 10-го класса 5-й школы города Ханты-Мансийска хочет пойти учиться судебному делу и «юрисдикции». Потому что там «структура своя и классно живут».

Надежда думает, что у нее есть желание приносить обществу пользу, чтобы общество становилось более справедливым

Мама первоклассника 5-й школы города Ханты-Мансийска Инна надеется, что школа даст «только самое необходимое для поступления в вуз, для расширения кругозора, ничего лишнего». «Вот раньше нам давали на географии места добычи алмазов, мне это вообще не пригодилось», — утверждает Инна.

Современное образование Инна, мама первоклассника из Ханты-Мансийска, считает хуже того, которое получила она в свое время, «потому что сложнее». «Зачем нагружать?», — задается она вопросом. После школы ее ребенок пока мечтает «парикмахером стать или цветы сажать».

Инна, мама первоклассника 5-й школы не знает, способна ли решить задачи общества современная система образования. Ханты-Мансийск.

Отец 5-классника из Ханты-Мансийска Алексей считает, что современную систему образования нужно перестроить так, чтобы детям было «интересно и увлекательно. Новые формы преподнесения материала. Заинтересовывать их. Чтобы они стремились делать самостоятельно какие-то проекты».

«Как известно, система образования наша становилась большей частью при советах, создала крепкую базу. Но дело в том, что реалии общества меняются и нужна корреляция образования с развитем общества. В какой форме? Этим должны заняться эксперты»

Говорит мать первоклассника из Москвы:

«Общество теперь не ставит никаких задч, кроме создания «школы-передержки». Я училась с 1988 по 2005, и мое образование — уже было поверхностным. И тогда уже мало кто хотел [добиться в жизни] чего-то, кроме денег. Но всё стало еще хуже. Уровень знаний сегодняшнего выпускника ветеринарной академии немногим отличается от моего уровня при поступлении в академию. Сейчас большинство детей хочет стать куклой Барби…

Перед школой сегодня не ставится задача воспитания. По моим сведениям, воспитательного процесса в школе нет. Ребенка нельзя напрячь, наказать, заставить преодолеть свою лень. Как я вижу на плакатах, дети туда ходят для увлекательного времяпровождения в игровой форме, остальную ересь даже запоминать не захотелось. Собянин на плакатах предлагает школьникам формировать школьную программу. Ещё ясельников пригласите высказать своё мнение! Школа может только просить и развлекать. А эти внедряемые упорно в школу сторонние структуры в виде социальных надзоров, тьюторов и т.п., которые почему-то выступают в роли третьего лица между мной и моим ребёнком... Не учитель, а они. Даже если их об этом не просят. И очень сложно отвязаться от их помощи, подозрительно навязчивой».

В Губернаторском физико-математическом лицее № 30 г. Санкт-Петербурга, где сегодня пройдет Всероссийский открытый урок по профориентации, началась праздничная линейка.

Мы поинтересовались мнением участников праздника относительно вопросов образования. Мама шестиклассницы выразила полное удовлетворение процессом обучения, особо отметив честность учителей в вопросах оценки знаний учащихся, а также наличие воспитательного момента в обучении, когда учителя передают не только знания, но и морально-нравственные ценности. Сотрудник лицея, отвечающий за хозяйственные вопросы, отметил полноценную финансовую поддержку со стороны правительства Санкт-Петербурга и комитета по образованию.

В Екатеринбурге 1 сентября появилось новое учебное заведение — школа на 800 учащихся и детский сад на 150 воспитанников открылись в микрорайоне «Мичуринский».

В физико-техническом лицее № 1 г. Саратова завершилась торжественная линейка. Директор Людмила Правдина рассказала, что лицей попал в ТОП-50 школ РФ по версии рейтингового агентства RAEX. На базе лицея продолжает работу базовая кафедра «Математических основ информатики и олимпиадного программирования» «Саратовского национального государственного исследовательского университета им. Чернышевского». Также продолжит знакомить школьников с передовыми технологиями 3D проектирования и печати Центр молодежного инновационого творчества «ЦЕНТРИТ», развернутый в лицее. Родители охотно делились ожиданиями от современной школы, о чем расскажем в следующих материалах ИА Красная Весна.

На вопрос о современном уровне образования в школах Александр, отец ученика 9 класса школа № 717 г. Москвы, ответил: «Я слежу по своему ребенку, как он получает образование. Мне кажется, что стало немного хуже и дело даже не в реформе, а в отношении людей к образованию, то есть у детей, в принципе, нет особых приоритетов в получении образования, вот это потерянно на самом деле». О сложностях в образовании для малообеспеченных семей отец сказал: «Если у человека не хватает денег, то он действительно скован в своих возможностях и не только в образовании, но и вообще везде. И ребенку сложнее учиться, понятно, и с учебниками, и с одеждой, и чувствует он себя, наверное, более скованно, чем остальные».

Мать ученика 1-го класса из Москвы отвечает на вопрос, каким она видит правильное образование и рассказывает, как пыталась найти ребенку хорошую школу:

«[Школа должна давать] знания глубокие, систематизированные. Человек должен с самого начала привыкать к самостотельной работе и получению именно систематических знаний, анализу, синтезу, индукции и дедукции. И всё это по возрастным особенностям. При этом, на мой взгляд, сегодня в абсолютном упадке возрастная педагогика. То есть, судя по современным учебникам, их разработчики не понимают отличий младшего школьника от старшего, старшего школьника от первокурсника. Хотя это всё изучено, есть множество разработок старой советской школы. По ним и были разработаны старые советские программы 30-х — 40-х годов. Которые были самыми результативными в мире. И сегодня дети, обучающиеся по ним, превосходят по развитию своих более старших товарищей...

Поскольку я стараюсь формировать мировоззрение [моего сына], и помогать разбираться в реалиях современного мира, то я очень внимательно выбираю книги для чтения и стараюсь контролировать фильмы для просмотра. Пока круг интересующих его профессий широк, что правильно для 6 лет. Но все профессии общественно-полезные: пожарный, ветеринарный врач, матрос, милиционер. Любимая его книга сейчас — Борис Житков, «Что бывало»...

Была попытка найти единомышленников, классы, группы на основе семейного обучения по старой советской программе. Через знакомых, через РВС. В результате, к сожалению, дошкольную подготовку, необходимую в виду особенностей сегодняшнего первого класса, я проводила самостоятельно и в одиночку. Учила по довоенному советскому букварю Головина и методике арифметики Волковского, благо их можно скачать в интернете и распечатать на черно-белом принтере. Но школу приходится посещать на другом конце Москвы, поскольку там единственный бюджетный класс по единственной на данный момент приемлемой программе. И это возмутительно, поскольку многие мои знакомые возмущаются современной школой, недовольны ею, но объединяться для борьбы с этим категорически не хотят. Присоединяться ко мне, создавая активную группу, тоже не хотят. Значит, буду бороться одна, пока хватит сил».

Алексей, отец первоклассника из 122-й школы Екатеринбурга, считает, что уровень подготовки учеников существенно снизился: «Это было заметно еще по старшему сыну. Все так называемые нововведения не привели ни к чему хорошему. ЕГЭ и ОГЭ — вообще, на мой взгляд, диверсия против нашей школы. Да и сами учителя жалуются, что их в последние годы буквально завалили бумажной работой, что естественно сказывается на процессе обучения. Также из-за нехватки педагогов учителя перегружены. В нашей 122 школе в этом году пять первых классов, причем пятый формировали в последние месяцы, так как не могли ранее найти учителя».

Ученику первого класса 122-й школы Екатеринбурга Ивану понравился первый день в школе. Больше всего его обрадовали подарки — билет в «Аквапарк» и «Парк бабочек». О том, как он видит свое будущее, Иван рассказал следующее: «После школы надо еще в колледж, а потом я стану учёным и военным, самым главным, и буду стоять на границе».

Комментарий учителя из московского «инклюзивного образовательного комплекса», попросившего не называть своего имени: «К сожалению, московское образование оставляет желать лучшего и процесс идет лишь к ухудшению, а не к улучшению. По-настоящему детей учат только в отдельных, чуть ли не элитных школах. Для остальных школ главная задача является только высокий средний балл по ЕГЭ и попадание в «ТОП 100», которые обеспечивают дополнительного финансирование. Но «чудесным» образом данная задача не помогает достичь главных целей образования — передачу знаний и гармоническое развитие каждого ребенка. Директора приходят на педсоветы и внушают учителям, что главное — это олимпиады и участие во всевозможных «рейтинговых» конкурсах. Что мы должны «выявлять звездочек» и заниматься с ними, чтобы отправить на очередной конкурс, заработав баллы, которые помогут нам удержаться или попасть в «ТОП». На остальных, увы, плевать».

Преподаватель истории школы № 260 Адмиралтейского района Санкт-Петербурга Анжелика Дмитриевна сообщила, что ее предмету добавили один час в неделю в одиннадцатом классе. В этой школе в 1954–1955 годах преподавал Виктор Николаевич Сорока-Росинский — создатель школы-коммуны имени Ф. М. Достоевского, известной, как ШКИД.

1 сентября встречает корреспондент ИА Красная Весна в астраханской школе № 11 имени Гейдара Алиева.

Мать двух девятиклассников поделилась своими впечатлениями: «Мои сыновья участвовали в общероссийском первенстве по гребле и заняли 8-е место. Это очень хороший результат, хоть они и не довольны. Они очень хотят попасть на международные соревнования».

Учитель физкультуры данной школы отметил, что если ученик и родители ставят себе цели, то они вместе и сообща их обязательно добиваются.

Учитель ОБЖ отметил тот факт, что молодежь не так массово стремится работать в школах, как это требуется.

В целом и родители, и учащиеся, и учителя 11-й школы были рады началу нового учебного года. Директор школы выступила с напутственной речью к ученикам и родителям: «Вроде бы снова первое сентября, такое же, как и все предыдущие. Но оно особенное. Для многих из вас это будет завершающий учебный год. Мы все надеемся, что вы справитесь с трудностями».

Первый день учебного года выдался сегодня на славу: питерских школьников порадовала теплая солнечная погода. В Санкт-Петербурге после праздничной линейки средняя школа № 247 распахнула свои двери перед учениками. На праздновании Дня знаний взрослых было явно больше, чем самих учеников.

Санкт-Петербург, школа № 236. Прабабушка, жительница блокадного Ленинграда: «Я училась после войны, я 39-го года рождения. Конечно, сейчас образование немножко хуже. Обучение форсируют, правописания никакого. Нас учили каллиграфии, а теперь компьютер… Но первые классы здесь хорошие. У меня четыре внука, правнучка, могу оценить — педагоги хорошие, любящие наших детей. Но надо от ребят лучше требовать выполнения домашних заданий, а то отношение к учебе стало каким-то поверхностным. Воспитание в школе хорошее. Я считаю, что воспитывать должны семья и школа поровну. Раньше детей воспитывали лучше, сейчас хуже. Нужно прививать детям нравственные идеалы, смирение».

Дедушка: «Мы считаем себя людьми церковными, хотим, чтобы были уроки Закона Божия».

Прабабушка: «Когда учился мой третий внук, им в этой школе преподавали этикет, а теперь вот нет такого предмета. И книги ученикам от родительского комитета дарили чаще. Вот в сентябре в городе будет книжный забег, с книжками в руках дети побегут. Я зарегистрировала правнучку! Потому что книга — это основа основ. Еще очень важно, чтобы дети были добрее друг к другу, не были жадными, делились. Вот мы позавчера были на празднике в ДК имени Горького, так там с балкона вниз спустили шарики. И многие дети и даже родители нахватали себе кучу шариков — а рядом стоит ребенок, которому не досталось шариков, а с ним не делятся! Нет солидарности между людьми, нет добра. В детях родителями воспитывается жадность, так дай Бог, чтобы в школе воспитали то, чего не дали в семье».

Дедушка: «Хорошо бы, чтобы и для родителей в школе были какие-то занятия по нравственности, чтобы они понимали, что такое любовь в сердце».

Ксения, учитель географии из Нижнего Тагила, считает, что дать однозначную оценку качеству сегодняшнего образования нельзя: «В чём-то (образование стало) лучше, в чём-то хуже. Мы получали классическое образование, у нас были жёсткие рамки... Сейчас у детей по сравнению с тем временем, когда училась я, гораздо больше выбора, кем стать. Мы хотели стать юристами, экономистами, журналистами. Сейчас многие дети помимо привычных нам профессий, выбирают, например, лингвистическое направление. Популярен китайский язык, учитывая реалии сегодняшнего времени. Многие выбирают технические, инженерные специальности».

Что бы мне хотелось улучшить в образовании? — «Наверно, поменять вообще систему образования. Также изменить отношение учеников и родителей к образованию. Хотелось бы, чтобы они относились более серьезно, особенно при подготовке к ЕГЭ, ГИА. Видно, как сложно это дается детям. А с задачей воспитания, я считаю, что наша школа справляется. Мы придерживаемся, так сказать, классического воспитания, главным являются наши традиционные ценности и всестороннее развитие».

Сотрудник школы № 119 Санкт-Петербурга о том, есть ли у детей начальной школы мечты стать пожарником, врачом, учителем, спасателем, чемпионом высказалась так: «Мечты, конечно же, есть. Будущее им интересно. Есть иная тенденция: современные дети хотят стать президентами, много зарабатывать».

Школа № 236, Санкт-Петербург. Восьмиклассница Мария, командир школьного военно-патриотического отряда «Тайфун»: «этим составом мы занимаемся четыре года, а вообще «Тайфун» существует с 2003 года. Занимаемся мы по нескольку раз в неделю, тренировки разнонаправленные. Мы занимаемся абсолютно всем — начиная от памятных дат России, истории, заканчивая стрельбой, сборкой и разборкой автомата. Наша цель — воспитание у молодежи патриотизма, любви к Родине, мы стараемся распространять правильные мысли среди наших сверстников. Потихонечку получается.

Среди тех, кто ходили в наш «Тайфун» есть чемпионы мира по пожарно-прикладному спорту, все наши хотят дальше или служить или пойти в специализированные училища. Но некоторые одноклассники не понимают нашего увлечения, потому что они не выдерживают дисциплины, которая у нас есть, некоторые просто боятся чего-то. Сейчас нас в отряде десять человек».

Москва, энергетический институт: Алексей, студент первого курса факультета электротехники Московского энергетического института: «Вместо того чтобы получать реальные знания, школьник инстинктивно сдаёт тесты. Как ставить и где ставить галочки. Никаких навыков, полезных знаний, которые может принять достаточно зрелый мозг — нет. Просто машинальное, какое-то, решение тестов. Несмотря на то, что такие недовольства у большинства людей, государство проводит такие изменения в образовании потому, что такими людьми в последствии будет легче управлять и главное — нет задачи научить. Сейчас все идет к тому, что сохранили половину потока в вуз. То есть, если в прошлом году на институт электротехники было набрано 150 человек, в этом около 80, сокращение практически на 50 % (!). И все это несмотря на то, что увеличился конкурс и количество желающих получать техническое образование. При этом количество бюджетных мест становится с каждым годом меньше. Мой прогноз — останется, в конце концов, порядка 10 бюджетных мест на каждый вуз и только люди, которые реально смогли чему-то научиться в школе поступят, а остальные будут учиться на платном, либо вовсе не смогут получить высшее образование».

Татьяна — мать студента 1 курса магистратуры энергитического института, по поводу Болонской системы образования: «Было хорошо, 5 лет отучился и нормальный специалист, а теперь все как-то непонятно. Когда поступали в бакалавриат нас уверяли, что это фактически полное высшее образование, прошло пару лет все твердят о том, что уже незаконченное, пришлось сдавать снова экзамены в магистратуру. Зачем все это?»

В Кузбасском государственном техническом университете имени Т. Ф. Горбачёва (КузГТУ) в городе Кемерово состоялось торжественное построение первокурсников-бакалавров напротив главного корпуса. Перед собравшимися выступили представители администрации, а также творческие коллективы вуза с пожеланиями успешной учебы и активной студенческой жизни.

Однако, не все присутствующие разделяли оптимизм выступающих. Корреспонденту ИА Красная Весна удалось собрать следующие ожидания студентов и преподавателей КузГТУ:

«За последние два года подготовки к ЕГЭ я забыл, что такое учеба в школе. Не знаю, как я справлюсь с учебой в Политехе», — поделился мыслями новоиспеченный первокурсник Строительного института.

«Преподают у нас хорошо в основном, однако хромает дисциплина. Порой студенты не понимают, зачем ходить в университет, и не ходят. Сами в этом виноваты», — описал ситуацию в вузе магистр второго курса Института информационных технологий, машиностроения и автотранспорта, присутствующий на мероприятии.

Со стороны преподавателей также была дана оценка учебе в вузах. «Очень много преподавателей загружают бумажной работой. Если бы она была полезная, был бы другой разговор. Но она не несет в себе полезной нагрузки, только отнимает время у преподавателей, которые могли бы посвятить его больше студентам. Завалили бумагами нас», — сказал сотрудник КузГТУ, пожелавший остаться анонимным.

На торжественной линейке в честь Дня знаний у школы № 119 Санкт-Петербурга старшеклассники в шутку запели гимн СССР под включенную музыку гимна Российской Федерации.

В крупнейшей на Северо-Запада РФ Гатчинской школе № 5 проходят праздничные линейки каждый час. «Школа сильно загружена, но учебный процесс организован хорошо», — говорит один из родителей, предприниматель Гвоздеев Владимир. Вопросы вызывают только учебники — они, по словам Владимира, уступают в качестве советским, по которым училось его поколение.

Мнения жителей Вологды по вопросам образования разделились. Так, на вопрос о способности системы образования решать задачи, сформулированные обществом, учитель химии МОУ СОШ № 31 города Вологды Гондарева Светлана Львовна ответила: «В основном, система образования их решает, поскольку выпускники способны социализироваться в нашем обществе».

С этим не согласна учитель начальных классов той же школы Мазарова Татьяна Авенировна, озвучившая опасения вологжан: «В полной мере система образования решать задачи не способна, ее нужно доделывать. Главное, что знаний, полученных в школе, недостаточно».

Родители детей, которые учатся в Гимназии № 271 им. Федулова г. Санкт-Петербурга рассказали, что в учебном процессе не хватает уроков труда. Также родители сообщили, что изменения в образовании диктует современность.

Школа № 98, Кемерово. Родительница Наталия, мама 4 классника Артура, отметила: «Посмотрите на лица учащихся и их родителей, очевидно, что для них это волнующий и радостный праздник! Все ученики нарядные, волнующе выглядят и родители и сами первоклашки. Конечно, не все родители могут собрать ребенка в школу, для этого требуется не менее 5 тысяч рублей, а детей может быть и двое, и трое. Возможность купить своим детям достойную школьную одежду, спортивную форму, обувь, учебные принадлежности — проблематична. Хорошо, что в области оказывают помощь многодетным и малоимущим».

В кемеровской школе № 31, как и по всей стране, прошли праздничные мероприятия. Обычных «линеек» на улице не было, вероятно, из-за прохладного утра. Вместо этого проводились «классные часы». Первоклашкам учителя провели экскурсию по школе, познакомили с некоторыми учителями.
Учителя и ученики, как оказалось, по-разному оценивают учебу, предстоящий учебный год, цели обучения.

Учитель русского языка и литературы со стажем работы более 20 лет позитивно оценила произошедшие за эти годы изменения. Она отметила, что ЕГЭ облегчает обучение, поступление в вузы, уменьшает суету в промежуток между окончанием школы и поступлением в вуз. Вместе с тем она отметила, что по сравнению со временем ее обучения в школе учиться стало легче, а дети стали «более открытыми, демократичными, свободными», однако затруднилась раскрыть свой тезис. Основной проблемой современной школы она назвала «огромное количество бумаг, отчетов, программ», на которые уходит существенная часть рабочего и свободного времени.

Своим мнение об обучении поделились прошлогодние выпускники этой школы, которые пришли проведать своих учителей. Сейчас один из них обучается в Санкт-Петербургском политехническом университете Петра Великого «на строителя». Он хорошо оценивает обучение в школе. К появлению ЕГЭ и ГИА относится нейтрально, отмечая из плюсов только облегчение поступления в вуз. Желая «стать строителем» и «руководителем строительной компании», он считает высшее образование необходимым только из-за требования работодателя иметь диплом, и если бы была возможность обойтись без этого, ему бы хватило, по его словам, «стажировки на рабочем месте». Вспоминая первый курс, он считает лишними предметы, которые не соответствуют специальности — для него это химия и гуманитарные предметы, от которых «не будет толку, они всё равно забудутся». Другим недостатком образования в вузе он назвал отсутствие «баланса между обучением и свободным временем»: по его словам, при существующей загруженности из-за временных затрат на кружки по интересам и «занятия своими делами» не удается должным образом готовиться «к парам».

Другой выпускник этой школы учится на 2 курсе Кузбасского государственного технического университета им. Т. Ф. Горбачева «на маркшейдера». Он во многом согласен с одноклассником, однако претензий к обучению в университете у него нет. Отдельно он отмечает, что в вузе даже есть механизм взаимопомощи студентов старших курсов — отстающим студентам.

Школьники 9 и 10 классов также поделились своим мнением. Большинство из опрошенных не смогли ответить, кем хотят стать. Хотя почти все уже знают, в какой техникум, вуз и даже факультет будут поступать после окончания 9 или 11 класса. По их словам, несмотря на почти ежегодные изменения в процессе образования, существенного изменения они не замечают.

Кемеровская область.Учительница английского языка из Ленинска-Кузнецкого работала, в основном, в сельских школах. Сейчас она говорит, что никогда больше не пойдет работать учителем, разве что — в частную школу иностранного языка. Но при этом скучает по ученикам, человеческому общению к ними. Это и побуждало несколько раз возвращаться к преподаванию. Уходы из школы были связаны со многими отрицательными сторонами образования в сельских школах. «Все дети сейчас знают свои права», — говорит она. — «Попробуй потребуй что-то от них. Не редкость хамское отношение со стороны детей или их родителей. Для родителей их ребенок всегда прав, и они считают нормальным кричать на учителя. Ученики знают, что учителя не имеют права трогать их вещи, и некоторые активно пользовались этим, например, наливая в бутылку из-под газировки алкогольные напитки». Также она посетовала на систему приписок и «негласных правил», действующих в школе. «Я не знала, что мне при оценке работы ученика нужно следить, отличник он или нет. Если раньше у него были хорошие отметки, поставить 2,3, а иногда и 4 — не моги. Если ставить должную отметку — приходят завучи, директор, родители. Если ставить то, что требуют, то как смотреть в глаза другим детям?» По словам учительницы, ученики этим активно пользуются и, получив хорошие отметки в первой четверти, могут «расслабиться» в остальных, а напротив их фамилий в журналах ставится специальная отметка. Многие другие ученики пользуются тем, что, по словам собеседницы, «перейти в следующий класс должны все ученики». А это значит, что «тройку поставят всегда». Итог такого «правила» — не все дети сдают ЕГЭ и ГЕА, и уходят из школы без аттестатов. В такой обстановке, подытожила она, ни о каком воспитательном процессе речи не может идти. В то же время она отмечает активность этих детей в трудовой и внеурочной деятельности.

Саратов, Светлана — мама пятиклассника: «Чтобы я изменила в образовании? Наверное, сейчас не хватает старого доброго «советского» подхода к воспитанию и образованию. Многие учителя ведут уроки «спустя рукава», особенно, молодые. Я помню своих учителей, так они кроме материала из учебника еще много всего интересного нам рассказывали, например, мне лично очень нравилась история. Учительница нам к каждому уроку готовила небольшие художественные зарисовки из литературы, передающие дух эпохи, что ли... Еще мы больше читали книг, и сочинения писали сами, не «сдирали» их с интернета. Поэтому головы думали лучше, а сейчас что? Зададут отрывок прочесть и все. Это неправильно, на мой взгляд. Современная школьная программа беднеет и ужимается все сильнее — это делает из наших детей каких-то однобоких недоучеников».

Родители школы № 394 города Санкт-Петербурга призвали к возвращению советской системы образования. Родители сообщили, что гаджеты и социальные сети, которыми пользуется школьники во время уроков, мало способствуют получению знаний молодым поколением.

На вопросы об образовании ответил Лукин Степан Валерьевич, зоотехник по кормлению, магистр 1-го года обучения Института биотехнологий Санкт-Петербургского аграрного университета (СПбГАУ) по специальности «Зоотехника» в День знаний, передает корреспондент ИА Красная Весна.

— Чем тебя заинтересовала эта профессия?

— Заинтересовала возможностью улучшить кормление и условия содержания скота.

— Помогло ли тебе полученное образование в работе?

— Да, помогло. Дало навыки, базовые теоретические знания, общее представление о работе в сельском хозяйстве. Сейчас я понимаю, что мне не хватает опыта работы с производственной документацией.

Также Степан Валерьевич рассказал о нехватке кадров в хозяйстве: «Помимо обязанностей зоотехника по кормлению, я выполняю работу бригадира, который уволился, но некому было передать мне опыт работы».

Тем не менее работать по специальности Степану Валерьевичу нравится: «Мне нравится возможность реализовывать свои организационные навыки и творческие способности при организации производственных процессов в хозяйстве».

Гимназия № 25, Ростов-на-Дону. Старшеклассник, перешедший в 11-й класс: «Знаний, наверное, хватает. Хочу быть программистом, но не знаю, как пойдет». Собеседник считает, что образование нужно только, «чтобы поступить». «Других целей пока что нет», — заявил молодой парень.

«Общество не всегда понятно ставит задачи для системы образования. Сейчас этого понимания, как мне кажется, нет», — считает преподаватель информатики. «Школа не может заменить родительское воспитание, а может его только дополнить».

Бабушка, ведущая внуков в первый класс, рассказала, что от системы образования хотелось бы получить «внимательное отношение к ребенку, чтобы понимали что каждый ребенок индивидуален. Мы наших детей воспитывали по-другому, а сейчас дети необыкновенные, умные, подготовленные, но учителя должны привить детям любовь к учебе». Однако она не уверена, что текущая система образования способна это сделать: «Трудно сказать, что будет, но у меня еще есть внук, который идет в 5-ый класс, поэтому могу сказать, что начальное образование мне не понравилось. Желания учиться у ребенка нет, контролировать его нужно постоянно, с воспитательными задачами школа не справляется, а образование на 80% зависит от внимания и заботы родителей».

Заместитель главы Красносельского района города Санкт-Петербурга Сушков Игорь Александрович заявил, что у них в районе к учебному года открылась новая школа № 54 и два детских сада.

Андрей, папа восьмиклассника, Нижний Тагил:

«Я считаю, что в наше время образование было мощное, цельное. Мое отношение к ЕГЭ все-таки отрицательное. Считаю, что тестирование нельзя использовать для оценки знаний, они не показывают достоверный результат.

Мне кажется, что в отличие от нас, от более старших поколений, нынешние дети не представляют, кем они хотят стать, нет нацеленности на результат: «хочу стать военным», или «инженером». Отучился, а там как получится, получу какую-нибудь корочку.

Да и в отношении воспитания школа сегодня не справляется так, как раньше. Возможно, нет того, что объединяет, нет системы, как было у нас: октябрята, пионеры, комсомольцы. Поэтому каждый сам по себе, индивидуалист».

Преподаватель английского языка школы № 377 Санкт-Петербурга ответила на вопросы корреспондента ИА Красная Весна в День знаний.

— Способна ли современная система образования решить те задачи, которые ставит перед ней общество?

— С помощью родителей — да, а без помощи родителей — нет, потому что на ребенка больше влияет семья, а не школа и общество.

— Если сравнить с тем образованием, что получали Вы — стало лучше или хуже?

— По-моему стало хуже. Потому что оно рассыпалось на маленькие кусочки, на маленькие части, превратилось в мозаику. У ребенка нет целостной картины мира. Даже естественно-научная картина мира пропала. Все разошлось по разным предметам История развалилась на две-три истории, и дети не видят единый исторический поток. Клиповое мышление создается не только интернетом, но и этой странностью образования, где огромное количество предметов и каждый изучает свою маленькую часть. В итоге целостной картины в голове нет, соответственно нет интереса.

Александр, папа восьмиклассника и второклассницы:

«Сейчас, в целом, наблюдается повышенное внимание к образованию в России. В основном это выражается во внимании к материальным вопросам: вложения в инфраструктуру, ремонты, строительство новых школ, новое оборудование и т.д. Это важно — создать базу, условия для обучения, но, очевидно, недостаточно. Тем более в современных условиях, тем более возвращаясь к прошлому опыту — когда совершались и учителями, и их подопечными, не побоюсь этого слова — учебные подвиги, которые позволили стране в будущем выдерживать серьезные напряжения и побеждать.

Современность необходимо правильно и точно осмыслять. Выявлять закономерности в развитии или же в неразвитии (или движении в обратном направлении, т.е. деградации). И точно выбирать способ действия, когда это знание получено. Если использовать данный подход и рассмотреть все составляющие современной российской системы образования, которая, как по мне, не только и не столько институт, а еще и люди, их опыт (полученный и переданный предыдущими поколениями), можно получить точное представление о характере процессов в этой сфере.

Если переходить к конкретике в образовании, нужно в один из моментов определиться с приоритетами и выбрать стратегию — кого мы готовим? Потребителя, обывателя или творческого человека? И под эту линию создавать систему. Не буду глубоко вдаваться в детали, но пока наблюдаю только молчаливое форматирование современной элитой всего и вся под «мировые» стандарты (например, внедрение ЕГЭ, болонской системы в системе высшего образования). Вот здесь есть опасность — использование чужих стандартов, чужой системы, когда точнее и выигрышнее — делать ставку на генерацию и создание своих новых стандартов и правил "как надо делать"».

Мама пятикласника: «Образование, конечно, сильно изменилось. Другие требования, мир меняется, и мы меняемся вместе с миром».

Общаемся с девятиклассницами из Кургана:

— Чего ждете от нового учебного года?
— Экзамены сдать.
— Наотдыхались летом?
— Нет!
— А учитесь как?
— Катя, скажи, что ты отличница!
— Да, восемь классов с отличием!

Попасть в ближайщую к дому школу не так-то просто, рассказывают родители московских первокласников.

Папа одного из первоклассников, Олег, рассказал, что они узнали о зачислении их в школу только за пару дней до 1 сентября, а номер класса только накануне. Они переписали заявку на зачисление в ближайшую к дому школу № 1468 на сайте Госуслуги в апреле и ждали сообщение о прикреплении школы до конца июня, но получили подтверждение только 30 августа. В школе им объясняли, что не могут ничего сделать пока им из системы не будут выгружены данные. Олег считает, что это связано с тем, что они выбрали школу не по месту прописки, а «рядом с домом», поэтому решение о прикреплении затянулось. «Тем, кто подавал заявку на школу к которой они приписаны по прописке, таких проблем не было», — рассказал Олег. По его словам, некоторые родители, подавшие заявку на поступление в понравившуюся им школу и в итоге не дождавшись в срок ответа о зачислении, решили не рисковать и не ждать до последнего дня. Такие родители «отозвали свои заявки на прикрепление к этой школе». Сам Олег очень рад, что они смогли попасть в ближайшую к дому школу, сына зачислили в 1М класс.

Корреспондент ИА Красная Весна в Иркутске пообщался с учителями и родственниками учеников во время школьных линеек в честь начала учебного года. Интервьюеры отвечали на вопросы: какие проблемы видят родители в современном образовании и довольны ли родители современным образованием?

Марина, 42 года, мама ученицы 4 класса школы № 19 города Иркутска: «У нас одна проблема. Поскорее бы построили нашу школу. Видите, мы даже линейку проводим в другой. И детей наших учиться возят на автобусах в другую школу. Замучаешься. Нашу-то снесли из-за проблем с фундаментом. К следующему году вроде бы обещают построить».

