Историк спецслужб: у советской разведки были мощные позиции в Британии

Особняк Блетчли-парк. Графство Бакингемшир, Великобритания
ВеликобританияБакингемшир,ГрафствоБлетчли-парк.Особняк
Особняк Блетчли-парк. Графство Бакингемшир, Великобритания
Изображение: CC BY-SA 4.0

Документы, переданные Службой внешней разведки (СВР) РФ в редакцию «Российской газеты» в преддверии 100-летия СВР свидетельствуют о мощных позициях советской разведки в Великобритании, заявил историк спецслужб и заместитель главного редактора Николай Долгополов, 5 августа сообщает РИА Новости.

«Эти документы, прежде всего, говорят о том, какие мощные позиции были у нашей разведки в Великобритании во время войны, и не где-нибудь, а в самом святилище секретов, каким был Блетчли-парк», — в частности, сказал он.

Долгополов особо, как образцы беззаветного служения России, отметил личности Кима Филби и Джона Кернкросса, подчеркнув, что их служение было основано не на деньгах, а на идеологии: «Они были образцом беззаветного служения России, основанного не на деньгах, а сугубо на идеологической основе, на глубочайшем доверии к нашей стране», — сказал он.

Рассекреченные документы главного шифровального подразделения Великобритании — Правительственной школы кодов и шифров, располагающейся в особняке Блечли-парк, по словам Долгополова «проливают свет на весь смысл политики Великобритании в отношении не только Франции, но и в отношении других союзников Лондона».

Напомним, советское руководство получало эти документы именно от группы «Кембриджская пятерка» Кима Филби, одного из руководителей британской разведки и советского разведчика с 1933 года.

Долгополов также рассказал об отношении Черчилля и Рузвельта к генералу де Голлю. По его словам, Рузвельт видел в де Голле исключительно сателлита, а не союзника. А исходя из рассекреченных документов можно сделать вывод, что его правительство американцы законным не считали: «Но возникает вопрос — а какое правительство в то время американцы считали законным? Правительство Виши? Наверное, да. Но это значит, что правительство де Голля Вашингтон не намеревался признавать», — сказал он.

Де Голль выражал обеспокоенность вопросом устроения послевоенного миропорядка и выступал против односторонней гегемонии какой-либо страны, прежде всего Соединенных Штатов. Поэтому, сказал Долгополов, исходя из тех сведений, которые получал Иосиф Сталин от разведслужб, он и сделал ставку на де Голля, а не на Анри Жиро, который был основным соперником де Голля во французском правительстве в изгнании.

«Де Голль первым из всех французов понял, что надо сотрудничать с той страной, которая несет наибольшее бремя битвы с гитлеровцами. И поэтому он сразу делает «ход конем“ — перебрасывает своих летчиков из Африки и создает полк «Нормандия-Неман». Тем самым показывает, на чьей он стороне» — пояснил Долгополов. Он напомнил, что на Восточном фронте ни одна американская военная часть не воевала.

Долгополов отметил точность сталинского выбора, которая проявилась уже после ухода Генералиссимуса Победы из жизни: «Одним из первых деяний де Голля на посту президента Франции стал мужественный шаг в виде выхода из военной организации НАТО… Более самостоятельного политика на посту президента Франции, чем де Голль, в новейшей истории не было».

Долгополов также отметил цинизм британского отношения к союзникам. Так, СССР сообщался только сильно ограниченный круг информации, причем ее источники или не сообщались вообще, или перевирались. Даже с американцами они не стали делиться ключами к германской шифровальной машине «Энигма», которые, к слову, получили от поляков еще в 1938 году: «Ну и что, сильно помогла Британия полякам в 1939 году?» — спрашивает Долгополов.

Публикация ранее засекреченных материалов Службы внешней разведки дают правдивую и объективную картину событий Второй мировой войны, уверен Долгополов: «Мы не принимаем ложь, которую в нас бросают пачками, а убедительно и доказательно рассказываем о том, как было на самом деле», — заявил он.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER