logo
Новость
/ Санкт-Петербург

Россия находится в состоянии энергетического голода

Крестьянская семьяКрестьянская семья

18 октября на секретном совещании Временного Правительства и на военном совещании у Керенского с главнокомандующим Петроградским военным округом Полковниковым, начальником штаба Багратуни и командирами бригад решено принять ряд конкретных мер против ожидающегося выступления.

На совещании Керенского с министром внутренних дел Никитиным и другими членами ведомства принято решение о необходимости предоставить министерству внутренних дел право сосредоточивать в своих руках управление милицией в отдельных городах и губерниях; по утверждении этого положения Временным Правительством оно должно в первую очередь коснуться петроградской милиции, которая в ее нынешнем составе не внушает правительству достаточной уверенности в том, что она окажется на высоте при подавлении большевистского восстания.

Усилена охрана Зимнего дворца; ее несут специально вызванные из Ораниенбаума две школы прапорщиков и отряд юнкеров-артиллеристов с несколькими орудиями.

Главнокомандующим Петроградским военным округом Полковниковым издан приказ о принятии воинскими частями мер к недопущению и пресечению вооруженной силой вооруженного выступления.

«Рабочий путь» в статье «Слова и дела» цитирует заявление Керенского: «Мы решительно стоим за необходимость свободы слова и свободы прессы», сделанное на заседании предпарламента 13 октября, и приводит список 17 рабочих органов, закрытых правительством Керенского за время с 5 июля по 5 сентября.

Кроме того, газета указывает на сотни арестованных за большевистские убеждения и агитацию.

ИК ВСКД постановил выработать воззвание к населению с призывом не принимать активного участия в готовящемся выступлении для захвата власти Советами.

В Петрограде, в Смольном институте состоялось многолюдное закрытое собрание представителей полковых и ротных комитетов гарнизона Петрограда и его окрестностей. В разосланной Военным отделом Петроградского Совета телефонограмме о созыве совещания указывалось на необходимость воздержаться от самочинных выступлений и выполнять распоряжения штаба Петроградского военного округа только в том случае, если они будут санкционированы Военным отделом. Со стороны ЦИК Советов была сделана попытка задержать рассылку этой телефонограммы.

В начале собрания представителями частей были сделаны доклады о настроении частей и об их отношении к вооруженному восстанию. За выступление по призыву Петроградского Совета высказались: гвардии Егерский, Московский, Волынский, Павловский, Кексгольмский, Семеновский, Измайловский, 1-й стрелковый и 3-й запасный полки, 2-й Балтийский экипаж, электро-технический батальон и гвардии артиллерийский дивизион; гренадерский полк выступит лишь, но призыву съезда Советов; матросы Гвардейского экипажа не доверяют Временному Правительству и ждут приказов от Центрофлота; 89 пехотная Вологодская дружина сочувствует резолюциям Петроградского Совета; 2-я Ораниенбаумская школа прапорщиков выступит лишь по распоряжению ЦИК. Маршевые эскадроны гвардейской кавалерии относятся пассивно к предстоящему выступлению. Против выступления высказались: 1-я Петергофская пехотная школа прапорщиков и 9-й кавалерийский полк.

По окончании докладов выступил с речью Троцкий. Присутствовавшим на собрании членам ЦИК слова предоставлено не было, и они, в виде протеста, объявили собрание неправомочным и покинули его. Собранием принят ряд постановлений относительно непрерывной связи Петроградского Совета со всеми воинскими частями гарнизона.

В Смольном состоялось экстренное заседание Петроградского Совета с участием делегатов всероссийского съезда фабрично-заводских комитетов. В начале заседания ряд представителей фронта выступали с требованием немедленного окончания войны и передачи власти Советам.

Докладчик по вопросу о выборах на Всероссийский съезд Советов констатирует, что ЦИК Советов все время вел какую-то странную политику:

«…С одной стороны, вследствие единогласного решения советской фракции на демократическом совещании, он осведомил местные Советы о созыве съезда на 20-е октября, а с другой — давал понять, что съезд этот нежелателен. В результате — некоторые из Советов, находившиеся под сильным влиянием ЦИК, отказались от участия в этом съезде, и ЦИК увидел, что предстоящий съезд будет в подавляющем большинстве своем состоять из противников политики ЦИК. Может быть, поэтому его Бюро, далеко не в полном составе и вопреки решению советской фракции на демократическом совещании, решило отложить срок созыва съезда на 25-е октября, повидимому, для того, чтобы дать возможность произвести выборы на съезд таким Советам, которые придерживались по отношению к нему тактики бойкота.»

Переходя к вопросу о выборах делегатов, докладчик предложил произвести их пропорционально количеству поданных голосов. Представитель фракции эсеров предложил произвести выборы пропорционально представительству фракций в Исполнительном Комитете (состав: 22 большевика, 18 эсеров и 6 меньшевиков). Меньшевики предложили не нарушать прав меньшинства и избрать от всех фракций по равному количеству представителей.

Голосованием принято предложение фракции большевиков. За них подано 443 голоса, за эсеров —162, за меньшевиков — 44. Избраны: 5 большевиков (Троцкий, Каменев, Володарский, Юренев и Лашевич), 2 эсера (Титов и Болдырев) и 1 меньшевик (Варнавский).

С заявлением по поводу ожидающегося выступления выступил Троцкий. Указав, что в последние дни вся печать полна сообщений, слухов, статей относительно предстоящего выступления, инициатива которого приписывается то Петроградскому Совету, то партии большевиков, и отметив, что решения Петроградского Совета принимаются в открытых заседаниях в присутствии представителей печати и публикуются во всеобщее сведение, как постановления рабочего и солдатского парламента Петрограда, Троцкий от имени Совета, от имени полномочного представительства петроградского пролетариата и революционного гарнизона заявил:

«Никаких вооруженных выступлений нами не было назначено. Но если бы по ходу вещей Совет был принужден назначить выступление, — рабочие и солдаты, как один человек, выступят по его зову. Буржуазные газеты днем выступления называют 22-е октября, когда назначен так называемый день Совета. Все газеты обошло это «тонкое» пророчество. Но день 22-го октября единогласно был установлен Исполнительным Комитетом, как день агитации, пропаганды, сплочения масс под знамя Совета, как день оборов в пользу Совета.

Мне инкриминируют также, что я подписал ордер на выдачу 5000 винтовок. Я заявляю, что в качестве председателя Совета Р и СД я действительно подписал ордер Сестрорецкому заводу на выдачу этих 5000 винтовок для вооружения Красной гвардии, согласно принятому еще в корниловские дни решения о вооружении рабочей гвардии. И Петроградский Совет будет и впредь организовывать и вооружать рабочую гвардию.

Но все эти сведения, все эти «факты» превзойдены газетой «День».

Троцкий огласил напечатанный в газете «День» «план» выступления большевиков, которое должно было состояться в ночь на 18 октября. В «плане» подробно намечены маршруты, по которым должны были идти армии, указаны пункты, которые должны были быть взяты. Не забыто даже указание на то, что с районов Новой Деревни восставшие должны были захватить с собою «темные элементы».

При чтении —в зале смех.

«Товарищи, это сообщение не нуждается в комментариях, как газета, его поместившая, не нуждается в характеристике. Для нас совершенно ясна цель всей этой кампании. У нас с правительством имеется конфликт, который может получить крайне острый характер. Это — вопрос о выводе войск. Мы не позволяем подготовить новое корниловское наступление и, в качестве подготовительной меры, обнажить Петроград от его революционного гарнизона. И вот буржуазная печать хочет создать вокруг петроградских солдат и рабочих атмосферу вражды и подозрительности и вызвать к петроградским солдатам ненависть на фронте.

Другой острый вопрос — о съезде Советов. Правительственные други знают нашу точку зрения относительно роли съезда Советов. Буржуазии известно, что Петроградский Совет предложит съезду взять власть в свои руки, немедленно объявить перемирие на всех фронтах и принять самые решительные меры к заключению мира, дать крестьянам землю. И вот, в ожидании этого решительного момента, в предвидении этого неизбежного боя, буржуазные классы пытаются обезоружить Петроград, выведя из него революционный гарнизон, спешат к моменту съезда вооружить, распределить все, что им подчиняется, чтобы все силы двинуть для срыва представительства рабочих, солдат и крестьян.

Как артиллерийская пальба подготовляет атаку против армии, так теперешняя кампания лжи и клеветы подготовляет вооруженную атаку против съезда Советов. Нужно быть наготове. Мы вступили в период обостреннейшей борьбы.

