11
дек
2019
  1. Социальная война
  2. Насилие: мифы и реальность
Москва, / ИА Красная Весна

Немецкие «грабли» бьют больно. Правозащитник не рекомендует закон об СБН

Нельзя слепо копировать неудавшийся опыт Германии по использованию закона о семейно-бытовом насилии, считает немецкий правозащитник Максим Жиленков, выступивший 9 декабря на пресс-конференции «Уроки кампании по продвижению законопроекта „О профилактике семейно-бытового насилия“» в пресс-центре ИА REGNUM, сообщает корреспондент ИА Красная Весна.

Максим Жиленков — немецкий правозащитник.
 Максим Жиленков - немецкий правозащитник.
Изображение: Олег Константинов © ИА Красная Весна

Анализируя опыт Германии, где закон о СБН был принят в 2001 году и за прошедшие годы был дополнен множеством поправок, завершившихся ратификацией Стамбульской конвенции, правозащитник отметил, что действие закона о семейно-бытовом насилии в Германии за 20 лет продемонстрировало его непродуктивность. Более того, закон оказал разрушающее влияние на правовую систему государства.

Жиленков отметил сходство истерической кампании в немецких средствах массовой информации с тем, что происходит сейчас в медиа-сфере России. В Германии, так же как сейчас в России, СМИ усиленно транслировали утверждения экспертов о якобы имеющем массовый характер насилии в семьях. Мнения экспертов, подвергающих сомнению такую точку зрения, были представлены слабо.

В качестве примера формулировок, используемых сторонниками закона о СБН, Жиленков привел фразу занимавшей во время принятия закона о СБН пост министра по делам семьи Германии Кристины Бергман: «Каждая третья женщина подвергается насилию в семье».

Чтобы продемонстрировать эффект от действия закона, эксперт процитировал нового министра по делам семьи — Франциски Гиффай, которая в 2018 году заявила следующее: «Немецкий дом — опасное место. Каждые три дня от рук партнера погибает одна женщина».

По его словам, введение размытого понятия «психического насилия» в семье, помимо прочего, приняло вид «насилия родителей над детьми», что затем использовалось для изъятия детей из семей. Кроме того, исходя из формулировок закона получалось, что женщина — всегда жертва. Правозащитник отметил, что создаваемый с помощью закона образ женщины-жертвы унижает саму женщину.

По сути, заявил Жиленков, введение таких юридически-размытых понятий привело к фактической отмене демократического принципа равенства граждан перед законом и презумпции невиновности.

В своем выступлении правозащитник привел изыскания профессора немецкого уголовного права Элизы Хофен, которая в 2016 году в течение трех месяцев исследовала СМИ и выяснила, что 72% источников, описывая вопросы, связанные с СБН, приводят на своих страницах мнение лишь одной стороны, выступающей за закон. Мнение же оппозиции почти не звучит.

Жиленков добавил, что в 1999 году сторонники принятия закона об СБН в Германии благодарили американские НКО за рекомендации, осуществленные при введении этой правовой нормы в Германии. Теперь же, спустя 20 лет, даже некоторые из этих сторонников уверены, что реализация в Германии всех используемых в США законов о семье будет ужасна, поскольку приведет к войне полов и граница пройдет внутри семьи, отметил правозащитник.

Читайте также: Закон о домашнем насилии в ФРГ 20 лет разрушал семьи, а насилие осталось

Исследователь привел и собранную Федеральным ведомством уголовной полиции Германии за два десятилетия статистику преступлений в семье. Эта статистика демонстрирует, что за двадцать лет ситуация по критическим показателям почти не изменилась.

Так, в 2017 году в семьях Германии были убиты 221 женщина и 99 мужчин, в 2009 году — 213 женщин и 95 мужчин, в 2000 году — 224 женщины и 105 мужчин. Получается, что в среднем — за 20 лет статистики — ежегодно от насилия в семьях гибнет 208 женщин на 83 млн человек населения страны.

При этом, по мнению правозащитника, который постарался обобщить и оценки экспертов, подобная политика ведет к снижению количества ежегодно заключаемых в Германии браков и росту возраста вступления в брак.

Правозащитник подытожил свое выступление заявлением о том, что закон о семейно-бытовом насилии в России категорически нельзя принимать ни в каком варианте.

Напомним: в январе 2019 года Евросоюз и Совет Европы выделили более €500 тыс. на совместный с РФ проект по сотрудничеству в области реализации нацстратегии действий РФ в интересах женщин. Это, по мнению представителей ЕС и некоторых российских чиновников, позволит обменяться опытом и внедрить «лучшие практики» по противодействию насилию в отношении женщин.

Отметим, что для оценки результата применения закона о СБН можно рассмотреть не только опыт Германии. Так, с момента принятия закона о домашнем насилии в 2003 году, уровень насилия в семьях Испании также не изменился, в частности, в 1999 году в Испании было убито в семьях 53 женщины, в 2008 — 76 (т. е. рост на 25% через 5 лет после принятия первого закона о домашнем насилии), и в 2018 году — 48 убитых женщин.

Атака на семью
Атака на семью
Изображение: Кайсин Сергей © ИА Красная Весна
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER