logo
Новость
/ Москва

Ситуация с имеющейся в распоряжении РФ военной техникой остается неясной

Нарукавная нашивка экипажа единственной подводной лодки УкраиныНарукавная нашивка экипажа единственной подводной лодки Украины

Экспорт российской военной продукции превысил $14 млрд, заявил российский источник в сфере военно-технического сотрудничества (ВТС), 13 января сообщил ИНТЕРФАКС-АВН.

По словам помощника президента РФ по ВТС Владимира Кожина, в приобретении российской военной техники и оружия теперь заинтересованы государства, никогда ранее не закупавшие изделия российского ВПК.

Однако далеко не со всеми державами, с которыми у Российской Федерации установлены дипломатические отношения, можно вести диалог в подобном конструктивном ключе.

Иногда попытка абсолютно безвозмездно передать продукцию военного назначения ее законному владельцу, вызывает странную реакцию, практически не поддающуюся прогнозированию. Приведем конкретный пример.

Российская Федерация может передать Украине находящиеся до сих пор в Крыму остатки военного оборудования и техники, стоявших на вооружении украинской армии, заявил президент России Владимир Путин 11 января на встрече с руководителями российских средств массовой информации.

«Пользуясь случаем, что называется, хочу сказать: мы готовы продолжить этот процесс, готовы передать военные корабли Украины, которые в Крыму еще есть, готовы передать авиационную технику, бронетехнику. Правда, она находится вся в таком плачевном состоянии… Но это уже не наше дело. Она в таком практически и была: за эти годы никем не обслуживалась, конечно», — заявил тогда Владимир Путин.

В то же время позитивной реакции на данное предложение президента Путина со стороны Киева не прозвучало. Напротив, украинский политикум разразился ругательствами и оскорблениями.

12 января премьер-министр Украины Владимир Гройсман, отвечая журналистам на вопрос о предложении Владимира Путина вернуть Украине оставшиеся там вооружение и технику, заявил, что ждет предложения вернуть Крым вместе с украинским вооружением.

«Встречное предложение российскому президенту: предлагаю вместе с флотом вернуть Крым», — заявил Гройсман.

В свою очередь, вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко завила, что Киев не собирается менять Крым на корабли.

Председатель Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Рефат Чубаров назвал заявление Путина о возвращении украинских кораблей из Крыма «унизительной подачкой» и призвал на нее не реагировать, так как трудно поверить в бескорыстие российского президента.

Экс-командующий ВМС Украины вице-адмирал Сергей Гайдук считает, что нет никаких гарантий того, что Россия вернет Украине исправную технику. Если ее примут, тогда нужно будет думать о ее ремонте.

Реакция украинского МИД была более осторожной: там заявили, что вопрос «прорабатывается» и «имеет много аспектов».

Все эти заявления украинских политиков и экспертов были бы логичны, если бы в течение последних трех лет Украина не требовала вернуть принадлежащие ей корабли и технику.

Процесс передачи кораблей и военного имущества украинской стороне с территории крымского полуострова был начат в апреле 2014 года и прекращен в июне этого же года после активизации военных действий на территории Донбасса.

Руководитель военного ведомства Украины Степан Полторак в 2015 году заявлял, что киевские власти надеются рано или поздно вернуть корабли, оставшиеся в портах Крыма. По словам министра, Киев никогда не прекращал переговоры по поводу возврата своих кораблей, базировавшихся в Крыму.

В марте 2017 года командующий ВМС Украины Игорь Воронченко сетовал, что российские власти якобы целенаправленно уничтожают новейшие украинские корабли, находящиеся в Крыму. По его словам, десантный корабль «Константин Ольшанский» разбирают на запчасти, разукомплектовывают корветы «Тернополь», «Луцк». Воронченко выражал надежду, что с помощью международных судов Украина сможет вернуть принадлежащее ей имущество или же получить за него денежную компенсацию.

Воронченко заявлял: «На период аннексии Крыма — из 8 боевых кораблей не на ходу был только один — БДК „Ольшанский“. Там нуждались в ремонте главные двигатели. То, что говорят, что был „хлам“ — это не соответствует действительности».

Первый заместитель главнокомандующего ВМС Украины контр-адмирал Андрей Тарасов заявлял украинским СМИ: «Всего было 35 кораблей, это — 65 % тех, которые были на то время в Крыму. Но эти цифры ничего не говорят, ведь осталось 11 боевых кораблей, 6 — судов обеспечения. Это наиболее мощные и современные. Если брать качественную характеристику, то мы потеряли большую часть флота. Если по численности, то потеряли меньшую половину».

Спикер Генштаба ВСУ Владислав Селезнев заявлял, что «Россия оставила себе новейшие боевые корабли: корветы „Тернополь“ и „Луцк“, противоракетные корабли „Приднепровье“ и „Прилуки“, осталась подводная лодка „Запорожье“, большой десантный корабль „Константин Ольшанский“, корабль управления „Славутич“, на борту которого находилась специализированная аппаратура по мониторингу и разведке. Россияне предприняли все, чтобы его не возвращать».

Да и сам президент Порошенко неоднократно заявлял о желании вернуть корабли.

«Решение самопровозглашенной власти Крыма о якобы национализации этих кораблей не останется без внимания действующей власти», «Мы должны очень жестко поставить этот вопрос», — заявлял Порошенко.

«Мы этого никак не пропустим, и эти корабли должны быть в составе Военно-Морских Сил Украины», — цитировали украинские СМИ своего президента.

Теперь украинские власти отрицают свои слова о необходимости возврата остатков флота.