Валентина, 57 лет, бабушка ученика 3 класса иркутской школы: «Самое страшное сейчас — это разные учебники, разные программы. Мы переходили в другую школу, так там всё другое. Полгода, наверное, привыкали, перестраивались. Вот честное слово, это дурдом какой-то».

Вера, 64 года, учитель английского языка в иркутской школе: «Понимаете, когда ученик заходит в класс и прямо передо мной ругается матом... Да что уж говорить, разговаривает со мной так. А я ничего сделать не могу, не имею права. Ну как тут учить? Как-то всё с ног на голову перевернулось».

Максим, 38 лет, отец ученика 4 класса иркутской школы: «Даже не знаю. Недавно я открывал свою тетрадку за 2-й класс по русскому языку. Смотрю, как грамотно, оказывается, я уже тогда писал. А сейчас смотрю как пишет мой ребенок. Он уже в 4-й класс перешел, а такой мрак в тетради, ошибка на ошибке. Нас, видимо, учили получше, чем сейчас. Сейчас что-то не то творится».

Виктор, 67 лет, дедушка ученицы иркутской школы: «Конечно не доволен. Раньше у нас все учились, и отличники и троечники. Как-то тянули всех. Не сказать, что желание было большое, но было. Стыдно было плохо учиться. А сейчас… Главное, что желание как-то нынче отбивают. Вот на внуков смотрю, в 1-2 классе еще есть интерес, а потом уже всё. И что делать, не понятно».

Я своим образованием довольна. Я работаю по той специальности, на которую училась, наверное, во многом это заслуга именно школьного образования. Вернулась в родной лицей. Наше «Лицейское братство» даёт о себе знать, здесь особая среда, атмосфера».

Что касается будущего, то мне кажется, что дети его видят туманно, если честно. Опять же это связано с разнообразием, которое они видят, им сложно определиться. Поэтому я считаю, что цель школы сегодня, хотя бы начиная с 8-го класса сориентировать, что же ребенок хочет, что ему нравится, что — не нравится. И, скорее даже: что не нравится. Чтобы не было такого, что дети идут, 4–5 лет учатся и всё напрасно, жалко и сил, и времени.

А по результатам экзаменов — у нас очень хорошие результаты, высокие показатели, дети у нас учатся хорошие, способные. Но я говорю о своей школе, у нас своя специфика.

Евгения, учитель английского языка, Нижний Тагил: «Я думаю, что образование сегодня, по сравнению с тем, что получали мы, стало не лучше и не хуже — стало иначе. В чем это проявляется? Например в том, что оно стало разнообразнее, у детей появился выбор. Я окончила наш лицей в 1997 году. Когда я училась, у нас, к сожалению, не было такого огромного выбора внеурочной деятельности, факультативов, если бы я сейчас была лицеисткой, во многом бы приняла участие».

Нынешнее и прежнее образование сравнили родители школьников Нарьян-Мара в ходе праздника Дня знаний, передает корреспондент ИА Красная Весна 1 сентября 2017.

Уровень образования хуже не стал, однако нагрузка на школьников заметно выросла — поделились родители.

Отец одного из первоклассников школы № 422 г. Кронштадт, Санкт-Петербург, Петр Мойсюк, рассказал, что ему очень понравилась организация 1 сентября: «Детям провели первый урок, подарили набор учебников по краеведению и от администрации Кронштадского района и от администрации Санкт-Петербурга. Меня поразило, что теперь учебники для школы покупать не нужно!» — поделился впечатлениями Петр. И добавил: «Теперь школа — это храм знаний, не то, что в наши времена».

Отвечая на вопрос об отношении к ЕГЭ, учитель физики МОУ СОШ № 24 города Вологды Хабарова Надежда Васильевна отметила следующие недостатки ЕГЭ: «Раньше были базовые экзамены, сдать которые должны были все. Сейчас учащиеся выбирают то, что могут сдать, что им проще. Так, профильную математику почти не выбирают».

Житель Вологды Константин убежден: «ЕГЭ лишен симпатий и предпочтений отдельных учащихся со стороны экзаменаторов, возникающих при классическом экзамене».

Вопрос о ЕГЭ не выявил однозначного отношения вологжан к Единому государственному экзамену.

Папа двоих учеников из Кургана: «Всегда можно быть чем-то недовольным, но я настраиваю своих детей, чтобы выбирали свой путь, свое призвание. А там можно за счет самообразования, желания и настойчивости добиться всего».

Бабушка первоклассницы школы №358 Санкт-Петербурга: «В школу девочка идет с радостью!»

Анна, студентка педагогического вуза, Мытищи: «Считаю систему образования в школе недостаточно полной. Школе нужны новые учителя, новые свежие мысли. Учителя старой закалки часто требуют зазубривание материала, но знаний от этого больше не становится. Например, за всю школьную жизнь у меня сменилось несколько учителей истории, но только в вузе я поняла, насколько это интересный предмет».

Надежда, учитель младших классов, Мытищи: «Многое зависит от личности самого учителя, от его отношения к своей профессии, к предмету, умения любить детей и видеть в каждом ребенке незаурядную личность. Дети (особенно в младших классах) это очень чувствуют. И если учителю удастся достучаться до каждого, стать авторитетом для ребенка, образцом для подражания, он сможет донести до его сознания многие вещи: и знания, и ценности, и даже привычки. При этом учитель и к себе должен предъявлять определенные требования. Например, учитель, который то и дело хватается за телефон, чтоб ответить на сообщения в мессенджерах, вряд ли сможет убедить ребенка о вреде интернет-зависимости. Да, сейчас конкурировать учителю с яркими интернет-сайтами очень трудно. Да и родители сами, часто не задумываясь об этом, приучают к этому своего ребенка: «Пока ребенок играет в планшет, можно что-то успеть сделать по дому», «Подарили ребенку новый смартфон, чтоб не хуже других», а потом жалуются, что он «не вылезает» с гаджета».

Женя и Влад, одиннадцатиклассники из Нижнего Тагила, поделились с корреспондентом ИА Красная Весна, кем бы они хотели стать после окончания школы.

Женя: Я бы хотел стать профессиональным автомехаником. Мне это интересно с самого детства, потому что я очень люблю автомобили. Образование для этого, конечно, нужно. Потому что системы всё усложняются, в них нужно разбираться. Поэтому в вузе я бы хотел изучать автомобилестроение, но это такая специфическая тема, которая интересна мне и ещё процентам десяти максимум. Своим школьным образованием я доволен, лицей — это хорошая площадка для подготовки к получению высшего образования.

Влад: Лично я хотел бы стать пилотом. Это профессия высокооплачиваемая, довольно востребована сегодня и даёт ощущение свободы. Конечно, и большой ответственности требует. Мне это интересно. Считаю, что моё образование поможет мне в работе, потому что без глубоких знаний пилотом не стать, да и вообще хорошим специалистом. Я своим школьным образованием доволен, у нас специализированный лицей, здесь хорошо подготавливают к учёбе в университете.

Родитель из Кургана: «У нас ребенок в третий класс пошел, так весь сентябрь учителям запретили задавать домашнее задание и ставить оценки. Это что — эксперименты по оглуплению детей?!»

В Губернаторском физико-математическом лицее № 30 в Санкт-Петербурге с минуту на минуту начнется Всероссийский открытый урок по профориентации с участием представителей ведущих работодателей страны, руководителей научных центров, ректоров ключевых вузов.

Несмотря на солнечную погоду, традиционная торжественная линейка первого сентября в апатитской школе № 15 (как и в других школах города) уже не первый год проходит в спортивном зале. Школы выполняют вышестоящие предписания. Причина — высокий уровень террористической опасности. И лишь по окончании линейки пустынная пришкольная территория наполнилась радостными улыбками первоклашек и улетающими ввысь шариками.

На линейке корреспонденту удалось задать вопросы школьному учителю истории, обществознания и права:
— В первый класс поступило больше или меньше детей, чем в прошлом году?
— Больше.
— Как вы оцениваете заинтересованность детей в учебе по Вашему предмету?
— Достаточно высокая.
— В некоторых школах практикуется запрет школьникам приносить в школу мобильные телефоны. Что Вы думаете о такой инициативе?
— Это нормальная инициатива абсолютно.
— В Москве на протяжении пяти лет в рамках реформы образования шел процесс оптимизации школ. Как бы вы прокомментировали его результаты?
— Объединение что ли? Плохо. Мне это не нравится.
— Как бы вы охарактеризовали влияние ЕГЭ на качество образования, которое получают дети?
— Достаточно удовлетворительно.
— Как вы можете прокомментировать инициативу убрать из школьной программы «Войну и мир» Толстого и романы Достоевского.
— Плохо.

Родители учеников, которые также согласились дать свои комментарии, оказались более многословны.

Отец семиклассника:
— Не могли бы вы дать комментарий по поводу первого сентября?
— Очень много всего лишнего на мой взгляд.
— Как вы оцениваете качество образования в российских школах?
— Чуть выше среднего.
— Как по вашему изменилось школьное образование в сравнении с тем временем, когда Вы ходили в школу?
— Существенно. Скажем так, в мое время, конечно, уже по-стариковски звучит, но у нас преподаватели очень сильно занимали класс. Не было у ребят возможности какой-то ерундой заниматься. Сейчас то, что творится в школах на уроках, мне, честно говоря, совсем не нравится. Учителя не могут контролировать детей.
— Сколько сейчас стоит собрать ребенка в школу?
— Мы на ребенка потратили тысяч пятнадцать.
— Как бы вы охарактеризовали влияние ЕГЭ на качество образования, которое получают ваши дети?
— Отвратительно. Любая оценка ребенка методом тестирования, я считаю, неправильна. Контрольные работы, сочинения и экзамены, где ребенок может полностью показать свои возможности, ну там, в решении примеров, они больше раскрывают его потенциал, нежели вот это тупое прохождение тестов с ответами, со всем остальным.
— Есть ли что—то в системе образования, что Вы бы хотели изменить?
— Можно долго рассказать, сейчас с ходу не скажу. Но ЕГЭ я бы точно отменил.

Мать одного ученика, и бабушка другого:
— Как вы оцениваете качество образования в российских школах?
— Средне.
— Как по вашему изменилось школьное образование в сравнении с тем временем, когда Вы ходили в школу?
— Вообще очень сильно в худшую сторону. По крайней мере, литературу они не знают полностью. Им в принципе списки задают, они читают, кто хочет. Остальные вообще не читают. Они смотрят в интернете и больше ничего не читают.
— Сколько сейчас стоит собрать ребенка в школу?
— Где-то около десяти тысяч.
— Как бы вы охарактеризовали влияние ЕГЭ на качество образования, которое получают ваши дети?
— Очень плохо, потому что в принципе их начинают натаскивать только на ЕГЭ.
— Есть ли что-то в системе образования, что Вы бы хотели изменить?
— Вообще, хотелось бы, чтобы вернули функцию все-таки воспитания в школу. А не просто образовательные услуги нам оказывали. И в общем-то побольше не фикции вот эти были, как походы в театр, что-то мы помечали. У нас как, если идешь в театр, нужно потом отметить галочку, что ты сходил в театр, и это, вроде как, плюс школе идет. Школа зарабатывает себе бонусы, чтобы быть, например, лучшей школой в Москве. Т. е. я не просто так в театр с ребенком иду в свое удовольствие, а я должна еще отметиться потом, что я была в театре, чтобы школе бонус пошел.

Бабушка учеников:
— Как вы оцениваете качество образования в российских школах?
— Хотелось бы лучше. Для своих детей хочется самого лучшего.
— Как по вашему изменилось школьное образование в сравнении с тем временем, когда Вы ходили в школу?
— Мне кажется сравнивать сложно, у них сейчас объем другой, предметы другие, но что касается финального итога, мне кажется нас учили лучше.
— Сколько сейчас стоит собрать ребенка в школу?
— Ну, в принципе, средняя зарплата за месяц. Тысяч тридцать, если по полной программе.
— Как бы вы охарактеризовали влияние ЕГЭ на качество образования, которое получают ваши дети?
— Отрицательно. Категорически отрицательно. Я хочу, чтобы они думали, запоминали и сами произносили свои знания, а не выбирали, тыча пальчиком из возможных ответов.
— Есть ли что-то в системе образования, что Вы бы хотели изменить?
— Да, я хочу вернуть систему экзаменов, которая была у нас, в мое время.

Бирюкова Елена Владимировна — учитель русского языка и литературы Московской школы №1285:

«Я очень рада, что ребят наших ждет электронная школа — московский проект. Но считаю, что на сто процентов переходить на эту форму обучения не стоит.

Пусть дети пишут сочинения, творят, работают с тетрадками и по-старинке. Это необходимо для души».

«На детей больше воздействуют гаджеты и семья. Школа с воспитанием не справляется, интернет берет верх», — такое мнение выразили учителя школ № 24 и № 31 Вологды.

Молодежь относится к образовательным тенденциям более позитивно. Так, Зенков Роман, учащийся СОШ им. Я. Я. Кремлёва села Верховажье Вологодской области, на вопрос о качестве образования ответил, что доволен всем, а в будущем хочет стать программистом. Главным обоснованием выбранной специальности отметил материальный достаток.

Анастасия Матвиенко, студентка 3-го курса Вологодского медицинского колледжа, на вопрос корреспондента ИА Красная Весна о выборе специальности ответила: «Мой выбор профессии медсестры связан с практической пользой профессии в дальнейшей жизни».

Дмитрий, папа шестиклассника из Нижнего Тагила:

«На мой взгляд, ЕГЭ нужно убрать. Отношение детей, отношение родителей к этим экзаменам слишком эмоциональное, это оказывает очень сильное психологическое давление на людей. На мой взгляд, прежняя форма экзаменов была намного эффективнее, в отличие от ЕГЭ.

Но в то же время стало доступно репетиторство, если ребенок в силу своих каких-то личных качеств, особенностей, характера чего-то не усваивает, можно всё ему дать дополнительно. Конечно, при наличии финансовых возможностей. Альтруистов сегодня нет, на этом зарабатывают деньги».

В нескольких школах города Кургана ещё не закончен ремонт!

Преподаватель истории, Санкт-Петербург: «В современном образовании мне нравится то, что оно всё больше интересует наше государство. Власть ищет пути построения работающей эффективной системы. Кроме этого, радует законодательство и то, что законы соблюдаются, — ученики обеспечены учебниками и учебными пособиями, атласами и другими важными материалами. В школах улучшается материальная база. Но в первую очередь эти «плюсы» касаются больших городов, таких как Санкт-Петербург и Москва. А чем дальше мы будем от них уезжать, тем больше проблем будет вскрываться в глубинке. Маленькие (7 000 рублей оклад в Тверской области, в Томской — 8 000 рублей) зарплаты, слабое финансирование. Грамотные специалисты, которые могут чему-то научить детей, уходят, как нам посоветовал Дмитрий Анатольевич, в бизнес. Хорошо, если они уходят в репетиторство, открывают ИП и продолжают учить детей, но многие вообще прекращают преподавательскую деятельность. Кроме этого, во многих учебных заведениях не очень понятные схемы формирования заработной платы.

Но есть и те проблемы, которые касаются всего образования и образовательного процесса в целом. Это слабая роль учителя (преподавателя). Пока что сохраняется такая тенденция, что во многих проблемах, возникающих в процессе обучения, винят учителя, дескать, он виноват в том, что ученик плохо учится или не учится вовсе. Учителя обязаны сдавать огромное количество бумажек самых разных видов и масштабов, будь то какие-то отчеты или учебно-методические комплексы. Часто бывает так, что учителя вынуждены эту работу делать на уроках, отнимая время у детей, потому что иначе придется это делать дома.Вообще проблем весьма много, но радует то, что и положительных моментов не мало, кроме этого, вселяет надежду новый министр и проводимые реформы».

Юрий, отец девятиклассницы из Красноярска, поделился впечатлением от современного образования:

«Школа должна дать моему ребенку знания. Это в первую очередь. Но я современной школой скорее недоволен. Поскольку моего ребенка сейчас, в девятом классе, готовят к ЕГЭ. Я его называю угадайка. Оно воспитывает в детях роботов, а не мыслящих людей.

Меня беспокоит, что учителя говорят мне, что оказывают образовательную услугу. А образование — это не услуга. Вообще, современное образование воспитывает потребителя, а должно воспитывать Человека.

Вот специализация, на мой взгляд, это правильно. Это то, что в современной школе мне нравится».

Родитель ученицы из Кургана: «У нас отличный лицей, хотя он считается одним из лучших в городе, там прививают ученикам реальные знания, а не чувство какой-то элитарности».

Многие родители учеников московской гимназии № 1515 считают, что подготовка ребенка к новому учебному году не вызвала у них проблем или затруднений. Беглый опрос родителей, посетивших линейку, дал некоторые представление о величине расходов на подготовку ученика к учебному году. По оценке большинства родителей, чтобы собрать своего ребенка в школу, необходимо потратить примерно 10–12 тысяч рублей. Но это средний бюджет, некоторые родители, отправившие ребенка в первый класс, потратили до 48 тысяч рублей. Минимальная оценка, которую озвучивали родители, — это 7 тысяч.

В московской гимназии №1515 с нового года ввели астрономию. Мы выяснили мнение родителей, которые сегодня пришли со своими детьми на первый звонок. Большинство родителей в целом одобряет эту инициативу. Однако при этом многие считают, что новые предметы перегружают ребенка. Некоторые даже высказали соображение о том, что такие предметы можно изучать самостоятельно в интернете. Что касается такого введенного ранее предмета, как религиоведение, то родители относятся к нему спокойно и считают, что полезно всякое знание.

Наши корреспонденты задали вопрос родителям учеников московской гимназии № 1515 о том, как они оценивают влияние ЕГЭ на качество образования, которое получают их дети. Большинство родителей отметили, что ЕГЭ негативно влияет на общий уровень подготовки школьников. Одной из ключевых причин, по которым они дают такую характеристику, является отсутствие развития творческого мышления у детей. Родители считают, что «натаскивание» школьников на тесты не формирует должной базы, которая требуется для успешной учебы в вузах, и единственным способом, которым можно это компенсировать, является репетиторство.

Мы спросили родителей учеников московской гимназии №1515 о том, как они оценивают качество учебников, предлагаемых в школе. Мнение опрашиваемых на этот счет разделилось. Половина родителей считает школьные учебники подходящими для учебы. Другая же половина учебниками не довольна. По этому поводу они высказали следующие критические замечания: в тексте учебников часто допускаются речевые и грамматические ошибки, кроме этого программа учителей не всегда согласована с материалом, излагаемым в учебниках.

Мы попросили родителей учеников московской гимназии №1515 сравнить современную школьную образовательную программу с советской. Вот какие мнения мы услышали. Большинство родителей считают, что советская школа давала последовательное, целостное образование детям, чего нет в современной школе. Многие жалуются на то, что дети не успевают усвоить пройденные материалы — им просто не хватает времени. Также родители считают, что в отличии от советской, в современной системе школьного образования мало или вообще нет кружков и факультативов по тем или иным предметам. Это, по их мнению, негативно сказывается на качестве усвоения материалов. Один из родителей ученика 11-го класса, присутствующей на линейке, высказался следующим образом: «В своё время я в одиннадцатом классе знала больше, чем мой ребенок в одиннадцатом классе сегодня». Иного мнения придерживается подавляющее меньшинство родителей, которые считает современную школу сравнимой с советской по уровню даваемого образования.

Сергей, папа ученика средней школы № 14 города Красноярска, так относится к современному образованию:

«Когда я учился, другая была школа. Сейчас всё другое. Программы другие. Но я приверженец старой программы. Она была лучше, интересней, понятнее. Раньше всё было понятно: столько яблок у одного,а столько у другого. А сегодня программы другие, и не все дети понимают.

Зато сейчас всё современно, можно общаться с учителем в Viber. Мне нравится, что форму ввели. Ушло разное отношение к бедным и богатым ученикам, сейчас ко всем одинаково относятся».

Мамы ребят, поступивших в орловский колледж, поделились впечатлениями о современной системе образования. Одна отметила, что когда училась сама, то уравнения проходили в пятом классе, а сын — по учебнику Петерсона — проходит в первом. В итоге ей пришлось перевести его на другую программу, где учили по учебнику Виленкина. По поводу воспитания детей в школе она сказала: «Мало учителей, которые работают с душой».

Вторая сказала, что сегодня для поступления приходится брать репетиторов, даже если в школьном классе учится всего один ребенок, и задалась вопросом о том, что же тогда делает учитель.

Родственники поступивших и учащиеся медколледжа в Орле о выборе профессии.

Дедушка говорит о внучке: «Она захотела, у нее биология в школе хорошо получалась».

Мама о сыне: «Мой сын сюда поступил, потому что он хотел работать с людьми и именно им помогать».

Студентка второго курса:
— Это хорошая профессия, она всегда востребована.
— Это возможность зарабатывать деньги?
— Возможность помогать людям. У меня бабушка — медсестра, у нее стаж уже больше сорока лет. По стопам бабушки, скорее всего.

Марина, мать третьеклассницы средней общеобразовательной школы № 5 г. Оренбурга:

«Что касается учебного процесса, хотелось бы отметить, что не всегда информацию для учебы можно найти в учебниках. Нужно искать дополнительные источники в виде книг, интернета. А в силу финансовых проблем не у каждой семьи есть возможность приобрести для ребенка компьютер или телефон с выходом в интернет. В наше время информация для каждого была доступнее, все необходимое было в учебниках, книгах в библиотеке, можно было спросить у соседей какую-то книгу, сейчас печатные книги — это уже, как дикость.

В нынешней школе дети учатся дисциплине и получают знания. Но современное образование более оторвано от реальной действительности, детям будет сложнее понимать будущее и окружающую реальность, чем нам. Я бы вернула в школы образование времен СССР, потому что сейчас такие программы, даже начальных классов, которые не все родители понимают».

Людмила, дочь идет во 2-й класс средней общеобразовательной школы № 5 города Оренбурга:
«Я училась в этой школе, теперь здесь учится моя дочь. За это время система образования изменилась, она скачет с места на место, с одной программы на другую, дети из разных классов учатся по-разному. Пока я довольна той программой, по которой учится мой ребенок, что будет дальше, я не знаю».

Владимир Путин выступил с вступительной речью на Всероссийском открытом уроке по профориентации. Он поздравил всех учеников, педагогов и родителей с Днем знаний. В своем выступлении президент особо подчеркнул, что важной задачей для нового поколения является сделать качественный скачок в развитии страны, чтобы обеспечить ее дальнейшее процветание и сохранить суверенитет. «Ваша задача — сделать принципиально новый шаг», — отметил Владимир Путин. В настоящее время президент отвечает на вопросы учащихся из разных городов страны.

Дедушка первоклассницы, отвечая на вопрос, лучше или хуже сейчас система образования: «Трудно сказать, сейчас трудно сравнивать, было это так давно-давно. Что сравнивать? Всё по-другому сейчас. Программа сложная».

Алексей, отец первоклассницы средней общеобразовательной школы № 5 города Оренбурга поделился своими впечатлениями:
«Переживаю за дочь, чтобы она не растерялась в большой толпе, для нее это новое. Хочется, чтобы сегодня все прошло спокойно и удачно. На мой взгляд, школа, прежде всего, дает знания, потом социализацию: сначала дети учатся общаться внутри класса, потом эти навыки переходят дальше во взрослую жизнь. Годами наша система образования проверена, она идет в ногу со временем, я думаю, что современные педагоги смогут подготовить наших детей ко взрослой жизни и ответить на вопросы, поставленные временем.
Хотелось бы вернуть логические задачи в программы образования, как в советской школе, которые были более четкими и понятными. Текущие задачи для первоклассников слишком сложные».

Мы подошли к дружной группе ребят и расспросили их об образовании и будущем:

«Мы ждем от этого учебного года хороших баллов ЕГЭ, — рассказали ученики 11-го «В» класса гимназии №2 города Красноярска. — Это испытание». На мой вопрос об их отношении к ЕГЭ ребята сказали: «Раньше, конечно, было легче, когда сдавали экзамены».

А что вам школа дала за 10 лет?«Нам школа дала в этой жизни друзей, — хором ответили ребята. — Умение вести себя на людях, общение. Помогла найти себя в жизни, реализовать себя».

А цели в жизни вы уже себе поставили?«Да, — ответил молодой человек. — _Вначале в университет, потом, наверное, семья».

«А я пойду в медицинский университет, — сказала другая ученица. — Я считаю, что врач нужен, чтобы помогать своей семье и лечить людей ».

Из проблем в современной школе ребята выделили возможные конфликты с преподавателями и ЕГЭ. Поскольку во время ЕГЭ школьники очень нервничают.

В Московских школах, относящихся к ГБОУ «Образовательный центр на проспекте Вернадского» в Тропарево-Никулино мы спрашивали родителей о том, что их больше всего беспокоит в связи с началом нового учебного года. Ответы, как ни странно, в основном касались вопросов дополнительного образования.

Мамы рассказали, что весь район переживает за судьбу Центра детского творчества «Созвездие», который имеет полувековую историю. По их словам, в последнее время руководство предприняло ряд действий для ликвидации этого знаменитого учреждения. Были уволены десятки опытнейших педагогов, закрыты бесплатные кружки, ведется подготовка к переделке первых этажей центра в обычные классы для первоклашек.

Родители рассказали, что в результате их протестов удалось уволить прежнего директора образовательного центра на проспекте Вернадского, в который входит теперь «Созвездие». Однако, по их словам, новое руководство также не желает вести конструктивный диалог ни с родителями, ни с уволенными учителями.

«Я — мать-одиночка, — сказала нам одна из мам. — Если в «Созвездии» уменьшат количество бесплатных кружков, то у меня просто не будет возможности водить туда обоих детей. Если центр закроют, то это будет катастрофа!»

Ее мнение поддержали стоявшие рядом родители, также выразившие опасения за судьбу дополнительного образования в Москве.

Лилия Булыгина, мать второклассницы и семиклассника лицея № 5 города Оренбурга:
«Я считаю, что сейчас школа должна идти вперед в плане каких-то технологий. То есть не так — у школы нет принтера и мы должны на него сложиться, а именно школа должна обеспечить детей своей новой техникой.

Если говорить о качестве образования, то наш лицей, например, по уровню преподавания математики никому не уступает. В плане спортивных или развивающих кружков мы сильно отстаем. У нас нет занятий борьбой, дзюдо или единоборствами.

Если сравнивать с младшей школой, то хотелось бы упора не только на русский язык и математику, но и на уроки труда для девочек, то есть обучать их кулинарии, искусству шитья. И хочется, чтобы дети не были такими обозленными друг на друга, их учили дружить, работать в коллективе, терпению. Процесс воспитания сейчас больше переносят на плечи родителей. Я неоднократно слышала от педагогов, что учитель — это друг и соратник, в рамках школы он все объяснил, все остальное — дело родителей. Хотите дальнейшего развития своих детей — занимайтесь с детьми дома. Я считаю — это не совсем правильно.

С будущей профессией мой сын пока не определился, но так как весь современный мир построен «на компьютерах», я считаю, мальчики сейчас хотят стать программистами. Дочь же уже решительно заявляет, что хочет стать экологом».

Неоднозначной назвал ситуацию с образованием член-корреспондент РАН, доктор сельскохозяйственных наук Вячеслав Якушев на Дне знаний в Гатчине, давая интервью корреспонденту ИА Красная Весна 1 сентября. «Наряду с декларируемыми стремлениями улучшения качества образования все отмечают падение его уровня!» — описал свои ощущения от общения с учителями и преподавателями член-корр, отметив, что его старшая дочь учится на третьем курсе вуза, а средний сын ходит в третий класс.

Надежда Пчелинцева, бабушка второклассницы лицея №5 города Оренбурга
«Считаю, что нынешнее образование сильно отличается от того, которое я получала в свое время. Я занимаюсь с внучкой, делаю с ней домашнее задание, потому что родители на работе. Программа трудная, но мы справлялись, у нас все получалось. Я думаю, что в системе образования сейчас идет прогресс, все меняется, может это и к лучшему: дети должны всесторонне развиваться.

Считаю, что элемент воспитания в современной школе присутствует. Сужу по своим внучкам. Младшая пошла в первый класс, стала более ответственная, за всё берется. Вторая внучка окончила в этом году девятый класс, поступила в колледж. В дальнейшем она хочет получить высшее образование и, как она говорит, стать «главным прокурором». Дети из стен нашего лицея выходят грамотные, развитые, с хорошим образованием».

В Ростовском государственном университете путей сообщения прошли торжественные мероприятия в честь Дня знаний и начала нового учебного года. Все поступившие в университет студенты построились на плацу перед главным корпусом. По традиции мероприятие началось с торжественного выноса флага России под гимн РФ. С напутствующими словами к абитуриентам обратились ректор РГУПС Верескун Владимир Дмитриевич, президент РГУПС академик РАН Колесников Владимир Иванович, начальник СКЖД Пястолов Владимир Геннадьевич, министр транспорта Ростовской области Иванов Андрей Николаевич.

В этом году в вуз поступили 1213 человек на дневное отделение и 649 — на заочное. Средний балл поступающих на очное отделение по результатам ЕГЭ составил 56,55 балла. Год назад этот показатель составил 56,77 балла.

Вечер 31 августа. МО г. Фрязино. Выпускница школы 2017 года и студентка 1-го курса РНИМУ им. Пирогова:
«Я хочу стать акушером-гинекологом, но бесплатная квота от города только для педиатра. Иду учиться на педиатра. Мне это тоже интересно, но больше именно неонатальный период, новорожденность попросту сказать . А ещё больше Беременность, роды, родовспоможение. Школьное образование конечно же необходимо. Это первая подготовительная ступень к будущему профобразованию. Но мне хотелось с 9-го класса заниматься только профильными предметами. Много сил и времени уходили на то, что не интересно. Атестовываться по «ненужным предметам» всё равно было нужно. И ещё посещая школы было невозможно подготовиться к сдаче ЕГЭ на необходимое для поступление количество баллов. По всем профильным предметам были репетиторы 2 года.»

В подобном ключе высказывается папа троих детей, присутствующий на праздничной линейке МОУ СОШ№4, в которой учится его 9-ти летняя дочь. Старшей 15 и она на семейной форме обучения, 6 классов отучилась в школе. Начальную закончила в МОУ СОШ №16 г. Щёлково, а 5 и 6 классы училась в школе №3 г. Фрязино.
 — Способна ли современная система образования решить те задачи, которые ставит перед ней общество?
— Задач особых по моему никаких не ставиться и она их соответственно не решает. Если в мировом масштабе смотреть, то точно наша система образования ничему не отвечает.
— Если сравнить с тем образованием, что получали Вы — стало лучше или хуже? В чем это проявляется?
— Так же мне кажется. Те, кто хотят учиться, мотивированы, учатся. Те, кто не имеют желания и воли, не учатся.
— Изменилась ли направленность образования (стало боле специализированным, начали натаскивать на ЕГЭ и т.п.)?
— К сожалению, изменилась. Ушла фундаментальность, идеологизированность и поэтому исчезла ось. Всё в основном стало менее системно.
— Как дети сейчас видят свое будущее после школы? Какие профессии хотят выбрать? Остались ли у детей в начальной школе мечты стать милиционером, космонавтом и т.д., т.е. выбрать героические общественно-полезные специальности?
— Не встречал таких. Довольны ли Вы своим образованием?
— Да.
— Справляется ли школа с задачей воспитания?
— Нет такой задачи и ей не за чем с ней справляться.
— Получается ли у учителей передать детям позитивные ценности, или на них больше воздействует телевизор и интернет? Или школа вообще не должна этим заниматься?
— Только у учителей с большой буквы получается. А перед остальными такой задачи и не стоит.
— Как изменилось образование за тот период, что ваша старшая дочь пошла в школу. То есть за 15 лет?
— По-моему не изменилось.
Подключатся супруга:
— Пока действительно изменения одинаково плохие. От плохих к худшим и наоборот. (Смеётся) Вот в этом году у нас Слава Богу не будет «Планеты Знаний». Это уже хорошо. На сколько я могу судить в 13-м году был принят правильный и очень хороший ФГОС, все замечательные положения которого, к сожалению, вряд ли будет реализован в ближайшее время.
Обращаюсь к старшей:
— Ну а ты, что бы сказала о своём образовании? В какой класс идёшь? — в 9-й.
— Кем планируешь стать?
— Иллюстратором.
— Иллюстратором чего?
— Всего. (Смеётся)  — Чем тебе это интересно?
— Мне нравится рисовать. Иллюстратор может рисовать в своём стиле.
— Зачем тебе нужно образование? Как думаешь, поможет ли оно тебе в работе?
— Надеюсь, что всё это не бесполезная трата времени. (Смеётся)
— Что бы ты хотел изучать в школе?
— Более расширено ИЗО: композицию, цветоведение (колористику), историю искусства.
— Доволен ли ты своим школьным образованием? Достаточно ли его для нормальной учебы в вузе, или что-то придётся «допроходить»?
— Я не планирую поступать в вуз, иду в художественно-промышленное училище. И мне не достаточно того, что изучаю в школе. Это понятно. Этому учат в художественных школах. Но могу сказать, что большинство моих бывших одноклассников ходят к репетиторам по основным предметам, даже для того, чтобы тянуть школьный уровень!

Утро 1 сентября. Электричка в Москву. Всегда полная. В ней едет и мама двоих детей, один из которых ученик 5-го класса, и преподаватель МИИТа. О том, что происходит в образовании, знает не понаслышке. Из-за отсутствия преподавателя иностранного языка в школе сына вышла на необходимое кол-во часов и в школу.
 — Как вы видите, справляется ли школа с теми задачами, которые ставит перед ней современность, жизнь, общество? — Тот подход к получению навыков и умений, который выбран в современном образовании, совершенно не может обеспечить необходимую подготовку. Современный рынок труда требует разносторонних и творческих специалистов, способных решать разноплановые задачи, а натаскивание учеников на ОГЭ и ЕГЭ как минимум не имеет ничего общего с процессом получения прочных знаний и умений. Тестовый подход напрочь убивает способность мыслить широко и абстрактно, рассуждать и творить. Ученик оказывается в узких рамках, за которые выходить с каждым классом всё сложнее и сложнее. — А чего хотят дети? К чему хотят готовить себя, к какому будущему, к какой профессии? — Современные дети растут в эпоху зарабатывания денег, и работа многими рассматривается как способ их извлечения. С детства боятся остаться за бортом жизни, так как не смогут много заработать. Дети с раннего возраста понимают, что сейчас можно суметь быстро и относительно легко заработать большие деньги, о чем кричат названия разнообразных тренингов в интернете. Многие дети не хотят слышать о профессиях, которые не считаются престижными. Всё меньший процент детей мечтает приобрести социально значимые профессии. — Своим образованием, которое получили много лет назад, довольны? — Не могу сказать, что я получила блестящее образование. Родилась я еще при Советском Союзе, а школу и университет закончила, уже получается, в другой стране. Те изменения, которые происходили в 80–90-е годы, весьма отрицательно сказались на системе образования. Возникла установка, что менять что-то нужно, а вот что конкретно, было непонятно. Поэтому большинство изменений носили хаотичный характер. В советский период долгое время были выбраны определенные направления, которым система старалась соответствовать, что, на мой взгляд, давало много положительных плодов. Постсоветское движение было внешне очень активным, но очень непродуктивным. Разрушались системы контроля, что дало шанс малообразованным людям писать учебные программы, учебники, внедрять сомнительные инновации и диктовать условия. При всем при этом, мощно развитая советская система не позволила развалиться нашему образованию в одночасье. И я — результат именно такой системы, перехода от советской в какую-то. Базовое школьное образование позволило мне поступить в вуз и иметь прочный запас знаний на первоначальных этапах. Подготовка к поступлению в вуз составляла год, я поступала на ин.яз. Многие предметы, такие как история, география, литература, считались несложными, чем не могут похвастаться современные ученики. — Справляется ли школа с задачей воспитания? Получается ли у учителей передать детям позитивные ценности, или на них больше воздействует телевизор и интернет? Или школа вообще не должна этим заниматься? — Школа всё меньше имеет возможность участвовать в процессе воспитания школьников. Это нетрудно объяснить. Те реалии, с которыми сталкиваются современные учителя, не оставляют шанса быть вовлеченными в этот процесс. Колоссальная психологическая нагрузка, которую испытывают специалисты в школе, не позволяет им даже захотеть заняться воспитанием учеников. Практически кануло в лету такое понятие как «УЧИТЕЛЬ» = уважаемый человек. Учителя стали обслуживающим персоналом, работающим на рейтинг. Огромное количество отчетных материалов, очень особая работа с администрацией и родителями физически не оставляет времени для живого общения с детьми. Общение стало очень формальным. Школа не может быть исключена из процесса воспитания детей.

В ходе Всероссийского открытого урока по профориентации на вопросы учащихся из разных городов отвечают представители ведущих работодателей страны. Школьники задают разнообразные вопросы: и касающиеся личных качеств, необходимых для успешной карьеры, и о последних достижений российской науки, и о взглядах работодателей на будущее страны и мира. Отметим, что особой популярностью пользуются вопросы, связанные с космической сферой.

Наталья Обязева, мать студентки педагогического колледжа им. Калугина и кадета Оренбургского Президентского кадетского училища:
«Я считаю, очень отличается наша система образования от современной. Наша была проще, чем существующие программы: Занкова, «Школа 2100», «Гармония». Это, как эксперимент над родителями и детьми. У нас было проще: тема, изучение темы, закрепление и контрольная. Сейчас на это нет времени, каждый день или через день новая тема. Я считаю, это слишком тяжело для детей. Потом дети приходят в пятый класс, возвращаются, по-нашему, в третий и начинается углубленное изучение предметов. На мой взгляд, это ни к чему.

Считаю, что современная школа знания дает, но многое зависит от самого ребенка. А вот элемент воспитания в школе сейчас отсутствует, хотя должен присутствовать обязательно. Сейчас считается: есть родители — пусть они и воспитывают. Раньше школа воспитывала, помогала родителям или как-то в тандеме шли, а сейчас нет. Школа от этого процесса абстрагировалась.

И если вернуться к вопросу, дает ли школа знания, то у нас учителя как считают: понял ребенок тему или не понял, есть репетиторы, идите к ним. Такого, как раньше — нет, когда учитель стремился дать знания и получить от ребенка отдачу. Точно также учитель стремился помогать родителям, если ребенок где-то плохо себя вел, то они исправляли это вместе. Сейчас, извините, это ваш ребенок, как вы хотите, так вы с ним и воюйте

Корреспондент Красной Весны побывала на линейке в школе №18 города Набережные Челны и узнала мнение родителей и учителей о качестве школьного процесса. На вопрос корреспондента об излишней загруженности учителей различными отчетами и проверками учитель старших классов ответила: «После прихода нового министра образования и ее обещаний уменьшить бумажную нагрузку на учителей — никаких изменений не произошло. Как писали отчеты, так и пишем. Иной раз своим ребятам говорим: «Вы тут посидите тихонько сами, а то у нас проверка, некогда с вами заниматься». Ничего, ребята большие, уже понимают. У учителей даже шутка такая есть, мол, успевали бы отчеты писать, если бы дети не мешали. А то приходится отвлекаться на уроки, тетрадки проверять».

Вероника, мама двух учениц — восьмиклассницы и первоклассницы, высказала надежду на то, что с этого года татарский язык перестанет быть обязательным для тех детей, кому он не является родным. «Этот предмет — лишь дополнительная нагрузка, отнимающая часы на изучение русского языка. Ведь в некоторые годы часов на татарский язык было больше, чем на изучение русского. А по русскому сдается в ЕГЭ и результат влияет на поступление. А татарский, если ребенок выезжает учиться за пределы Татарстана, не пригождается вообще. Если кто хочет его изучать, пусть изучает по желанию, а не принудительно, как сейчас», — посетовала она.

Беседа с ростовчанкой Ольгой Линь, мамой первоклассницы Алисы:

— Что бы вы хотели улучшить в образовании?
— Пока еще не знаю, мы только в первый класс пошли, пока с проблемами не столкнулись. Единственное, что в школу собрать ребенка стоит недешево, но это вряд ли вопрос к образованию.
— Способна ли современная система образования решить задачи, которые ставит перед ней общество?
— Думаю, что да. Я, правда, школу закончила давно, но образованием своим довольна. Думаю и Алиса учиться будет с удовольствием. По крайней мере, сегодняшнего дня ждала с нетерпением.
— Как дети сейчас видят свое будущее после школы?
— Об этом лучше спросить у Алисы. («После школы... невестой буду», — ответила Алиса. «Я хочу, как папа, быть врачом»).
— Должна ли школа передавать ученикам позитивные ценности, или на них больше воздействует телевидение и интернет?
— Мы Алисе доступ в интернет ограничиваем, да у нее и особой тяги пока нет. Так иногда в телефоне в какую-нибудь игру пару минут поиграет и всё. По телевизору мультфильмы иногда смотрит, но не долго. А школа, думаю, должна прививать ученикам патриотизм и любовь к Родине, к России.
— Что должно давать современное образование ребенку?
— Я думаю, что многое должно дать. Читать у нас Алиса и так умеет, считать до ста — тоже. А вот писать и писать грамотно, думаю должна научить школа. Математика, физика, химия, другие точные науки…
— А культура?
— Культуре тоже должна научить школа. Литература, пение, биология, история — тоже нужные предметы. Астрономию слышала в этом году в школьную программу вернули — это очень хорошо. Да я думаю, любые знания лишними не будут.
— А к ЕГЭ как вы относитесь?
— Пока даже не знаю, нам еще об этом рано думать. Я сдавала выпускные экзамены и сдала хорошо, с ЕГЭ слышала всё немного сложнее. Думаю, когда Алиса подрастет, то всё изменится.

Мама поступившего в орловский медколледж студента ответила на несколько вопросов об образовании.

О достаточности школьных знаний для поступления:
— Нет. Мы занимались дополнительно химией и биологией.

О воспитании:
— В основе всего лежит, всё воспитание — из семьи, а школа — она помогает.
— Т. е. она должна в этом процессе участвовать?
— Конечно, обязательно.

О цели образования — «человек творец или грамотный потребитель»:
— Естественно, я придерживаюсь той советской закалки, потому что, действительно, тогда хотя бы воображение наше работало, а сейчас ребёнок нацелен чётко ответить на вопрос и всё, больше он не может развиваться ни умственно, ни как совершенно.
— Не стремится?
— Не стремится.

О влиянии телевидения и интернета на процесс воспитание детей:
— Смотрю я сейчас на младшего сына, и в большей степени он отрицательно воздействует на ребёнка. Именно интернет. Не знаю, может быть должны как-то блокировать, ставить специальные блокировки у нас. Я не знаю, чтобы лишнего ничего не было… Негативного.

Преподаватель русского языка и литературы из Красноярска, Оксана Анатольевна, любезно рассказала о том, зачем, по ее мнению, нужна школа:
«Школа, вместе с родителями, должна обязательно сфомировать представления о нравственных основах и помочь наметить стратегические пути. Информацию найти можно где угодно, а вот что искать, для чего искать, зачем искать — это должна дать школа. Смысл жизни, нравственные ориентиры, осознание себя в этом пространстве: культурном, информационном, мировом.»
Что касается перемен, то: «Я исхожу из того, что я вижу, я привыкла доверять своим глазам, не паниковать и все что от меня зависит я делаю.
Все идет к лучшему. Все перемены — они необходимы и их надо принимать, нельзя закрываться от них. Иначе мы тормозим саму жизнь. А саму жизнь тормозить невозможно. Хотим мы этого или не хотим, надо это все воспринимать, разумно фильтровать. Что очень важно — фильтровать. И вносить свою лепту.»

«Думай о духовном — материальное приложится» — напутствовала нам Оксана Анатольевна.

Комментарий учителя русского языка и литературы частной школы Ростова-на-Дону:
«В школах необходимы разумные учебники по литературе, понятные ученикам, четко, логично, последовательно излагающие материал доступным языком. Особенно это касается учебников для старших классов. В существующих на данный момент учебниках очень большой объем информации, тяжеловесный язык, сложный для понимания детей».

В Калуге учитель русского языка и литературы школы №37 г. на вопрос о состоянии современной системы образования выразила свою обеспокоенность.

«С нового учебного года в школах вводят предмет астрономию, это безусловно необходимо и правильно, но непонимание вызывает следующее. Астрономия относится к списку обязательных предметов, а вот биология и география к дополнительным, что по мнению педагога неправильно. Такие важные предметы как биология и география обязательно должны быть в списке обязательных».
Основной государственный экзамен (ОГЭ) по окончании 9 класса средней школы дополнен устной частью, в которой дети должны составить устный рассказ, но со слов педагога сейчас для большинства школьников это довольно трудное задание. «Дети действительно плохо говорят, но это связано с тем, что они мало читают. При этом в учительской среде все чаще говорят о том, что из программы старших классов планируется исключение произведений Достоевского, Толстого и других классиков. Взамен планируется введение в программу произведений Стивена Кинга и истории «Гарри Потера». Преподаватель потрясена этими планами, и сетует на то, что обсуждать с детьми на уроках в этом случае, будет нечего.
Что касается информации о законопроекте, поступившем на рассмотрение в Государственную думу 29 августа, позволяющем местным властям самим определять дату начала занятий в школах, то об этом преподаватель поведала, что не слышала о подобных предложениях, но отметила, что относится к этой инициативе отрицательно.

Антон, студент ростовского ЮФУ, направление культурология, магистратура, 2-й год обучения. До поступления в магистратуру Антон заочно закончил бакалавриат по культурологии:

— Почему не ограничился дипломом культуролога-бакалавра и пошел в магистратуру?
— Для повышения квалификации. Да и вообще, интересна культурология, интересно учиться.
— Что собираешься делать после окончания магистратуры?
— Подумываю об аспирантуре.
— А после аспирантуры?
— Не знаю... Наверное, преподавательская деятельность. Иначе не знаю, где еще востребована моя специальность.
— А почему ты выбрал именно культурологию? — Она более жизненная, чем, скажем, философия, которая занимается фундаментальными проблемами. Культурология больше связана с обществом. Она о человеке.
— Доволен ли учебной программой, преподавателями?
— Преподавателями доволен. Учебной программой не очень. В магистратуре мы изучаем урбанистику — мне это направление кажется слишком узким.
— Как ты в целом можешь оценить систему высшего образования в России?
— Исходя из личного опыта, в целом всё неплохо. Есть в стране вузы, где вообще всё очень даже хорошо, например, МГУ. Что касается нашего вуза, то у нас мехмат сильный факультет.
— Как давно ты окончил школу?
— В 2006 году.
— Как оцениваешь теперь свое школьное образование? Оказалось ли его достаточно для учебы в вузе?
— Скорее да, было достаточно, особенно в плане точных наук. Физику, математику нам хорошо преподавали, учителя были хорошие. Хуже обстояло дело с гуманитарными дисциплинами. Русский язык, литература — это у нас в школе было очень поверхностно.

Накануне первого сентября я пошла в гости к своей внучатой племяннице Анечке. Она уже в 4-м классе. Подарила ей книгу Софьи Леонидовны Прокофьевой «Лоскутик и Облако» — это сказка советского времени, она не читала. И еще у меня была коробка конфет под названием «Вернисаж», из Ленинграда передала приятельница. Вот мы с Анечкой и выучили новое слово — вернисаж. Она спросила:
— Это что-то, связанное с картинной галереей?
Я объяснила, и тогда Анечка сказала:
— Значит, если произнести после того, как выставка, например, уже две недели, как открылась, «Я вернулся с вернисажа…» — это неправильно. Теперь поняла. Стала читать на обложке коробки:
— Так это художник Сомов! Оказывается, он ученик Репина! Вот это да!
И стали мы с ней чай пить. Рассказала, какие посылки готовим нашему отряду «Суть времени», в Донбасс. А Анечка всегда передает туда упаковку бумажных носовых платков. Передала и на этот раз.
Показала мне учебники новые. Какие же они тяжелые, сколь пестры, сколь агрессивны! И рюкзак из-за этого неподъемный, его приходится в школу в коляске возить. Но, оказывается, учебники уже все прочитала. Она вообще очень много читает, как и мы. Два больших тома, которые недавно подарила ей на день рождения, прочла в несколько дней.
А потом два часа говорили о Великой Октябрьской социалистической революции и об Украине, о войне в Донбассе. Им учительница, оказывается, рассказывала. Школа очень хорошая — это гимназия № 19, и учительница умница. И класс очень дружный. Но учебников-то школа заменить не имеет права…
Про революцию Анечка сказала:
— И тогда не стало ни бедных, ни богатых. А когда Советский Союз распался, значит, снова ведь появились богатые, и даже очень?
— Да, — говорю.
Анечка стала рассказывать, как видела по телевизору награждение героя:
— Он теперь навсегда в инвалидной коляске, он командира своим телом закрыл. Ему задавали вопросы, а он на всё отвечал: «Я должен был спасти своего командира». Вот какой это человек!
…То, что наша девочка такая, заслуга детского садика, школы и, наверное, нас, ее родных. А со школой просто повезло — она расположена в их районе.
В детский садик Анечка до сих пор иногда просится, чтобы дедушка ее туда сводил. Сначала навещала детей, оставшихся в их группе, а теперь, когда уже все школьники, навещает воспитательницу.
Хорошо помню, как к нам в Липецк, на круглый стол в Общественной палате, приезжала Мария Рачиевна Мамиконян. Мы предварительно много рассказали ей о Липецкой области, она всё поняла и начала свое выступление так:
— Я понимаю, что попала до некоторой степени в заповедник. Вы столь далеки от ювенальной юстиции…
Так и есть. И даже когда на днях в Липецкую область «с двухдневным визитом» прибыла печально известная гражданка Анна Кузнецова, журналисты, получив такое задание в своих редакциях, сумели написать не о ней, а о тех детских учреждениях, детских больницах, в которых она побывала. А о них много хорошего можно рассказать.
У Анечки необыкновенный двор. Недавно в нашей областной детской газете «Золотой ключик» появилась ее первая публикация, которая так и называется — «Наш дружный двор!» Например, бабушка с первого этажа, Галина Васильевна, собирает их, когда кончается учебный год или когда начинается, — значит, соберутся и сегодня. Печет пирожки, готовит всякие вкусные вещи. И еще в их доме живет дядя Миша Карпаев, он на пенсии. За несколько лет столько всего им понастроил на детской площадке: и корабль, и паровоз, и грузовик в «катюшами» и красным флажком, в кабину легко садиться. Есть там две избушки, в которых можно играть и куда можно прятаться. И колодец, и телега с лошадью. Ну, много всего! Анечкина мама помогла ему написать заявку в администрацию Липецка, и дядя Миша получил грант по программе «Липецкий дворик» — 25 тысяч рублей. Купил инструменты, материалы разные и продолжает мастерить для детей.
А вот и их фотография — дети дружного двора, там и Анечка. И дядя Миша рядом стоит.
С новым учебным годом! Липецкая область — вообще добрая точка на педагогической карте страны. Уж я это точно знаю.

Ольга Клековкина,
РВС, г. Липецк

В Москве родитель одного из учеников московской школы № 2123 имени Мигеля Эрнандеса Владимир Николаевич вспомнил свое школьное детство и отметил, что в 60-е гг среди людей было больше общности, дети были более ориентированы на коллективизм. Сейчас возродить пионерскую организацию было бы неплохо, не с точки зрения идеологических установок, хотя, по мнению Владимира Николаевича, они их не чувствовали, а с точки зрения коллективизма. Даже такие простые вещи, как сбор макулатуры и металлолома вне школьных стен, имели значение. «У нас нация такая российская, общинный строй жизни, который тысячелетиями существует, как-то так большую часть населения активизирует», — отметил Владимир Николаевич.

Директор средней школы № 380 г. Санкт-Петербург Агунович Ольга Николаевна рассказала, что в этом учебном году девятиклассников ждет новый экзамен по русскому языку. А также в учебном плане появятся дополнительные часы для изучения истории.

Беседа с Виолетой, мамой третьеклассницы Киры из Ростова-на-Дону:
— Довольны ли Вы образованием, которое получает Ваш ребенок?
— В целом довольна, хотя есть минусы
— Какие минусы?
— Слишком сложная программа. Моя дочь пошла в школу в 6,5 лет. Считаю, что материал, который давали в первом классе, сложен для освоения 6-7-летними детьми. Он подходит для 8-летних.
— Какие предметы наиболее сложные?
— Самая сложная программа по русскому языку.
— Чему в идеале должна научить ребенка школа?
— В идеале, я считаю, — научить думать.
— Справляется ли современная школа с этой задачей?
— Нет, думать детей не учат. Это хорошо видно по школьным олимпиадам. Дети мыслят шаблонами и не могут от них отойти.
— Что оказывает большее воздействие на Вашу дочь: авторитет учителей или телевизор и интернет?
— Моя больше ориентируется, конечно, на учителей, на школу. Но это потому, что она у меня смотрит телевизор не больше 15-20 минут в день, а как интернет включается вообще не знает. Но ее сверстники смотрят телевизор по 5-6 часов в день, пропадают в интернете. Конечно, это оказывает на них влияние. Такое впечатление, что родителям на это наплевать.
— Ваша дочь учится уже 2 года. За это время в образовании что-то поменялось
— Нет, всё по-прежнему.
— Вспомните свои школьные годы. Есть ли разница между тогдашним образованием и нынешним? В чем эта разница?
— Я закончила школу очень давно, еще в СССР. Раньше большой плюс был в том, что много времени уделялось закреплению пройденного. В школе мы не только учили новый материал, но и повторяли старый — на это много часов отводилось. Соответственно, меньше была нагрузка на родителей, меньше надо было заниматься с ребенком. Сейчас не так. В школе дают очень большой объем информации. Чтобы его закрепить, надо много заниматься с ребенком дома. Если родителям некогда, ребенок будет троечником или двоечником. Вот мы с дочкой на каникулах занимались русским и математикой. Те дети, с которыми родители летом не занимались, всё позабыли. И вот, начался учебный год, на них выльется поток новой информации, а они старого не помнят.
— До окончания школы Вашей дочери еще далеко. Но, может быть, она уже задумывается о том, кем она будет, когда вырастет?
— Конечно! Правда, пока планы у нее постоянно меняются. То она хочет быть учителем, то парикмахером, то еще кем-нибудь. Сейчас вот хочет быть врачом-педиатром.
— Спасибо большое, что ответили на вопросы. Желаю вашей дочери хорошо учиться. И даже отлично!
— Спасибо, мы будем стараться!

Владимир и Ирина — родители ученицы четвертого класса, одной красноярских школ, довольны своей школой. Они сами учились здесь и считают, что качество образования не изменилось с тех пор. Однако Владимир считает, что «лучше советских программ не существует, и сейчас стало хуже. Там какие-то знания давали, а сейчас все вразнобой, отдельно дают».
«Мне не нравятся ЕГЭ», — рассказала Ирина. «Идет натаскивание на тесты. А хотелось бы, чтобы они больше писали сочинения, изложения. Мыслили шире чем тесты. Это я сама стараюсь дать своему ребенку. Но я так поняла, что учиться можно в любой школе — главное учиться.
Трудно сделать выбор по специализации ребенка. Может быть, он и может это сделать в 9 классе. Но что касается младших классов, это трудно. Ребенок сам еще не может понять, что ему надо. У него проявляются какие-то особенности в его способностях. Но еще сто раз все поменяется».

Семья считает, что «Пройдя школу, ребенок должен получить хорошие базовые знания, чтобы в институте ему было легче. Чтобы он умел работать с информацией. Чтобы друзья у него хорошие остались. Учителя должны давать понимание глобального, светлого, о добре. Но одновременно все идет из семьи, и мы делаем здесь все возможное. Я хочу, чтобы он пришел в институт и своими знаниями доказал, что он может. Это было бы для меня победой», — подытожила Ирина.

Своими впечатлениями об изменениях в современной школе поделилась мама двоих детей, учащихся в Лицее № 143 г. Омска:

«Я мама двух школьников — 8 и 3 класс. В современном образовании для меня самым ужасным является отказ школы от воспитания детей. Где-то еще формально говорят о воспитании, а часто, прямым текстом, школа снимает с себя ответственность за воспитание.

Я выросла в семье педагогов и помню время, когда мои родители готовили удивительные патриотические классные часы, а главное, сами были проводниками высоких ценностей.

Сегодня была на 1 сентября. Впечатление удручающее. Еще при подходе к школе услышали музыку. Пошловатую попсу на школьную тему. Под этот незатейливый мотив дети и родители собирались в школьном дворе. И те и другие очень вальяжно вплывали во двор школы, как будто с одной целью — сделать селфи. Многие ученики и родители одеты очень вызывающе, впрочем, как и некоторые учителя. Когда внезапно заиграл гимн, я даже опешила, откуда в этом месте гимн?!

Где песни про школу высоких ценностей? Где „учат в школе, учат в школе“, исполненное чистыми, поставленными детскими голосами? Где торжественность? Где то чувство, что идешь в мир знаний?

Так что очень хотелось бы вернуть воспитание в школу и стремление к высоким ценностям, и чтобы педагоги снова стали носителями этих ценностей. Иначе „труба“. Иначе из школы выходят биороботы, ориентированные на то, чтобы урвать себе кусок получше, люди без родины и принципов. И пусть даже они знают алгебру и немного физику, но жить в таком обществе страшно».

Мать учительницы Светланы из Новочеркасска рассказала о работе своей дочери:

«Моя дочь работает в школе уже пять лет. Вместо того, чтобы подготовиться непосредственно к уроку, найти интересный материал для учеников, она вынуждена оформлять электронный журнал: сидит по четыре часа в неделю оценки переносит из рукописного журнала в электронный. А кому это необходимо? Точно никто не знает. В эпоху СССР образование было лучше, воспитывали человека, а не потребителя».

Олег, студент Южного федерального университета города Ростова-на-Дону, направление философия, магистратура, 2-й год обучения:

— Почему решил учиться на философском?
— По трем причинам. Первая — интересуюсь философией. Вторая — люблю учиться. Третья — не хочу в армию. Именно в таком порядке.
— Доволен ли получаемым образованием?
— Да, учебной программой в целом доволен.
— Что собираешься делать после окончания магистратуры?
— Буду поступать в аспирантуру в Питер. После аспирантуры — либо преподавать в вузе, либо идти «на вольные хлеба».
— Доволен ли ты своим школьным образованием?
— Школу не любил, занимался мало. Но это не потому, что школа плоха. Просто не нравились преподаватели.

Учительница начальных классов школы №18 г.Брянска Елена Сергеевна Шалыго рассказала об огромной важности первого сентября в жизни ребёнка и учителя. Педагог с 36-ти летним стажем отметила, что за последние 10-20 лет дети изменились: современные первоклассники знают гораздо больше, когда приходят в школу, но при этом они больше нацелены на игру, учителю необходимо учитывать это в своей работе. «Главная миссия учителя воспитать в них настоящего Человека», — считает Елена Сергеевна Шалыго.

Замдиректора по воспитательной работе школы № 18 г. Брянска Светлана Николаевна Гореленкова, педагог со стажем более 20-ти лет, подчеркнула, что нужно создавать условия, чтобы детям нравилось в школе, чтобы у них было больше взаимопонимания, много друзей, чтобы дети получали в школе как можно больше. «Я хочу пожелать родителям и детям добра, дружеских отношений, теплоты!» — передала поздравление Светлана Николаевна.

Развернутый комментарий по поводу современной системы образования в России получилось взять сегодня у одного бывшего школьного преподавателя Оренбурга:

Про коллектив
Учитель считает, что одной из главных проблем современного образования является ориентация на личность, а не на коллектив. Основным действующим лицом становится «я», а это приводит к тому, что любая коллективная деятельность становится затруднительной или полностью блокируется. Современных школьников учат, что они личности, но не объясняют, что окружающие их люди — тоже, и с ними надо считаться. Образование в СССР воспитывало коллективность, а современная система образования идет в строго противоположную сторону, и это, по мнению педагога, неправильно. Педагог полагает, что личность, воспитанная в подобном «я-центричном» ключе, не сможет не только правильно социализироваться, но и не будет чувствовать себя частью большого коллектива — города, страны, народа. Именно на это работают противники нашей страны — уничтожение коллективности, для уничтожения государства.

Про ответственность, идентичность и воспитание
По мнению учителя, современную молодежь формируют субкультуры интернета. Ложная коллективность или, как ее называет собеседник ИА Красная Весна, «сиюминутная коллективность», получаемая из социальных сетей, не требует никакой ответственности и никакой настоящей личности она, естественно, не формирует. Педагог считает, что неформальные лидеры «виртуального мира» сейчас быстро находят большую аудиторию и влияют на нее, однако также быстро исчезают, когда приходит пора отвечать за свои действия. Все эти «синие киты» — только вершина айсберга той системы, которая сейчас реально воспитывает детей.

Про кадры
Учитель сетует, что молодые учителя не идут в школы. Ему непонятно, куда именно пропадают выпускники бюджетных мест в педагогических ВУЗах, если в школах постоянный кадровый голод. Учитель считает, что необходимо обязать выпускников педагогических ВУЗов отработать несколько лет в средней школе, поскольку государство тратит деньги на подготовку новых учителей, а никакой пользы образованию эти выпускники не приносят.

Про учеников
Несмотря на всё происходящее, учитель считает, что современное поколение детей не является «потерянным», как говорят многие. Его, по мнению педагога, еще можно «перехватить» у тех субстанций (интернета и социальных сетей), которые его сейчас реально воспитывают. Но это, по мнению учителя, возможно только при условии, что наше государство проявит к этому большую волю, а этого пока не наблюдается.

Про неклассическую войну
Неожиданно было услышать от учителя, что текущее положение дел в образовании явно демонстрирует чью-то внешнюю злую волю. Что борьба с коллективностью и воспитание детей в формате себялюбия не является случайной. По словам педагога, через разрушение классического советского образования разрушают личности школьников. Учитель указал, что дается это очень тонко. И если, к примеру, нездоровую тягу к алкоголю можно выявить и лечить, то деструктивные воздействия на детей через «модификацию» образования выявить очень тяжело. Этот тонкий «яд», по мнению педагога, значительно опаснее яда алкогольного.

Помимо деструктивных действий против образования, учитель отметил крайне негативную роль современного телевидения. Передачи, особенно различные популярные ток-шоу на федеральных телеканалах, несут такой заряд негатива, что у детей просто начинается атрофироваться такое человеческое качество, как жалость. Жестокость и озлобленность современных детей, о которой любят говорить с экранов, имеет корни в том числе и там.

Про учителей и родителей
По мнению педагога, по вопросам, кто именно должен воспитывать детей, сложилась сложная и спорная ситуация: часть родителей хотят, чтобы школа сняла с них это «бремя», а современная система образования хочет, чтобы это «бремя» окончательно скинула с себя школа. Крайними в этой ситуации, естественно, остаются дети.

По мнению учителя, основной запас прочности современных российских школ — это учителя, которые, с одной стороны, упорно тянут на себе эту махину, а, с другой стороны, периодически действуют гибко, чтобы и детей чему-то научить, и программу, которую спускают «сверху», соблюсти.

Учитель русского языка и литературы Средней школы № 1 города Давлеканово Венира Рашитовна:

— Сейчас новое время, новый век, новые дети. Они иные, они свободные, они завуалировать не умеют, они скажут, что думают, у них нет понимания: «вот этот человек старше, с опытом, этот человек младше, а я совсем маленький», — у них этих понятий нет, к сожалению. Ранжирование авторитетов вообще отсутствует, для них нет авторитетов. К сожалению, они ставят себя такими суперменами, супервуменами, внутреннего чувства, что: «я всё-таки у этого человека должен учиться», — у них нет. Вот в чём вопрос.

— Меня настораживает, что иногда слушаю заседание госдумы, столько непонятных слов, я их не понимаю, что они хотят сказать я не понимаю, потом уже записываю их слова, заглядываю в словарь, оказывается есть русский вариант этого слова. Об этом говорили многие писатели, классики и в 19 веке, и в 20 веке поднимали вопрос, зачем говорить иностранные слова, если есть обычное, русское, всем понятное слово? Мне кажется, что наша страна, особенно мегаполисы — англизированными становятся. Даже в наших маленьких городках, в кафе, магазинах иностранные названия, иностранное — значит круто. Вот понимание наших детей. Если по английски — это круто. А по русски это уже не звучит. Вот отношение наших маленьких граждан на наш язык.

— Русский язык страдает, дети не понимают, когда читают произведения на уроках литературы, они говорят: «Переведите на русский язык». А на какой русский ещё перевести, если написан текст классиком, знатоком русского языка? Вот этот вопрос меня настораживает абсолютно, невероятно, хоть какие эпитеты подбирайте. Чтобы произведение попало внутрь, его надо переводить. Это на какой язык? На сленговый вариант перевести, чтобы он понял, что хотел сказать великий классик?

Студенты Военмеха рассказали, что выпускники устраиваются, как правило, по специальности, потому что у университета есть разные договоры с оборонными предприятиями.

Старший преподаватель кафедры «Высокоэнергетические устройства автоматических систем» БГТУ «ВОЕНМЕХ» Василий Александрович Лобов сказал, что в вузе не мешало бы обновить лабораторные базы. Лабораторные работы сейчас проводятся на достаточно старом оборудовании. И добавил, что на кафедре нужно пожестче относиться к вопросам отчисления студентов.

Артем Кирюхин, студент Стерлитамакского филиала Башкирского государственного университета (исторический факультет) высказался о ситуации с образованием.
Корр. ИА КВ: Довольны ли Вы своим образованием?

А. Кирюхин: Своим образованием доволен. Жаль, что в этом не принимала участие современная система образования (с 1990-х по 2017 гг.), как школьная программа, так и образовательная программа в институте. Спасибо отдельным несдавшимся советским учителям.
Корр. ИА КВ: Что Вы предложили бы изменить в современном российском образовании?

А. Кирюхин: Необходимо отказаться от рыночного взгляда на школу, а из учеников растить людей, которые будут жадными до знаний, а не будущих работников «макдаков», обслугу чиновников и работников управляющих компаний ЖКХ, которые устраивают беспредел, выставляя высокие цены жителям многоквартирных домов.

В Белгородской области дождь не омрачил праздника. «Из-за дождя линейку пришлось проводить в спортзале, но, не смотря на это, все прошло замечательно», — поделился своими впечатлениями директор СОШ № 3 поселка Разумное Иван Михайлович Трухачев. Иван Михайлович принимал участие в региональной педконференции, которая проходила в конце августа в Белгороде. Директор школы положительно отозвался о планах по сокращению федерального перечня учебников. «Сейчас существует более 50 различных линеек учебников, непонятно зачем такое многообразие, нам нужны единые стандарты образования», — пояснил он.

На проблему сокращения учебных часов обратила внимание студентка второго курса Белгородского государственного технологического университета им. В. Г. Шухова: «На парах нам открыто говорят: „На каждую пару, проведенную здесь, вы должны дома потратить еще 3–4 часа как минимум, так как за существующий объем времени мы не можем дать вам материал, предусмотренный программой. Очень сильно сократили количество учебных часов“. При этом никто самоподготовкой не занимается, и, что страшнее, преподаватели, за редким исключением, ее наличие не проверяют. Соответственно, студенты получают очень поверхностные знания».

«Это обычные слова государственного деятеля: обо всем и ни о чем», — прокомментировал бывший работник системы образования, старший преподаватель кафедры маркетинга Пермской Государственной сельскохозяйственной академии с 5-летним стажем Виталий Норин 1 сентября обращенные к старшеклассникам в День знаний слова президента Путина о необходимости сделать принципиально новый шаг, сообщает ИА Красная Весна.

Норин подставил под сомнение то, что государственный курс изменится принципиально: «Принципиально новый шаг — это значит резко отличающийся от того, что он [Путин — корр.] делал. Что он, в социализм, в коммунизм зовет? К монархии?»

Дедушка поступившей в орловский медколледж девушки ответил на несколько вопросов.
— Достаточно ли было того, что давали Вашей внучке в школе для поступления?
— Нет, дополнительные были занятия.

— А Вам?
— А у нас как? Да бросьте Вы. Всё шло как положено… Тогда и поступали сами, никто не возил — ни родители, никто — сам едешь, сдаешь документы в училище, в институт. В мое время, я имею ввиду. А сейчас же с мамами, с папами едут.

— Должна ли школа заниматься воспитанием?
— Школа должна заниматься. Этим должны заниматься в первую очередь родители, и очень поддерживать связь со школой. Вот это самое главное. … Может, по каким-то направлениям где-то что-то не получается, значит решать вопрос с родителями. Вот эта связь должна быть очень тесная… Но в первую очередь за всё отвечают родители. Не то, что некоторые бросают, как говорится, на произвол…

О своей работе нам рассказала репетитор начальных классов из Кургана: «Дело не в том, что что-то не понравилось, а потому что это дети другой национальности, а хотят получить образование гимназическое. Они приезжают из других государств и по микрорайону принадлежат к той школе, которая рядом с их домом и оказывается, что это — гимназия. Они в детский сад не ходили в России, они жили в другом государстве, в бывшем союзном. И поэтому им требуется правильная подготовка ко школе, а потом — сопровождение по всем предметам хотя бы на первых пяти-шести классах, кому-то этого достаточно, . И они увереннее себя чувствуют. Сами родители язык не знают, методику не знают, и им просто некогда, они же семьи многодетные. Они вообще не вникают, поэтому проще работать специалисту. Есть и русские, но это в основном те, кто долго болели и вынуждены навёрстывать Корр. ИА КВ: Вы же ещё и в гимназии работаете? Какие видите изъяны нашей системы образования?
Репетитор: «Да. Изъяны только те, что по закону федеральному по государственным образовательным стандартам многое не выполняется, первое — то, что школы в две смены работают, а должны в одну смену работать».

Свое мнение о проблемах образования высказала Марьям Булякова, студентка Российского исламского университета при ЦДУМ (г. Уфа).

Корр. ИА КВ: В Башкирии недавно ставился вопрос о переносе начала учебного года на 4 сентября в связи с тем, что на 1 сентября пришелся праздник Курбан-байрам. В итоге решили оставить 1 сентября. Как Вы это прокомментируете?

М. Булякова: Сегодня 1 сентября главнее, чем Курбан-байрам. Потому что изменения ждет именно система образования.

Корр. ИА КВ: Как Вы относитесь к нововведениям в российском образовании, внедряемым в последние годы?

М. Булякова: Я против инклюзии. А так же против ЕГЭ. Так как эти технологии являются разрушающими отечественную систему образования. При инклюзии (совместном обучении инвалидов и обычных детей) и те, и другие не могут нормально учиться. Хотелось бы, чтобы существовали коррекционные школы для инвалидов отдельно от обычных общеобразовательных школ, либо они были приставлены к обычным школам по месту жительства, не оптимизируя в одном районе города. Чтобы не один педагог учил и больных, и здоровых детей вместе, а по уровню профессионализма.
И важно, чтобы обучение инвалидов было не на частной и не на частно-государственной основе, а гарантировано только государством. Оно должно быть вне рынка. А инклюзия порождает бизнес, когда родители вынуждены покупать инвалиду достойное образование.

Елена Анатольевна, учительница школы № 64 г. Новокузнецка Кемеровской области, ответила на несколько вопросов корреспондента ИА Красная Весна.
— За время преподавательской деятельности стало сложней учить детей, что изменилось?
— Сложней сейчас с одной стороны потому, что дети у нас немного другие, сейчас более растерянное внимание, память у них плохо формируется. Всё из-за того, что они книг читают меньше, так как общество сейчас у нас нацеленное на информационную среду и получается, что ученики больше настроены именно на это. Они больше знают какие-то компьютерные игры, они не очень любят читать. Очень редко встречаются ученики, которые читают. И поэтому получается, что и сложней учить. У них больше знаний в плане информационного пространства, а в плане окружающей литературы у них знаний меньше, и получается грамотности меньше. Ведь когда книги читаешь, ты знаешь, как слова пишутся. А в школе дети не настроены запоминать.
А когда они общаются в социальных сетях (более старшие дети) у них это всё на примитивном уровне, перебрасываясь сообщениями вот такими как «ОК», вот эти коротенькие словечки, которыми они выражаются. А в школе они даже не умеют выражать свои эмоции языком слов, им сложно выразить свои эмоции, в этом сложность заключается. Много смотрят современных мультфильмов, многие из которых агрессивные, и вот эту модель поведения дети переносят в жизнь. Так же начинают общаться, даже такими же словами, и так же начинают себя вести, то есть практически не ограничивают себя рамками культуры. Для них плохо — это когда какое-то правонарушение, а если подрался или ударил кого-то, то это вроде как нормально, потому что в мультиках так же себя ведут герои.
— Кто является наставником ребенка на сам процесс образования?
— На сам процесс образования — это конечно учитель! То есть мотивация, да, это учитель, это школа. Родители же могут его настроить на процесс образования. Но, что вообще требуется от родителя — это научить ребенка уважительному отношению к школе и к учителям. Если у родителей пренебрежительное отношение к школе, то и у ребенка будет такое же отношение. Родители должны быть помощниками и союзниками. Не должно быть такого, что в школе он слышит одно, а, приходя домой, слышит другое. Даже в плане той же культуры поведения. В школе говорят, что нельзя драться, а дома он слышит, что, если тебе сказали плохое слово, бей в морду. Или учитель говорит, нужно выучить стихотворение, посмотрите какое оно прекрасное, Пушкин о природе писал. А ребенок домой приходит, и там ему отец говорит, что это депрессивное стихотворение, и зачем ты его будешь учить. Не хочешь, не учи... Я вон ничего не знал в этой поэзии, и ничего, вырос и работаю.
— То есть родительская часть заключается именно в воспитательном процессе?
— Да, воспитательный процесс, режим дня — вот в это время ты делаешь уроки. В этом родителей роль большая. Быть союзниками с учителями, и тогда будет успешно, чтобы не было противоречий в том, что говорит учитель и родители.

Старшеклассница гимназии № 46 г. Кирова рассказала для чего ей нужно образование:«Образование мне нужно чтобы выйти в люди, чтобы быть образованным. Чтобы не опозориться, когда будет важный момент».

Мама двух школьников второго и четвертого класса, которые учатся в гимназии № 46 г. Кирова поделилась своим мнением о современном школьном образовании:
«Я думаю, что, наверно, лучше бы вернуться к старому образованию, которое было в девяностые годы. Сейчас программа немножко... она ускоряет, не то что было раньше.Мы вот, например, не поняли — могли сидеть один-два урока, а сейчас — нет. Не понял — разбирайся сам. Что теперь сделаешь? Не мы ведь пишем эти законы по образованию. Вообще, образование у нас — это штука вообще очень интересная. Всё идет совсем не так, как раньше. Сейчас и в вузе точно так же. В вузах больше идет дистанционно (образование — ИА КВ). Зачем это? Я думаю, что это хуже. Когда человек общается один на один с преподавателем, даже группой, всё равно больше эффекта, чем с компьютером»

Перед началом праздничной линейки в гимназии № 46 г. Кирова корреспонденту удалось обсудить тему образования с людьми старшего поколения, у которых внуки сейчас учатся в школе.
— Способна ли современная система образования решить те задачи, которые ставит перед ней общество?
— Я думаю, что школа в настоящее время прислушивается к тем веяниям, которые происходят в стране и так же перестраивается в соответствии с этим текущим временем и подготовит, надеюсь, достойную смену нам.
— Справляется ли школа с задачей воспитания? Получается ли у учителей передать детям позитивные ценности, или на них больше воздействует телевизор и интернет? Или школа вообще не должна этим заниматься? — Я думаю, что телевизор и интернет немаловажное влияние оказывает и положительное и в общем-то в какой-то мере и мешают немножко. Потому что сейчас столько этих гаджетов и они как-то вот слишком много времени уделяют этому.
— Как считаете, в плане воспитания что больше на детей влияет? Вот эти, как вы говорите, гаджеты или всё-таки школьное образование, воспитание, если оно есть, конечно?
— Я думаю родители в первую очередь оказывают самое-то большое влияние на воспитание. Всё равно вот, даже невольно, но дети берут пример с родителей.
— Как считаете, школа должна заниматься воспитанием, а не только образованием, то есть передачей какой-то суммы знаний и больше ничего?
— А школа то сейчас, мне кажется, от воспитания-то уходит. Знаете, сейчас у них пошло такое веяние, что дали уроки и всё, а воспитание это вроде и не их дело уже. Это вот чувствуется.
— А хорошо это или плохо, как считаете? — Конечно плохо.
— А в идеальном случает что должно давать образование? — Школа должна больше контактировать с жизнью, с производством даже. Чтобы они (дети — ИА КВ) выходили в жизнь не боясь уже этой жизни. Были в первую очередь психологически подготовлены. Вот это самое главное. Важны, конечно, и знания, но вот это самое главное.

А вот Александр — дедушка. Он привел младшую свою внучку Варвару.
И очень доволен учебой своей старшей внучки и тем, что младшая идет следом.
«Всё очень хорошо — я рад. Я хочу, чтобы она получила в школе хорошее образование, знания, воспитание. У нас это всё вместе. Она и в семье воспитывается или в школьном коллективе получает соответствующее развитие. И я хочу чтобы из нее вышел настоящий гражданин».

С нами побеседовал Юрий Долгих, молодой учитель истории и обществознания Гимназии № 19 города Кургана.

Корр. ИА КВ: Нравится работать в школе?
Ю. Долгих: В целом — да.

Корр. ИА КВ: Какие трудности возникают в Вашей работе?
Ю. Долгих: Нет ничего такого, с чем нельзя было бы справиться. Больше всего сил и времени уходит на проверку письменных работ.
Корр. ИА КВ: Что бы Вы хотели изменить в системе нашего образования? Или она работает замечательно?
Ю. Долгих: Нет, конечно. Взять хотя бы зарплату… Я буду говорить только о школьном образовании (среднее и старшее звено): во-первых, очень много ненужной работы (например, календарно-тематические планы). Во-вторых, очень много отчетов (особенно у классных руководителей). В-третьих: привилегированное положение учеников (бесправие учителей). Вот это основное (вместе с маленькой зарплатой), что хотелось бы поменять.

Елена Лузина, бабушка ученика 3 класса СОШ № 40 г. Уфы.
Корр. ИА КВ: Способна ли современная система образования решить те задачи, которые ставит перед ней общество?

Е. Лузина: К большому сожалению, наше общество перед образованием задач не ставит. Нет понимания, кого общество хочет воспитать из сегодняшних детишек, чиновники засыпают школу всяческими «инновациями», что прежде всех других причин ведет к деградации образования.
Внук пошел сегодня в третий класс. Школа хорошая, прекрасная учительница у ребенка. Перед началом учебного года родителей заставили написать заявления, что они выбирают для обучения ребенка русский язык. Школа требование получила и чисто формально его выполнила. Получается, что программу обучения по предмету из множества предложенных минобром выбирает школа, пусть родительский совет вместе с дирекцией или одна дирекция, но все ученики учатся по выбранной программе. А теперь, оказывается, каждый может индивидуально выбрать себе язык обучения. Наверное, это очень инновационно и демократично. Но где программы обучения и где учителя, которые будут на этих языках обучать? А самое страшное, если всё это появится, начиная с начальной школы, как эти дети смогут друг друга понимать? Вавилонская башня.

Корр. ИА КВ: Справляется ли школа с задачей воспитания? Получается ли у учителей передать детям позитивные ценности, или на них больше воздействует телевизор и интернет? Или школа вообще не должна этим заниматься?

Е. Лузина: Очень рада, что у моего внука хорошая учительница. Дети, особенно в начальной школе, не только читать-писать учатся, но и вести себя правильно и общаться со сверстниками. И тут от учителя очень много зависит.

Подойдя к группе мам, я попросил их рассказать о проблемах, с которыми они столкнулись в области образовании их детей.
«Мы волнуемся: ЕГЭ, ОГЭ впереди. В прошлом году дети сдали их не удачно, очень волновались потом и расстроены».

Родители связывают это с тем, что программы все время меняются. «Они учились по одной программе, а потом решили, что ЕГЭ надо расширить. А знания-то нет. Я хочу сказать, что мало детям дают знаний, очень мало. Приходится тратить деньги на репетиторов. Преподаватели склонны к тому, чтобы дать задание, рассказать общее, а дальше сами додумывайтесь. Родители пусть помогают. А если не получается, то пусть с репетитором дорабатывают. По математике, физике, русскому, английскому учителя не хотят преподавать. Всё сталкивают на плечи родителей», — жалуются мамы.

«Историю преподают плохо. Всё конспекты да конспеты пишут. На литературе они не написали ни одного сочинения за год в восьмом классе. Это проблема. Они не могут сформулировать и на бумаге, изложить свои мысли. Мы нанимали репетитора и целый год с репетитором учились писать изложения и сочинения. Здесь всё зависит от того, какой учитель попадется. Советское образование, конечно, было лучше, хором сказали мамы. А сегодня мы играем в игру угадал — неугадал».

«Педагоги говорят, что родители должны воспитывать детей», — рассказывает одна из мам. «Наверное так и есть, родители на первом месте, а школа вторична. Но при этом нормы поведения должны закладывать и школой».

На вопросы корреспондентов ИА Красная Весна отвечает Виктория Лузина, молодая учительница истории и географии из 55-й школы города Кургана.

— Вам нравится работать в школе?
— Да, в школе работать мне нравится.

— Есть ли какие-нибудь трудности в рабте? Что бы хотелось изменить в системе образования?
— Трудности? Да нет. Уже обосновалась, всё нормально. Только [бюрократических — прим. ИА КВ] «бумажек» бы поменьше. Нас завалили «бумажками».

— Не донимают ученики?
— Дети есть дети, всякие есть. Есть, которые трудные, к которым нелегко найти подход. Ну что, работаем же как-то.

«Наймит Чёрного солнца» отважно смотрит в лицо русскому оружию, а также на воина РККА, которого оный наймит, похоже, совсем не волнует. Школа 1598 к началу нового года патриотического воспитания готова!
Мама ученика начальной школы: «Такая бездумность в школьном воспитании детей будет дорого стоить нашей Родине».

Нижневартовск. ХМАО. Школа № 13. Первокалассница Настя с мамой Наташей.
— Какие ожидания у вас от школы, какие представления о школе, какие планы на будущее?
— Чтобы было хорошо, чтобы учителя давали знания.

— Какое мнение о школе у вас сложилось? Какие отзывы? Почему выбрали эту школу?
— Хорошо отзываются об этой школе. У меня старший ребенок в 9 классе. И рядышком с домом.

— Представление о программе образовательной у вас есть?
— Наверное как и везде, «21-й век». Ну что делать, если все так учатся? Деваться некуда

— Разница между вашим образованием и нынешним чувствуется?
— Конечно. Раньше было проще. Сейчас потяжелее, но может оно и к лучшему.

Третьеклассница Кира с мамой.

— Учиться интересно?
— Не-а.

— Какие предметы нравятся?
— Технология, изо и русский.

— Мама может сказать что-нибудь о вашем отношении к системе образования?
— Я сама педагог... Образование переживает далеко не лучшие времена.

— Что на ваш взгляд можно улучшить в системе образования? — Бумаги убрать. Мы совсем не занимаемся детьми. Бумаги душат и отдаляют от детей.

— Что вас настораживает на данный момент?
— Например, один час забирают, вводят шахматы. Детям в институты поступать, а им шахматы ставят.

— А по какой программе занимаетесь?
— Школа России. Особо не выбирала, но, думаю, так лучше.

На наши вопросы отвечает педагог-хореограф дополнительного образования со стажем более 20 лет, Москва.

— Что хотелось бы улучшить в образовании?
— В естественно-научных дисциплинах начать обучать детей умению структурировать информацию, чему учили когда-то в советских школах. Это отражается и на качестве обучения в дополнительном образовании.
В дополнительном образовании в ведущих дворцах и домах детского творчества делать по творческим дисциплинам конкурсный отбор. Там, где необходимо, вернуть индивидуальные занятия ученик — педагог без ущерба для заработной платы педагога. Т.е. в дополнительном образовании необходимо убрать подушевое финансирование, которое ухудшает качество обучения.
Повысить заработную плату педагогам дополнительного образования. Это даст возможность сосредоточиться на одном-двух местах работы и повысит качество обучения.
Дать педагогам дополнительного образования 1–2 методических оплачиваемых дня для возможности подготовки репертуара, а летний рабочий месяц оплачивать дидактическую работу для подготовки занятий на следующий учебный год.

— Дает ли вообще что-нибудь ребенку современное образование? Если да, то что? Что оно должно давать ему в идеале?
— В данный момент современное образование ничего кроме зубрежки не дает. В идеале ребенок должен научиться воспринимать, систематизировать и анализировать полученную информацию, а также уметь и хотеть находить дополнительную информацию по предмету.

Владение компьютерными технологиями должно вливаться в учебный процесс, а не быть отдельной дисциплиной до 11 класса.
— Способна ли современная система образования решить те задачи, которые ставит перед ней общество?»
— Нет. Вместо объемного видения, получаем клиповое с невозможностью анализа ситуации.

— Довольны ли Вы своим образованием? Если сравнить с тем образованием, что получали Вы — стало лучше или хуже? В чем это проявляется?
— Первое образование у меня техническое, второе — хореографическое. Да, довольна.
Стало хуже. Отсутствие у учеников умения систематизировать и анализровать полученную информацию. Поверхностные знания. Платное высшее образование, ординатура.

— Изменилась ли направленность образования?
— Сплошное натаскивание на ЕГЭ.

— У Вас большой опыт. Как изменилось образование за время Вашей работы? Стало лучше или хуже?
— Стало хуже. Образование — это не сфера услуг. Родители же теперь часто через голову педагога и директора жалуются в Департамент образования, у них нет желания разбираться с проблемой на месте. И, как следствие, директор, который в любой ситуации встает на сторону родителей.
Громадное количество документации, заполнение которой мешает педагогу работать с детьми.

— Как изменились за 20 лет дети, приходящие к Вам на занятия?
— Дети стали хуже воспринимать новые знания и хуже их запоминать. Нежелание узнавать любую дополнительную информацию по предмету. В большинстве случаев низкое общее, культурное и физическое развитие детей.

— Как дети сейчас видят свое будущее после школы? Какие профессии хотят выбрать?
— У детей не осталось никаких желаний. Они перегружены так, что нет возможности помечтать и что-то новое разузнать.
Профессия выбирается только в старшей школе, и в большинстве случаев руководствуются вопросом или престижности, или возможностью поступления в соответствии с баллами по ЕГЭ. Куда проходим, туда и идем. Исключение — те, кто выбирает еще со средней школы творческие профессии.

— Справляется ли школа с задачей воспитания? Получается ли у учителей передать детям позитивные ценности, или на них больше воздействует телевизор и интернет? Или школа вообще не должна этим заниматься? Какова роль дополнительного образования в этом?
— Основную задачу воспитания должны выполнять родители. Школа должна только помогать им в этом.
Позитивные ценности невозможно передать только в школе, если они отсутствуют в семье, а каждый день на ребенка воздействует негатив из средств массовой информации и интернета.
Дополнительное образование формирует интересы и, самое главное, активность детей. Понимание, что их мир не замыкается только домом и школой. Но это должно дополняться помощью родителей. В любом случае педагог в одиночку не в состоянии что-то изменить в ребенке без активной позитивной позиции родителей.

Своим мнением с корреспондентом ИА Красная Весна поделилась сегодня, 1 сентября, Татьяна Юрьевна, бывший преподаватель московского вуза, теперь репетитор по математике.

«Я была уволена в рамках большого сокращения, после принятия медведевского закона об образовании. Тогда разом сократили треть профессорско-педагогического совтава. Хотела бы я вернуться? Сейчас — нет. Людей поставили в такие условия, что теперь они уходят сами. Да, зарплаты стали выше, но сейчас за 40 тысяч душу вынут. Профессор работает по 36 учебных часов в неделю, хотя при СССР ассистенту полагалось около 16. Потогонная система, которая вынуждает уходить из образования лучшие кадры.

Своим образованием я довольна. Советская школа была хорошей. Зачем ее разрушили? Тогда уважали учителей и преподавателей. А теперь о них ноги вытирают!

Дети с каждым годом всё слабее. И это те, кто целенаправленно идет ко мне на дополнительные занятия! Книги не читают. Например, не знают, что Земля — третья планета от Солнца. Уставились в свои гаджеты со стрелялками, и всё. Свежий пример: девятнадцатилетняя выпускница колледжа задумывается, как вычесть один из четырех! Никакого ассоциативного мышления, анализа, синтеза. Родители говорят, что математика — это не ее. Знакомо? Да при чем тут математика! Она не понимает, что такое половина, что такое больше и меньше!
Необходимо срочно восстановить образование хотя бы как в СССР.
И первое — восстановить авторитет учителя, школы. Нет уважения — никто не будет надрываться. Есть семьи-исключения, где детей муштруют родители, но их в процентном соотношении становится всё меньше и меньше».

Быстро пролетело холодное лето 2017. Наступило 1 сентября — праздник для учеников, учителей, родителей. Сегодня по всей стране прозвенел первый звонок: первый для первоклассников, «последний» первый для выпускников школ. И у тех и других будет не простой год. В этот момент в стенах школ сошлось несколько поколений учеников различных периодов нашей непростой истории. В воздухе витает дух единства, содружества. Во взглядах первоклассников любопытство и настороженность. В глазах старшего поколения угадывалась затаённая грусть. В этот день мы провели опрос учеников и учителей начальной школы МБУ «Лицей № 19» городского округа Тольятти, в котором просили ответить на различные вопросы:

1. Что значит для вас 1 сентября?
Ответы учеников: Праздник, конец лета, встреча со школой.
Ответы учителей: Конец лета, праздник, второй новый год (учебный), новые надежды, воспоминания детства (своего 1 сентября), волнения, встреча с учениками и коллегами.

2. Нравится ли вам учиться (работать) в Лицее?
Ответы учеников: Да, не очень (т.к. бывает трудно), да, здесь друзья и интересно
Ответы учителей: Вполне удовлетворены, замечательный коллектив (большинство).
Нет, не совсем устраивают условия труда.

3. Что ожидаете в новом учебном году?
Ответы учеников: Новых знаний, новых друзей, что-то интересное (первоклассники), не знаю
Ответы учителей: Меньше бумажной работы, достойной зарплаты, больше поощрений (отраслевых наград), не потребительского отношения к школе, юбилей школы, структурирование в сторону унификации федерального перечня учебников.

4. Что вы считаете необходимым изменить?
Ответы учеников: Уменьшить объём домашних заданий, увеличить количество спортивных секций, ввести предмет «Шахматы», «Робототехника»
Ответы учителей: Разумных управленческих решений, грамотно составленных учебных пособий и учебников с положительным практическим опытом использования.

Вот такие совсем непростые «вопросы и ответы».

Доктор физико-математических наук, профессор, бывший многолетний бессменный заместитель заведующего кафедрой московского вуза, последние полгода — инженер оборонного предприятия Москвы.

«Перспективы выпускников на предприятии? Они сами сюда не идут. Потому что видят, что они тут не нужны!»

И это очень неправильная ситуация. Наша страна должна быть самодостаточной.

Сегодня, 1 сентября, на вопросы корреспондента ИА Красная Весна ответила студентка 4-го курса Смоленской государственной академии физической культуры, спорта и туризма.

— Кем ты хочешь работать? Чем тебя заинтересовала тебя выбранная профессия?
— Работа в сфере туризма и рекреации. В школьные годы хотела работать в области педагогики, но отказалась от этой идеи по причине низких зарплат и отвратительных условий труда.

— Зачем тебе нужно образование? Как думаешь, поможет ли оно тебе в работе? Что бы ты хотела изучать в вузе?
— Образование — для полноценной реализации потенциала в выбранной работе, расширения общего кругозора и предотвращения ржавления мозгов. Программа вуза в полной мере удовлетворяет, разве что зря биохимию и биомеханику убрали из нашей программы.

— Довольна ли ты своим школьным образованием? Достаточно ли его оказалось для нормальной учебы в вузе, или что-то пришлось «допроходить»?
— Школьным образованием недовольна, особенно в области иностранных языков. В вузе пришлось с чистого листа все учить, знаний было ноль целых, чуть-чуть сотых.

В разных школах по разным предметам был разный уровень. Проблемы были разные.
Плохая программа: по второстепенным, так сказать, предметам, вроде музыки, изобразительного искусства, технологии и ОБЖ, подозреваю, что программы не было вообще.
Неудачные пособия, особенно по алгебре в одной из школ, да и учебник по химии заставлял плакать от смеха периодически.
Недостаток материально-технической базы (элементарных глобусов по географии, которые, по словам учительницы, за пару лет до нас пустили на светящиеся шары для школьной дискотеки). Про микроскопы, реагенты и оборудование в кабинет физики я молчу.
И, конечно, неквалифицированный педагогический состав, пренебрегающий основными принципами построения педагогического процесса, откровенно забывающий о том, что ученик не объект, а субъект оного процесса. [Педагогический состав], начисто игнорирующий психологический комфорт учащихся, [состоящий из] некомпетентных в преподаваемом предмете и просто тихо ненавидящий детей.

Сегодня, 1 сентября, в день знаний корреспонденту ИА Красная Весна удалось побеседовать с педагогом-психологом Смоленской общеобразовательной школы № 26 Светланой Владимировной Евстафьевой.

— Что Вам хотелось бы улучшить в образовании?
— Хотелось бы более четкого строения материала. Сейчас у большинства детей плохо поставлена рука, значит, страдает почерк. Нынешние школьники привыкли много времени проводить за компьютером, где часто меняются картинки и, как следствие, им трудно усидеть на уроке, воспринять как подобает речь учителя. Детям требуется постоянная смена деятельности, они привыкли к прерывистому, ломаному ряду подачи информации. Хорошо бы время, проводимое учениками за компьютером было сокращено.

— Если сравнивать с тем образованием, что получили Вы — стало ли лучше или хуже? В чем это проявляется?
— В начальной школе сейчас нужно донести до детей очень сложные правила, которые трудно объяснить.

— Как дети видят свое будущее после школы? Какие профессии хотят выбрать?
— Часто дети хотят стать кинозвездами, очень многие изучают английский язык, но есть и те, кто выбирают героические профессии, например, летчик, работник МЧС.

— Справляется ли школа с задачей воспитания? Получается ли у учителей передать детям позитивные ценности?
Зачастую планы и бумаги убивают воспитательный процесс. Сейчас прослеживается больший упор на патриотизм, чем, допустим, в 90-е годы. Детям предлагается разная волонтерская деятельность, да и разнообразие кружков дает больше возможностей реализовать себя.

— Что должно давать ребенку современное образование в идеальном случае?
— Образование должно приучать ребенка любить свою Родину, ответственно относиться ко всему, что он делает, быть самостоятельным и реально оценивать свои силы.

Состояние образования ожидаемо волнует как учащихся и их родителей, так и педагогов. Высказанные ими оценки говорят сами за себя. ИА Красная Весна продолжит следить за ситуацией и в новом учебном году. Трансляция окончена.
Аналитика по теме: «Источник всех бед российского образования»