logo
  1. Социальная война
  2. Работа органов опеки в России
Новость, / Торжок

В Торжке будущие приемные родители встретились с детьми-сиротами

ТоржокТоржок
Александр Головнин © ИА Красная Весна

Встреча потенциальных приемных родителей с детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, прошла в рамках фестиваля «Добрые сердца» в Торжке, об этом 24 ноября сообщает корреспондент ИА Красная Весна.

Социальный проект (фестиваль) «Добрые сердца» направлен на содействие семейному устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, из Тверской области. Проект проводится под патронатом областного Министерства социальной защиты населения на базе Центра помощи детям, оставшимся без попечения родителей. Прежнее название этого Центра — Торжокский детский дом.

Для участия в фестивале приехали дети и подростки в сопровождении взрослых из разных районов области — из Чистореченского детского дома (Андреапольский район), Митинского детского дома (Торжокский район), Зубцовского детского дома (Зубцовский район) и других.

Программа фестиваля состояла из концерта-приветствия, проведенного силами воспитанников интернатов и детских домов, а также творческих мастер-классов и психологических тренингов для участников социального проекта. В мастер-классах кандидаты в замещающие родители совместно с детьми занимались изготовлением декоративно-прикладных изделий. Подобная совместная деятельность помогает установить первый контакт между будущими приемными родителями и приемными детьми.

В начале мероприятия со словами приветствия выступила замминистра социальной защиты населения Тверской области Светлана Ермакова. Она также вручила детям дипломы за активное участие в социальном проекте «Добрые сердца».

Напомним, что данное мероприятие — уже третье подобное по счету. Первый фестиваль-встреча приемных родителей и детей состоялся в Торжке в 2016 году.

Комментарий редакции

С одной стороны, подобные мероприятия позволяют региональным властям бодро рапортовать об успешности работы по деинституционализации (по-простому говоря, закрытию) детских домов и «передаче детей в семьи». А с другой стороны, за благостными формулировками стоят коммерциализация опекунства и уход от помощи родным семьям, из которых эти дети зачастую вырваны по причине «социально опасного положения» или «трудной жизненной ситуации» (за этими эвфемизмами скрывается бедность, которая в современной российской реальности фактически является поводом для репрессий). В конечном счете опекуны получают за свою работу на порядок большую сумму, чем та весьма скромная помощь, которую государство оказывает настоящим родителям.

Отдельным вопросом в данном случае стоят чувства детей, которые участвуют в подобном публичном «аукционе». С теми, кто успешно включился в работу над поделками, все понятно — их возьмут и даже, может быть, возникнет конкуренция за опеку. Однако в погоне за показателями семейного устройства чиновники вряд ли заботятся о чувствах других детей — тех, которые тоскуют по родным и не готовы веселиться на фестивале.