Экс-глава политрепрессированных Череповца: нет в их жертве благодати

Жертвы политических репрессий думают прежде всего о том, как выкрутить у государства побольше денег, заявил бывший председатель Череповецкой ассоциации жертв политрепрессий и магистрант Восточно-Европейского института психоанализа Виктор Полиектов 2 декабря в ходе круглого стола «Столетие Октябрьской революции: попытка психоаналитического осмысления», сообщает корреспондент ИА Красная Весна.

Франс Вербеек. Торговля дураками. XVI век
векXVIдураками.ТорговляВербеек.Франс
Франс Вербеек. Торговля дураками. XVI век

«В Череповце я одно время даже возглавлял ассоциацию жертв политрепрессий. Я себя ловил на той мысли, что этот опыт стал для них как жертва без благодати. Понимаете в чем дело, можно (чтобы в качестве жертв были — прим. ИА Красная Весна) миллионы, сто миллионов человек, но главное, что не произошло у людей осознания — во имя чего. То есть это настолько люди-масса, настолько потребители, настолько «дай-дай-дай», настолько очень много инфантильного. Все должны. Мы пострадали — нам все должны. Разговоры там были не о записи своих мемуаров или воспоминаний, а о том, как выкрутить у государства чуть больше 750 рублей реабилитированных по Вологодской области», — рассказал Полиектов.

Напомним, спор вокруг числа жертв и масштабов, а также исторической оценки «сталинских репрессий» не утихает до сих пор.

В годы разрушения Советского Союза широкую известность получили труды писателя А. И. Солженицына, который, по информации его биографа, при написании своего произведения «Архипелаг ГУЛаг» не работал с архивами. В своих работах он называл цифру 66,7 миллионов жертв. А в одном из интервью писатель заявил о цифре 110 миллионов, «потерянных от социалистического строя».

Однако исследование авторитетного историка Виктора Земскова, работавшего непосредственно в архивах, показало, что в период с 1921 по 1953 гг. к высшей мере наказания было приговорено 799 тыс. 455 человек. Всего же по «политическим» статьям за этот период было около 4 миллионов заключенных.

Комментарий редакции

Отметим, что большинство «расстрельных» приговоров пришлось непосредственно на 1936–1937 гг. Безусловно, это немаленькая цифра. Да и сам факт «сталинских репрессий» отрицать нельзя. Однако, во-первых, это не 60 и не 110 миллионов. Во-вторых, всегда опускается исторический контекст, в котором эти репрессии проходили. Многие эксперты убеждены, что без подобной жесткой и во многом трагической политики не удалось бы в полной мере подготовиться к Великой Отечественной войне.

Таким образом, тема репрессий стала во многом спекулятивной. И если в свое время с ее помощью разваливали Советский Союз, то сейчас с ее помощью пытаются как разрушить историческую идентичность русского народа, так и банально заработать.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER