logo
  1. Социальная война
  2. Ювенальная юстиция как средство шантажа
Таллин, / ИА Красная Весна

Гражданка Эстонии увезла детей в Россию от мужа-педофила и решения суда

Ребенок
Ребенок
Ольга Гусева © ИА Красная Весна

Спасение в России от европейской ювенальной юстиции, присудившей отдать детей обвиненному в педофилии отцу пытается найти для себя и двоих малолетних дочерей гражданка Эстонии, 19 февраля сообщает «Комсомольская Правда».

«5 января мой бывший муж должен был приехать в Таллин за девочками. Мне ничего не оставалось, кроме как бежать. Мы наспех собрали вещи и на последние деньги купили билет до Москвы», — приводит издание слова Анны, русской гражданки Эстонии, вынужденной искать спасения от бывшего мужа-норвежца.

«Мне больше некуда было бежать. Несмотря на то, что обвинения в педофилии против моего мужа поддерживали и органы опеки и прокуратура, суды полностью встали на его сторону. Я все проиграла. Он норвежец. И у них, оказывается, считается нормальным, что отец моется в ванне с маленькими дочками и спит с ними голым в одной кровати», — говорит вынужденная беженка.

По словам Анны, в Эстонии ей грозит тюрьма за отказ исполнять судебное решение. В этой связи она попросила в России политического убежища, сейчас нашла пристанище в одном из монастырей.

В эстонской прессе эта история также получила резонанс, был снят видеосюжет в передаче «Kuuuurija» (Ежемесячный детектив), причем роль жертвы на себя примеряет норвежский гражданин, не видевший своих детей 4 года. Едва сдерживающий слезы отец рассказывает историю своих злоключений.

Оба бывших супруга рассказывают, что начало их романа и супружеской жизни в Норвегии были бурными и красивыми. Быстро поженились, родилась дочь, вскоре — вторая. Но столь же быстро все изменилось, когда мать застала мужа во время купания двухлетней на тот момент дочери за непристойным поведением.

Тогда-то и уехала Анна с детьми в Эстонию, где и подала на развод. Ее супруг в ответ подал иск, обвиняя мать в похищении детей. Во время судебной тяжбы всплыл факт, что отец норвежца был осужден за педофилию и отсидел два года из положенных четырех.

В трактовке данного факта стороны разошлись: Анна считает, что «яблоко от яблони недалеко падает», и сын пошел по стопам отца, несчастный норвежец считает факт педофилии своего отца оправдывающим для себя, по его мнению, эту историю бывшая жена специально перенесла на него, чтобы выдумать предлог сбежать с детьми. Сам он считает, что Анна не справилась с профессиональными требованиями в Норвегии, и это послужило причиной и разрыва, и отъезда в Эстонию.

В Эстонии по суду было достигнуто соглашение, что отец сможет забирать к себе детей. О реакции детей на эти посещения родители рассказывают прямо противоположным образом. Как бы то ни было, Анна с дочерьми обратилась к медикам, а те — направили в полицию.

Во время следующей встречи мужчина был задержан полицейскими и провел семь месяцев за решеткой во время следствия. Эстонский суд оправдал обвиняемого, сославшись на некоторую размытость медицинского заключения. По словам норвежца, «Прокурор потом объяснил, что меня посадили, чтобы я не начал своим органом размахивать».

Характерны итоги, которые подводят авторы публикаций в СМИ Эстонии. Основным итогом называется потеря эстонским государством 60 000 евро — во столько обошлись судебные издержки. Также делается акцент на страданиях гражданина Норвегии — страны, чьими грантами щедро оплачиваются гендерные нововведения в образовании, соцобеспечении и юриспруденции Эстонской республики.