logo
Новость
/ Москва

«Союз с возу — России легче»: Станкевич не считает РФ правопреемницей СССР

ДесоветизацияДесоветизация
Анашкин Сергей © ИА Красная Весна

Современная Россия юридически не наследует Советскому Союзу, заявил политик Сергей Станкевич 13 июня в эфире радиостанции «Вести.fm».

Разговор в студии вращался вокруг празднования так называемого Дня России. Ведущий, Владимир Соловьев, напрямую спросил гостя студии, является ли Российская Федерация правопреемницей СССР. Станкевич ответил, что современную Россию было бы правильнее считать «государством — продолжателем СССР».

По его словам, это означает «выборочное правопреемство». Наша страна, считает политик, может сама решать, по каким вопросам наследовать Советскому Союзу, а в каких случаях — отрекаться от коммунистического прошлого. Так, например, России не стоит отказываться от места в Совете безопасности ООН, которое было закреплено за СССР. Вместе с тем российское государство не должно нести ответственности за большевиков, которые, как кажется Станкевичу, чинили «кровавый беспредел» все советские годы.

Отметим, что в перестроечные времена Сергей Станкевич входил в ближайшее окружение Бориса Ельцина — будущего президента РФ. Также он тесно был связан с видным перестройщиком Анатолием Собчаком. В те годы Станкевич выступал за создание на территории Советского Союза рыхлой конфедерации суверенных государств. Именно так либеральный политик понимал сохранение СССР в обновленном виде, за которое на мартовском референдуме 1991 года высказалось 76,43% населения.

Отметим также, что 12 июня 1990 года Первый Съезд народных депутатов принял Декларацию о государственном суверенитете РСФСР — тогда еще в рамках Советского Союза, окончательное упразднение которого оформили через полтора года в Беловежской пуще. С 2002 года эта дата отмечается как День России. Однако в патриотической среде, несмотря на все старания официоза, «праздник» ожидаемо не прижился. Большинство россиян ассоциируют эту дату не с началом новой «демократической» эпохи, а с развалом СССР и неурядицами, которые за этим развалом последовали.

Комментарий редакции

Тревогу вызывает даже не столько антисоветская позиция Станкевича, которая давно известна, сколько те умозаключения, к которым она его приводит. Отвергая правопреемственность СССР и РФ, он фактически дает инструкцию по созданию исторической «черной дыры» диаметром в 70 лет. Достоевский назвал бы это «обращением в хамство». Станкевич же грезит «просвещенным либерализмом». Понимает ли он, что любая просвещенность зиждится на исторической — а, значит, и юридической — преемственности или, в крайнем случае, на приобщении к будущему через утопию?

Перестройка же полностью порывала с традицией, не предлагая взамен никакой мечты о «светлом будущем». Станкевич и его соратники не выбирали, «от какого наследства они отказываются», а отвергали всё советское скопом. Поэтому все рассуждения о «выборочном правопреемстве» звучат из уст матерого перестройщика как минимум лицемерно. Не говоря уже о том, что суровая логика отречения не допускает никакой выборочности. И если Россия всё еще заседает в Совбезе ООН, то совсем скоро это ее право подвергнется суровым испытаниям. И отстоять его без раскаяния за перестроечный грех вряд ли получится.