Мы заявляем, что при первой же попытке сделать это — весь революционный Петроград, вся революционная Россия ответит на нее самым решительным контр-выступлением, которое будет беспощадным, и которое мы доведем до конца».

Опубликован приказ главнокомандующего армиями Северного фронта и флотом Балтийского моря о подчинении ему, по телеграмме верховного главнокомандующего Керенского, Петрограда, Кронштадта и Финляндии со всеми войсками, управлениями и учреждениями, состоящими в ведении главнокомандующего Петроградским военным округом, за исключением правительственных учреждений Петрограда. Распоряжения по принятию мер к охране спокойствия столицы остаются за Временным Правительством.

Делегация закончившегося 1-го войскового Украинского съезда Западного фронта посетила верховного комиссара при Ставке Станкевича и представила на утверждение состав избранного на съезде комитета, предъявив также резолюцию съезда, в которой съезд требует от Центральной Украинской Рады, чтобы она взяла ведение мирных переговоров в свои руки, не дожидаясь действий правительства в этом направлении. Станкевич заявил, что речь может идти не об утверждении комитета, а лишь об его аресте, поскольку он пожелает вступить на путь осуществления резолюции съезда.

На экстренном заседании Московского губернского Совета Рабочих Депутатов принята резолюция, в которой Совет признает необходимым вступить на путь открытой-беспощадной борьбы за переход власти к Советам и предлагает всем Советам Московской губернии немедленно приступить к регулированию жизни района, в частности: декретировать своею властью удовлетворение требований рабочих в тех отраслях труда, где назревают стачки, открыть закрытые локаутчиками предприятия и воздействовать на локаутчиков всеми мерами принуждения.

В газете «Новая Жизнь» напечатана статья Горького «Нельзя молчать»:

«Все настойчивее распространяются слухи о том, что 20-го октября предстоит «выступление большевиков» — иными словами: могут быть повторены отвратительные сцены 3 — 5 июля. Значит — снова грузовые автомобили, тесно набитые людьми с винтовками и револьверами в дрожащих от страха руках, и эти винтовки будут стрелять в стекла магазинов, в людей — Куда попало! Будут стрелять только потому, что люди, вооруженные ими, захотят убить свой страх…

На улицу выползет неорганизованная толпа, плохо понимающая, чего она хочет, и, прикрываясь ею, авантюристы, воры, профессиональные убийцы начнут «творить историю русской революции».

Одним словом — повторится та кровавая, бессмысленная бойня, которую мы уже видели и которая подорвала во всей стране моральное значение революции, пошатнула ее культурный смысл…

Уместно спросить: неужели есть авантюристы, которые, видя упадок революционной энергии сознательной части пролетариата, думают возбудить эту энергию путем обильного кровопускания?

Или эти авантюристы желают ускорить удар контрреволюции и ради этой цели стремятся дезорганизовать с трудом организуемые силы?

Центральный Комитет большевиков обязан опровергнуть слухи о выступлении 20-го, он должен сделать это, если он действительно является сильным и свободно действующим политическим органом, способным управлять массами, а не безвольной игрушкой настроений одичавшей толпы, не орудием в руках бесстыднейших авантюристов или обезумевших фанатиков».

Газета «Речь» в передовой статье отмечает большие успехи большевиков:

«В бывших до сих пор случаях большевики скрывали свои намерения… их выступления были неожиданны, о них узнавали накануне. Теперь дело обстоит совершенно иначе. Вся печать в один голос говорит о том, что выступление решено. «Рабочий Путь», издеваясь, заявляет, что в этих утверждениях есть пророчество, назначается день, зовут рабочих и солдат на митинги, которые запрещены. Таким образом, положение резко изменилось».

В московском «Социал-Демократе» опубликовано следующее заявление Московского областного комитета и Московского комитета РСДРП (б):

«Кому-то выгодно разносить по Москве тревожные слухи о выступлении большевиков 20-го октября. Стараются не только буржуазные газеты, назначившие уже одно выступление 15-го, но и какие-то определенные круги лиц. Мы не заговорщицкая партия и своих выступлений тайком не назначаем. Когда мы решим выступить, то об этом скажем в своих печатных органах. Просим товарищей не поддаваться на провокационные слухи. Московский областной комитет и Московский комитет РСДРП».

Опубликовано следующее объявление бюро фракции большевиков:

«Вниманию делегатов съезда. По дошедшим до пас сведениям, некоторые члены Организационного бюро по созыву съезда Советов, желая сорвать съезд, уверяют съезжающихся делегатов, что съезда не будет, ввиду чего предлагают им разъехаться на места. Советуем делегатам не поддаваться на провокацию и не разъезжаться…

Громадное большинство Советов высказалось за съезд. ЦИК сам за съезд. Съезд несомненно состоится. Делегатов, сочувствующих большевикам, просим явиться в Смольный институт, комната №18. Бюро фракции большевиков».

В Рязани закончился губернский съезд Советов, прошедший под флагом большевизма; избран Военно-Революционный Комитет; состоялась манифестация гарнизона под большевистскими лозунгами.

Состоявшийся в Киеве Областной съезд Советов, на котором были представлены 34 Совета, принял резолюцию, требующую созыва Всероссийского съезда Советов и перехода всей власти в руки Советов.

Калужский Совет Рабочих Депутатов (меньшевистский) вынес резолюцию протеста против присылки в город казаков и требует их удаления.

В рабочих газетах Гельсингфорса опубликован устав рабочей охранной гвардии, к организации которой приступлено по всей Финляндии. Параллельно происходит спешное формирование отрядов буржуазной гвардии, хорошо вооруженной и располагающей конницей.

Привлеченный к суду по обвинению в оскорблении великобританского посла Бьюкенена редактор газеты «Социал-Демократ» (орган Московского Комитета РСДРП (б)) Соловьев подал в Московский окружной суд заявление с просьбой вызвать в качестве свидетелей: генерала Корнилова, Керенского, Бьюкенена и ряд других.

На Всероссийской конференции фабрично-заводских комитетов с докладом о текущем моменте выступил Троцкий, указавший на неизбежность гражданской войны, предпосылки которой заложены в экономической и социальной структуре российского общества.

«Есть два крайних фланга, и если бы сейчас устранились революционные партии от гражданской войны, то правый фланг все равно совершил бы натиск на революцию и все ее завоевания. Дезертирство партии не удержало бы от гражданской войны, она совершилась бы лишь в неорганизованной форме, врассыпную и, стало быть, к наибольшей выгоде для имущих классов… Гражданская война неизбежна. Надо только организовать ее в интересах рабочих масс. Это — единственный путь сделать ее более бескровной, менее болезненной. Достигнуть этого можно не шатаниями и колебаниями, а только упорной и мужественной борьбой за власть».

По докладу о рабочем контроле принята резолюция, предложенная от имени фракции большевиков. Она требует рабочего контроля в общегосударственном масштабе и призывает товарищей теперь уже осуществлять его в той степени, в какой это возможно по соотношению сил на местах.

Профессор Кирш (председатель особого совещания по топливу) в докладе о положении с топливом указал, что с половины 1910 г. дефицит ощущался с каждым месяцем все острее. Угольный голод старались возместить усиленной доставкой дров, но с марта 1917 г. эта мера встречает противодействие со стороны крестьян, будущих владельцев лесов. Благодаря транспортным затруднениям осталась невывезенной часть нефти, почему промышленность потеряет не менее 1/3 нефтяного топлива. Главное внимание поэтому должно быть сосредоточено на угольном топливе, доставляемом Донецким бассейном.

«Еще до войны и технический, и рабочий вопрос стоял в Донецком бассейне очень остро, благодаря чему еще до войны в Москве несколько раз создавались угольные кризисы. С первых дней войны, когда Донецкий бассейн оказался единственным поставщиком угля, правительство должно было обратить самое серьезное внимание на техническое оборудование рудников и позаботиться об улучшении положения рабочих. Но ничего в этом отношении предпринято не было, и теперь нам приходится выносить все бедствия, являющиеся следствием этой непростительной беспечности. В первые 1,5 года войны добыча угля повышалась путем увеличения числа рабочих, в дальнейшем это увеличение сделалось уже невозможным».

Добыча угля стала падать и, по сравнению с 1916 годом, понизилась на ¼, а в октябре можно опасаться еще большего понижения. Не менее отчаянно падает вывоз угля. За удовлетворением металлургии и железнодорожного транспорта на долю промышленности остается всего 10—12 миллионов пудов угля в месяц. Петрограду назначено на следующий месяц 2,5 млн пуд., в то время как один Путиловский завод, пущенный полным ходом, потребует больше этого количества. На 1917 год Петрограду назначено 40 млн пудов против 110 млн пудов в 1916 г., Москве — 23 млн пуд. против 149 млн пуд. довоенных и 60 млн пуд. минимальной голодной нормы.

Недостаток топлива влечет за собой массовое закрытие предприятий, даже в соседнем с Донбасским бассейном Харьковском районе, почему пришлось пойти на сокращение нормы для металлургической промышленности до 14 млн пуд.

«Придется остановить 8 заводов юга России… Жертва эта будет гибельной для нашей промышленности, она грозит в будущем приостановкой во всех отраслях промышленности. Мы не сумеем удовлетворить нужды крестьянства, которое все в более категорической форме об этих нуждах заявляет. Но эта жертва неизбежна, так как нельзя ожидать резкого скачка вверх производительности Донецкого бассейна… Целый ряд причин, расшатывавших Донецкую промышленность до войны, с течением времени все более углублялся. Техническое оборудование, далеко не удовлетворявшее и раньше веем требованиям техники, при отсутствии ремонта окончательно пришло в негодность. Работать становится все труднее, а качественный состав рабочих понижается… Рассчитывать на выход из тяжелого положения в скором времени нельзя».

Шуб в докладе о продовольственном положении страны указал, что недостаток продовольствия стал ощущаться уже со второго года войны. Падение подвоза хлеба в 1917 году составило по отдельным месяцам от 20 до 44% назначенного к подвозу количества и для фронта — от 36 до 73% наряда; запас хлеба на фронте имеется на 4— 5 дней. Урожай в 1917 г. не ниже среднего, но деревня категорически отказывается давать хлеб. Необходимо путем вмешательства в регулирование промышленности оздоровить обмен города с деревней.

Буковецкий в докладе о состоянии финансов указал на происходящее вследствие роста эмиссии (16.2 млрд руб. вместо 1.633 млрд руб. до войны, при понизившемся золотом запасе с 1.603 млрд руб. до 1.298 млрд руб.) обесценение рубля до 25, 15, 11 копеек (а в Персии — до 4 — 3.5 копеек, причем денежные знаки Временного Правительства там совершенно не принимаются), падающее на плечи рабочего класса. Борьба с расстройством финансов должна вестись путем здоровой экономической политики, регулированием производства, установлением твердых цен на все продукты обрабатывающей промышленности, усилением прямого обложения и прекращением выпуска бумажных денег. Последнее возможно только при условии удачных внутренних займов, которые не удаются Временному Правительству, не опирающемуся ни на один класс населения.

Вышла в свет брошюра Ленина «Уроки революции».

«Первый и основной урок— тот, что только революционная борьба масс способна добиться сколько-нибудь серьезных улучшений в жизни рабочих и в управлении государством. Никакое «сочувствие» рабочим со стороны образованных людей, никакая геройская борьба одиночек-террористов не могли подорвать царского самодержавия и всевластия капиталистов…

Второй урок — тот, что недостаточно подорвать, ограничить царскую власть. Ее надо уничтожить. Пока царская власть не уничтожена, уступки царя всегда будут непрочны. Царь давал уступки, когда натиск революции усиливался, и брал назад все уступки, когда натиск ослабевал…

Царское самодержавие тоже извлекло для себя урок из революции. Оно увидело, что полагаться на веру крестьян в царя нельзя. Оно укрепляет теперь свою власть посредством союза с черносотенными помещиками и октябристскими фабрикантами…

В революции принимала участие также либеральная буржуазия, т. е. либеральные помещики, фабриканты, адвокаты, профессора и т. д. Они составляют партию «народной свободы» (к.-д., кадеты). Они много обещали народу и много шумели о свободе в своих газетах… Либералы одной рукой, да и то очень-очень редко, помогали борьбе за свободу, а другую руку всегда протягивали царю, обещая ему сохранить и укрепить его власть, помирить крестьян с помещиками, «утихомирить» «буйных» рабочих.

Когда революция дошла до решительной борьбы с царем, до декабрьского восстания 1905 года, либералы все целиком подло изменили свободе народа, отшатнулись от борьбы… Не бывать на Руси свободе, пока широкие массы народа верят либералам, верят в возможность «мира» с царской властью, сторонятся от революционной борьбы рабочих».