6
окт
2021
  1. Экономическая война
  2. ЧВК
Евгений Горжалцан / ИА Красная Весна /
В портфолио китайской ЧВК Frontier Services Group появились услуги вакцинации — теперь группа Эрика Принса будет заниматься и такими задачами?

Шприцы вместо автоматов: ЧВК Эрика Принса займется вакцинацией

Альфонс де Невиль. Курьера поймали. 1880
Альфонс де Невиль. Курьера поймали. 1880
Альфонс де Невиль. Курьера поймали. 1880

Управляемая создателем Blackwater американцем Эриком Принсем китайская ЧВК Frontier Services Group (FSG), отчиталась о приобретении другой китайской ЧВК DeWe Security Limited, обладающей необычным для охранных структур пакетом медицинским услуг. Пресс-релиз о состоявшемся поглощении опубликован 30 сентября на сайте компании FSG.

«Frontier Services Group заключила соглашение с господином Ли Сяопином о приобретении, основанного им международного поставщика услуг в области безопасности DEWE», — говорится в пресс-релизе FSG. Стоимость сделки составляет 200 миллионов гонконгских долларов наличными.

Крупнейшая китайская частная охранная компания

Сама поглощенная компания DeWe Security Limited зарегистрирована в Гонконге менее полугода назад, сайта не имеет и про нее почти ничего не известно. Зато она является дочерней структурой DEWE Security Service Group (DWSS), которая отрекомендовывается на собственном сайте как «ведущая китайская компания по вопросам безопасности за рубежом, имеющая успешный опыт в предоставлении комплексных услуг для предприятий и учреждений, финансируемых Китаем».

Список клиентов компании DWSS впечатляет: «МИД, Министерство торговли, Министерство образования, а также более 50 крупных китайских предприятий, включая Sinopec, China Poly, China Communications Construction, China State Construction Group, Industrial and Commercial Bank, China Development Bank, а также множество зарубежных предприятий с участием китайского капитала».

Не менее убедительно выглядит и финансовая успешность крупнейшего в Китае ЧВК: «По состоянию на конец июня 2018 года мы предоставили услуги по обеспечению безопасности почти 200 учреждениям, предприятиям и инженерным проектам в почти 50 странах, на общую сумму около $20 млрд».

Там же сообщается, что компания оказывает услуги частного сыска и обучения специалистов в области безопасности: с 2011 года DWSS провела более 3000 тренингов для более 70 000 китайских подрядчиков; совместно с местными силами безопасности ее сотрудники за пределами Китая расследовали более 1000 инцидентов, арестовали или оказали помощь в аресте более 1600 подозреваемых. «Сотрудники DWSS помогали китайским посольствам и финансируемым Китаем предприятиям в условиях государственных переворотов, гражданских войн и других экстремальных событий, которые произошли в некоторых африканских странах».

Известнейший в мире оператор ЧВК

«Дочку» вот такого гиганта проглотила целиком за один раз частная военная компания Frontier Services Group, самая известная китайская компания по «гибридной безопасности», созданная с учетом западного опыта. FSG котируется на Гонконгской фондовой бирже, ее штаб-квартиры находятся в Пекине и Гонконге.

Во главе компании значится Чанг Чжэньминь, а сама она принадлежит CITIC Group, крупнейшему государственному конгломерату Китая. Однако основателем и ведущей фигурой компании FSG является не кто иной, как Эрик Принс, отставной офицер ВМС США и один из самых известных в мире операторов в области частных военных компаний.

В Китае Принс оказался не сразу. Оставив аналогичный бизнес, завязанный на государственные и силовые структуры США, Принс вначале вошел в отношения с заказчиками на Ближнем Востоке и в Африке, а затем с частью своей команды переместился в сегмент ЧВК, обеспечивающих безопасность китайских интересов. Так в 2014 году была организована компания FSG, в которой удалось совместить, как пишет французский центр исследования спецслужб (Centre Français de Recherche sur le Renseignement или CF2R), близость к американским и китайским спецслужбам одновременно.

Саму Frontier Services Group китайцы предпочитают не называть военной компанией, а выбирают более обтекаемые формулировки, типа «оператор в области безопасности перевозок, специализирующийся на логистике в регионах с повышенным уровнем риска». Это связано с тем, что действия ЧВК еще не до конца легализованы китайским законом.

Как пишет Carnegie–Tsinghua Center for Global Policy, китайские поставщики услуг безопасности по закону должны находиться в полной собственности государства, либо не менее 51% их уставного капитала должны принадлежать государству. В этом смысле китайские ЧВК — компании не частные и не военные. Они контролируются государством и в большинстве случаев не могут выдать своим сотрудникам боевое оружие.

С точки зрения закона, их удел: обучение местных кадров, имеющих право на ношение оружия, рекрутинг «настоящих ЧВК» и последующая координация тех и других. На практике же не всегда бывает именно так.

В 2009 году Государственный совет КНР издал «Положение об управлении службами безопасности и охраны» и положил начало создания нормативно-правовой базы для частной охранной индустрии в Китае. Этим постановлением была легализована деятельность «охранных компаний» и «охранных компаний, оказывающих услуги вооруженного сопровождения», при этом их деятельность вне территории Китая не была четко формализована.

В результате китайские ЧОПы сейчас обладают правовым статусом лишь для операций внутри Китая, но им не хватает законодательной базы для международных операций. Непреодолимым пока препятствием является «Закон КНР о контроле над огнестрельным оружием» от 1996 года, который разрешает владение оружием только для НОАК, полиции и Народной вооружённой милиции Китая.

Более того, согласно уголовному кодексу КНР, владение оружием за границей может обернуться для китайского гражданина семью годами тюремного заключения.

Так или иначе, граница между ЧОП и ЧВК в Китае остается размытой, а поскольку большинство компаний в этом секторе услуг одновременно практикуют обе формы деятельности, то и представляться предпочитают по своему легальному «резюме».

При этом, как пишет все тот же французский центр CF2R, когда Пекин испытывает острую необходимость в силовом прикрытии своих граждан за рубежом, проведении срочной эвакуации или иных услугах в области безопасности, он может использовать закон о национальной разведке от 2017 года, 7-я статья которого «обязывает любую организацию сотрудничать в национальных разведывательных миссиях». Контроль же за деятельностью китайских ЧВК осуществляет Министерство общественной безопасности КНР (Гонганбу).

Еще больше мешает «легализации» китайских ЧВК государственная политика невмешательства КНР. Сама деятельность китайских ЧВК за рубежом и особенно последствия, связанные с применением огнестрельного оружия, могут привести к усугублению и без того негативного восприятие Китая в развивающихся странах. В частности, огромный резонанс вызвали инциденты с участием китайских наемников в Замбии в 2010 году и Южном Судане в 2012 году.

Как бы то ни было, возглавляемая Принсом китайская компания FSG, чей офис базируется в Гонконге, официально заявляет, что ее основной задачей является обеспечение безопасности перевозок грузов китайских торговых партнеров по коридорам «Нового шелкового пути».

Однако география работы Принса намного шире упомянутых коридоров: сингапурское подразделение FSG Leasing ведет свою деятельность в Конго, а также в Таиланде, Бангладеш и других странах ЮВА, а с января текущего года FSG занялась формированием логистического канала ДРК — Ангола и приступила к сопровождению масштабного инфраструктурного проекта в Конго.

Читайте также: Китайская ЧВК FSG занялась крупнейшими в мире запасами кобальта

Японское издание The Diplomat, специализирующееся на Азиатско-Тихоокеанском регионе, также высказывает предположение о возможности размещении в Казахстане и Узбекистане китайских ЧВК и прямо упоминает базирующуюся в Гонконге Frontier Services Group Эрика Принса.

Вот и по данным CF2R, управляемая Принсом компания FSG уже работает в Узбекистане, Пакистане, на Ближнем Востоке, в Африке: в Кении, Конго, Ливии, Мозамбике, Нигерии, в Южном Судане и Сомали (в том числе и на территории непризнанного государства Сомалиленд): «FSG предоставляет услуги по физической защите людей и объектов, консультации по безопасности, а также поставляет военное оборудование, начиная с штурмовых винтовок и дронов до боевых вертолетов. В числе сотрудников компании есть ветераны НОАК и нанятые местные кадры».

В конце концов сама FSG еще в 2018 году объявила о своих планах развертывания в Узбекистане в связи с растущим участием этой страны в проекте «Новый шелковый путь».

Зачем понадобились услуги ЧВК по сопровождению вакцинации?

Нельзя, однако же, не обратить внимание на то, что «африканский портфель» китайской ЧВК FSG и обширная деятельность по сопровождению китайских перевозок отныне будут дополнены очень, видимо, перспективным и нехарактерным прежде для компании Принса сектором услуг — силовым обеспечением задач в области здравоохранения.

Как говорится в упомянутом выше пресс-релизе FSG о поглощении DeWe — «Основным направлением деятельности DeWe Security Limited и ее дочерних компаний являются обеспечение безопасности и оказание связанных с ней услуг в сфере здравоохранения. <…> Спасательная служба компании предлагает инновационные решения в области медицины, которые включают в себя оказание общих и специализированных услуг в области онкологии, вакцинацию и услуги экстренной медицинской помощи».

Как сказано далее, после поглощения DeWe услуги в области медицины и здравоохранения, связанные с повышенным уровнем риска, станут новым направлением деятельности компании FSG.

Любопытнее всего в этом описании, конечно же, услуги по вакцинации. Теперь ЧВК Эрика Принса будет заниматься и такими задачами?

Стоит, возможно, напомнить, что предыдущим детищем Эрика Принса была скандально известная американская ЧВК BlackWater, потерявшая миллиардные контракты как раз после громких скандалов вокруг непропорционального применения огнестрельного оружия против местных жителей в Ираке.

BlackWater так и не удалось «отмыться» и, преследуемая судом, она претерпела многократный ребрендинг, вышла из-под управления Эрика Принса и прекратила самостоятельное существование, влившись в концерн Constellis Holdings Group.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER