logo
Статья
/ Светлана Моисеева
Открытых сторонников франкизма достаточно в составе высшей военной и дипломатической элиты Испании. Для этой крайней правой элиты Россия была, есть и будет врагом.

Publico: умер Франко, но не франкизм

ФранкизмФранкизм
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

Процесс перехода от диктатуры к демократии в Испании не завершился и дата его окончания неясна — к такому выводу пришло испанское издание Publico 20 ноября в статье, приуроченной к годовщине смерти Франциско Франко, передает корреспондент ИА Красная Весна.

Задавшись вопросом, что происходило с франкизмом в последние 40 лет, агонизировал он или сопротивлялся, автор статьи Эдуардо Байона проанализировал ряд аспектов современной жизни Испании.

Он обращает внимание на то, что изменение режима не затронуло экономическую структуру страны, центры власти, а также ключевые элементы аппарата управления страной.

Ряд государственных деятелей, занимавшие различные посты во время диктатуры Франко, продолжают (или до недавнего времени продолжали) занимать высокие государственные посты в современной Испании. Так, Хосе Мануэль Гарсия-Маргальо — министр иностранных дел Испании с 2011 по 2016 годы — во время диктатуры занимал различные посты в Министерстве финансов. При своих мандатах остаются несколько депутатов, а также мэры 9 городов, вступивших в должность еще при Франко.

Многие компании, входящие в основной биржевой индекс Испании Íbex 35, родом из франкизма, а в некоторых случаях — из времен диктатуры Примо де Риверы (1923–1930). Например, таковы практически все крупные строительные фирмы, которые поднялись на государственных подрядах после Второй мировой войны.

До 2010 года во главе многих крупных компаний находились представители известных франкистских семей, затем их начали заменять иностранные инвесторы. Остаются в силе десятки законов, принятых во времена Франко.

Тем не менее, в общественной жизни страны автор видит некоторые обнадеживающие тенденции. Так, произошло объединение 9 новых парламентских групп Испании, которые решили покончить с безнаказанностью преступлений франкизма путем внесения поправок в Закон об амнистии 1977 года. Был выдвинут совместный иск конгресса, парламента Галисии и муниципалитета г. Сантьяго-де-Компостела против семьи диктатора с требованием возвратить статуи, изъятые в 1960-х годах из храма Сантьяго-де-Компостелла. Возникли гражданские инициативы с требованиями вскрыть общие безымянные могилы времен гражданской войны и диктатуры, опознать тех, кто в них похоронен.

Автор считает, что в 1982 году с приходом к власти Испанской социалистической рабочей партии (PSOE), а также с политиками и движениями, появившимися на испанском политическом небосклоне в результате «Движения возмущенных» (M-15), в стране начала появляться новая элита.

Завершая свой анализ, автор подчеркивает, что остается еще много открытых вопросов, не позволяющих преодолеть «отпечаток франкизма».

Это и символы, например — государственный флаг, оставшийся от той эпохи, и споры о правильном официальном названии страны, а также отсутствие согласия в обществе относительно исторической оценки того, что происходило в Испании в течение почти 4 десятилетий диктатуры Франко и 40 лет «переходного периода».

Напомним, диктатура Франциско Франко была установлена в 1939 году в результате победы в гражданской войне, которая смогла состояться только при поддержке Франко живой силой и вооружением со стороны нацистской Германии и фашистской Италии.

За дату начала переходного периода от диктатуры к демократии принято считать день смерти Франциско Франко — 20 ноября 1973 года. В 1977 году в Испании был принят закон об амнистии за военные преступления франкистского режима в годы гражданской войны и после победы Франко.

Подчеркнем, что основное количество жертв (а это, по некоторым данным, около 450 тыс. погибших, 600 тыс. вынужденных бежать из страны — всего около 10% довоенного населения Испании) пришлось на период после завершения гражданской войны. Многие из жертв франкизма до сих пор похоронены в общих безымянных могилах, расположенных вдоль дорог, их останки не идентифицированы. В последнее десятилетие Комитет по правам человека ООН регулярно требует от Испании отмены Закона об амнистии, так как военные преступления амнистии не подлежат.

Без сомнения, те высокостатусные персоналии, которые занимали государственные посты во время диктатуры Франко, через какое-то время покинут политическую жизнь страны вследствие конечности человеческой жизни. Однако их успешно заменяют духовные ученики, продолжатели их дела.

Открытых сторонников франкизма достаточно в составе высшей военной, дипломатической элиты Испании. Это и генерал-лейтенант Агустин Муньос Грандес Галилеа — сын военного преступника, первого командира «Голубой дивизии», стоявшей в кольце блокадного Ленинграда, и генерал Хуан Чичарро Ортега, член Национального фонда Франциско Франко, отец и дядья которого воевали против СССР на стороне Гитлера, и многие другие. Для этой крайней правой элиты Россия была, есть и будет врагом, как бы она ни называлась, Советским Союзом или Российской Федерацией.

Что касается «новой элиты», якобы пришедшей на смену франкистской из уличного «Движения возмущенных» (M-15), то речь, конечно, идет не о новой элите, а о политиках общества спектакля и о политических конструктах, создаваемых политтехнологами накануне выборов и призванных обнадеживать, притягивать и «сливать» голоса левого электората.