logo
Новость
/ Рязань

В Рязани «дом Салтыкова-Щедрина» сделают «домом Солженицына»

Либеральная духовная скрепаЛиберальная духовная скрепа
Сергей Кайсин © ИА Красная Весна

Самый масштабный, по словам вдовы писателя-лауреата, музей Солженицына будет открыт в Рязани в «доме Салтыкова-Щедрина», сообщило 15 мая ТАСС.

Вдова писателя, президент фонда Александра Солженицына Наталия Солженицына сообщила о готовящемся к открытию в Рязани музее Солженицына как о самом крупном из музеев Солженицына. Музей будет размещен в здании, известном как «дом Салтыкова-Щедрина», где ныне размещены филиал Рязанской областной публичной библиотеки имени Горького и ряд подразделений Рязанского областного Министерства по делам культуры и туризма.

Предполагается, что будущий музей станет составной частью Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника. Первую экспозицию· намереваются открыть еще в 2018 году к столетию Солженицына. Куда будут перемещены нынешние учреждения, занимающие здание, не сообщается.

Дополнительно, к юбилею наконец починят Рязанскую гимназию №2, где преподавал Солженицын, и откроют мемориальный класс. Сейчас на здании гимназии размещена мемориальная доска в его честь.

Напомним, что из федерального бюджета на ремонт здания «дома Салтыкова-Щедрина» в Рязани уже выделено более 139 миллионов рублей и объявлен конкурс на проведение работ. Напомним также, что ранее власти города планировали открыть музей Солженицына в «доме Свободы», доме первого Рязанского Совета, занимаемом ныне музеем истории молодежного движения, с фактической ликвидацией последнего. Однако под давлением общественности от этих планов отказались.

Комментарий редакции

Знаете, почему классические произведения и их авторы, являются таковыми? Потому что они прошли проверку самым суровым Судьёй на Свете — Временем. Казалось бы, где мы, жители XXI века и Салтыков-Щедрин с его сатирической повестью "Медведь на воеводстве" написанном в конце века 19-го. Ан нет. Все очень живо и очень современно. «...Коли за этим дело стало, так я еще репутацию свою поправлю! — молвил Михаиле Иваныч и сейчас же напал на стадо баранов и всех до единого перерезал. Потом бабу в малиннике поймал и лукошко с малиной отнял. Потом стал корни и нити разыскивать, да кстати целый лес основ выворотил. Наконец забрался ночью в типографию, станки разбил, шрифт смешал, а произведения ума человеческого в отхожую яму свалил.

Сделавши все это, сел, сукин сын, на корточки и ждет поощрения
...» Это, из перовой части повести "Медведь на воеводстве", где великий писатель, описывает деяния своего главного персонажа — Топтыгина 1-го, который присланный в чащобу для «дабы великое кровопролитие учинить» и тем самым войти в Историю, отметился отменной глупостью и подобный деянием пытался оправдаться перед теми кто его послал воеводствовать. Знакомо, не правда-ли? Имея множество проблем в городе (одна история с платными парковками в центре Рязани, от деятельности которой в городской бюджет попадает едва-ли десятая часть от собираемых с автовладельцев денег, чего стоит), с дорогами и благоустройством дворов и т.д. — городская власть решила замолить грехи подобной акцией. Салтыков-Щедрин мог бы гордиться остротой своего писательского пера, который как хирургический скальпель препарировал российское чиновничество и выявил всему свету сущность бытия чиновника на Руси. Но, полагаю, что великий русский писатель вряд-ли обрадовался этому обстоятельству — ибо за полтора века российской истории, система управления в России, загадочным образом не только не изменилась, но, кажется, основательно деградировала. Ибо чествовать предателя, лжеца и русофоба типа Солженицына в приснопамятной Российской Империи... даже как то и представить себе невозможно. Даже жутко интересно, а что будет делать следующая городская админстрация? Неужели и перед ними во весь рост станет проблема как две капли воды похожая на проблему Топтыгина 2-го? «...майор спросил, нет ли в лесу, по крайней мере, университета или хоть академии, дабы их спалить; но оказалось, что и тут Магницкий его намерения предвосхитил: университет в полном составе поверстал в линейные батальоны, а академиков заточил в дупло, где они и поднесь в летаргическом сне пребывают. Рассердился Топтыгин и потребовал, чтобы к нему привели Магницкого, дабы его растерзать («similia similibus curantur» 2), но получил в ответ, что Магницкий, волею божией, по́мре...». И что тогда они делать будут? Наверное откроют какой-нибудь Путин-Центр. Или Путин-ленд. На месте местного университета. А что?