logo
  1. Информационно-психологическая война
  2. Воссоединение Крыма с Россией
Москва, / ИА Красная Весна

Администрация Ельцина в 1991 году не нашла времени отстоять русский Крым

«Да забирайте!»
«Да забирайте!»
Цитата из х/ф «Иван Васильевич меняет профессию». Реж. Леонид Гайдай. 1973. СССР

Делегаты от Крыма, Луганска и Донецка в 1991 году обращались к российским властям с просьбой принять их в состав России, но эти просьбы остались без рассмотрения из-за недостатка времени, заявил возглавлявший администрацию президента Бориса Ельцина Сергей Филатов 8 декабря, сообщает «Взгляд».

По мнению Филатова Крым, Донецк и Луганск — это исконно русские земли, но власти «просто их отдали Киеву». При этом бывший соратник Ельцина признал, что в начале 90-х жители этих регионов прекрасно понимали, что в новой Украине они подвергнутся дискриминации.

Однако, несмотря на всё это, администрация Ельцина не стала проводить с Киевом переговоры по поводу включения в состав России этих регионов. По словам Филатова, главной причиной такого решения стало то, что у ельцинской администрации «времени не было», и власти были заняты вопросом выживания России.

«О чем было думать — об Украине в тот момент или все-таки о себе, о своих людях», — заявил Филатов.

Напомним, в ходе прошедшего в 1991 году референдума по вопросу о сохранении СССР 70,2% жителей Украинской ССР ответили утвердительно.

После распада СССР новые украинские власти начали активно проводить националистическую политику, нередко скатывающуюся в откровенную дискриминацию русскоязычного населения Крыма и юго-востока страны.

Рост национализма и антирусских настроений на Украине активно пестовался властями президента Виктора Ющенко, занимавшего пост с 2005 по 2010 год. Однако радикально антирусская политика на Украине началась после майданного госпереворота, в результате которого к власти на Украине пришли нацистско-бандеровские политические группы.

Комментарий редакции

Позиция Сергея Филатова выглядит крайне двусмысленной, ведь сначала он называет территории Крыма, Донецка и Луганска «нашими землями», а затем заявляет, что администрация Ельцина не стала заниматься вопросом вхождения этих территорий в состав России из-за того, что нужно было думать «о себе, о своих людях».

Такая позиция, со всей очевидностью, является попыткой «и рыбку съесть, и косточкой не подавиться», ведь если Крым и юго-восток — это наши земли, то и живут там наши, русские люди.

Следовательно, не недостаток времени и хлопоты о жителях России мешали ельцинской власти провести с Украиной переговоры по вопросу включения Крыма или Донецка с Луганском в состав России, а явное нежелание решать этот вопрос.

Сегодня же, с учетом официальной позиции власти по этому вопросу, Филатов явно пытается идти в «ногу со временем», приписывая ельцинской администрации те намерения, которые в перестроечные времена напрочь отсутствовали.