logo
Новость
  1. Реальная Россия
  2. Лесные пожары в России
/ Иркутск

На утро 6 августа в Иркутской области увеличилось число и площадь пожаров

Викентий Дмоховский. Лесной пожар. 1860Викентий Дмоховский. Лесной пожар. 1860

Количество пожаров в Иркутской области увеличилось на 7, а площадь возгорания — на 37 тысяч 370 га, 6 августа сообщает Главное управление МЧС России по Иркутской области.

По сообщению спасателей, всего на утро 6 августа в регионе зафиксировано 132 пожара общей площадью 650 тысяч 400 га.

Два возгорания зафиксированы на расстоянии 3-х километров от населенных пунктов Светлый и Никольск. Однако они не представляют угрозы и ликвидируются силами наземных подразделений МЧС и лесоохраны во взаимодействии с авиацией МЧС и Министерства обороны.

Напомним, по состоянию на 25 июля в Иркутской области было известно о 115 возгораниях на площади 499 тысяч 443 га.

Лесные пожары в Сибири — регулярное явление, объясняющееся, как правило, природными факторами. Действующее законодательство позволяет не тушить пожары, если они не угрожают населенным пунктам и находятся в труднодоступном месте.

Комментарий редакции

Ситуация с лесными пожарами в России характеризуется двумя факторами. Первый — собственно сами лесные пожары и динамика их распространения от года к году. Второй фактор — использование темы лесных пожаров в политической борьбе.

Лесные пожары в России, да и во всём мире, происходили и будут происходить. Причины их носят как антропогенный, так и естественный характер. Например, разряды молний достаточно часто приводят к возгораниям. Тушить лесной пожар, распространяющийся со скоростью 100 метров в минуту и выше привычными рядовому человеку методами невозможно. Для локализации таких пожаров, например, пускают так называемый встречный пал. То есть зажигают лес навстречу пожару.

Задача государства и общества — не допустить возникновения лесного пожара, а для этого необходима долгосрочная государственная политика. Мощная система мониторинга и охраны лесов. За время постсоветских реформ, такая государственная система была разрушена и заменена системами госзакупок. Нет, конечно ликвидацию чрезвычайных ситуаций оставили в ведении соответствующего министерства. Пока. Но система мониторинга за состоянием лесов осуществляется, мягко говоря, менее директивно.

Если в нашей стране лес является одним из главных богатств, то логично было бы государству знать объёмы и состояние этого богатства. Для этого в Советском Союзе регулярно, на государственном уровне, проводились мероприятия по лесоустройству, в ходе которых выявлялись, в частности, потенциально пожароопасные леса, подлежащие санитарным рубкам.

Сейчас заказчиком лесоустроительных работ может выступать арендатор лесного фонда, которому интересен только товарный лес, а исполнителем — коммерческая структура, для которой также интересно сокращение издержек. И в данной ситуации выявление пожароопасных лесов становится побочной и затратной задачей, не интересной для хозяйствующих субъектов, занимающихся извлечением прибыли.

Что же касается использования темы лесных пожаров в протестах перед выборами, то тут, к сожалению, задача одной стороны сильнее жать, а второй — дотерпеть до выборов. После 8 сентября, даже если обильные дожди в Сибири не пойдут, тема пожаров в медийном пространстве потухнет сама.