logo
Новости
/ Киров

Вятская Епархия: Киров не имеет исторической перспективы

Памятник С.М. Кирову на Октябрьском проспектеПамятник С.М. Кирову на Октябрьском проспекте
Фото с сайта городской администрации г. Киров

Город Киров обретет успешное будущее только после переименования в Вятку, заявил руководитель миссионерского и молодежного отделов Вятской Епархии протоиерей Андрей Лебедев 27 декабря, в интервью корреспонденту ИА Красная Весна.

Представитель епархии пояснил, в чем будет воплощен источник исторической перспективности, если областной центр сменит свое название.

«Историческая перспектива есть только у города Вятка и как у города туристического кольца России, и как места притяжения инвестиций, и как имени новой России», — заявил член Епархиального совета.

Напоминаем, что 21 декабря в Кирове состоялось заседание Епархиального совета Вятской Епархии, во время которого члены совета обсудили предложение группы инициативных граждан о возвращении городу Кирову старого названия — Вятка. Совет поддержал эту инициативу.

Стоит отметить, что начиная с 90-х годов прошлого века городские власти неоднократно выясняли отношение горожан к предложению переименовать областной центр из Кирова в Вятку. Результат исследований всегда был однозначным — большинство жителей высказывались против переименования города.

Комментарий редакции

Протоиерей Андрей Лебедев демонстрирует очень созвучное современной эпохе представление об исторической перспективности. Он измеряет ее туристической привлекательностью и высоким уровнем инвестиций. Именно этому, по мнению священнослужителя, должно послужить название «Вятка», как возвращенное «имя новой России». При этом служителя церкви вовсе не смущает тот факт, что материалисты-большевики, которых многие религиозные деятели обвиняют в «бездуховности», дали городу имя Киров вовсе не потому, что хотели получить за это материальную выгоду, например, «инвестиции» или «привлекательность» . Наши предки не гнались за выгодой, когда давали своему городу имя Кирова. Их мотивы находились исключительно в духовной сфере, так как в названии города они хотели сохранить имя дорогого им человека. То есть, атеисты–большевики 30-х годов по мотивам своих поступков оказываются гораздо более духовными, чем современные служители церкви.