«Разумным было бы сохранить небольшую численность интеллектуальной элиты»

В США расплодились «короеды с дипломами» и смущают народ — The Atlantic

Диего Ривера. Ночь богатых(фрагмент). 1928
Диего Ривера. Ночь богатых (фрагмент). 1928
Диего Ривера. Ночь богатых (фрагмент). 1928

Американская элита слишком раздалась в размерах и пора бы сузить ворота, через которые средний американский класс заползает в высшее общество интеллектуалов, финансистов и чиновников, пишет американский социолог советского происхождения Питер Турчин, или «один из мировых экспертов по короедам, а равно, должно быть, и по людям», как его представляют 13 ноября в свежем номере журнала The Atlantic.

Интервью с Турчиным, дополненное журналистскими размышлениями, называется «Следующее десятилетие будет еще хуже»: «Нас ожидают пять адских лет, это почти гарантировано, — прогнозирует Турчин. — «Скорее всего, даже десять. Адское десятилетие или даже еще дольше».

Как фактор, определяющий уровень социального насилия, Турчин больше всего подчеркивает «перепроизводство элит» — тенденцию правящих классов общества наращивать свою численность быстрее, чем увеличивается или освобождается количество должностей, которые должны занимать их члены.

Согласно мысли автора статьи, одним из способов размножения правящего класса является банальное семейное самовоспроизводство. Но даже этот способ избыточен. Вспомните, например, Саудовскую Аравию, где принцы рождаются быстрее, чем для них успевают создавать правительственные должности и коммерческие ниши, достойные их королевской роли.

В Соединенных Штатах же, помимо прямого наследования имущества, процесс элитогенеза подпитывается коммерцией и индустрией высшего образования: все больше и больше людей богатеют, и все больше получают престижные дипломы колледжей и университетов. Ни то, ни другое не плохо само по себе, но, «когда деньги и гарвардские дипломы становятся подобны королевским титулам в Саудовской Аравии, у нас начинаются проблемы на улицах».

Далее автор статьи поясняет, в чем состоят эти проблемы: «Турчин сказал мне, что в Соединенных Штатах все больше и больше соискателей борются за место, скажем, в престижной юридической фирме, или во влиятельной правительственной синекуре, или в редакции популярного федерального журнала. То есть сложилась ситуация, в которой избыток элитариев борется за ограниченное количество позиций во власти, и в результате некоторая часть этих элитариев, не сумев добиться искомого, обратится в контрэлиту».

Далее он на примерах объясняет журналисту, что имеется в виду под контрэлитами. Вот, например, Дональд Трамп, он может показаться элитой: у него богатый отец и ученая степень Уортона, но трампизм — это движение контрэлиты. Его правительство переполнено непризнанными авторитетами, которые были исключены из предыдущих администраций, иногда по уважительным причинам, а иногда потому, что среди Гротон-Йельского истеблишмента просто не оставалось вакансий.

Как далее говорится в статье, перепроизводство элит создает контрэлиты, а контрэлиты ищут союзников среди низших слоев общества, которые становятся очень податливы, если уровень их благосостояния поколеблен. Спусковым механизмом окончательного коллапса такого общества, говорит Турчин, как правило, является государственная несостоятельность.

Что же делать и как Америка будет жить дальше, противостоя появлению контрэлит, их спайке с низами и склонению низов на снос правящей элиты?

Турчин не дает точных рецептов, он не политик, он стратегией занимается. Однако, как следует из статьи, Турчин выступает против высшего образования, ориентированного на получение дипломов, которое, по его словам, является способом массового производства элитариев без соответствующего производства элитных рабочих мест для них. «Более разумным было бы сохранить небольшую численность элиты и обеспечить опять-таки небольшой, но постоянный рост реальной заработной платы среди населения», — приводит The Atlantic слова Турчина.

Сокращение элит и повышение уровня жизни — разве не об этом говорится в статье? Как бы не так.

Еще один вывод Турчина состоит в том, что сложные человеческие общества возникают только в результате войны. «Эффект войны состоит в том, что вознаграждает сообщества, которые успешно самоорганизуются для борьбы, и приводит к уничтожению тех обществ, которые примитивны и малочисленны», — говорит Турчин.

Таким образом, как можно понять из статьи, чтобы сохранить Америку, во-первых, необходимо ограничить численность элиты. В том числе и даже в первую очередь — интеллектуальной элиты. Для этого нужно сделать высшее образование еще менее доступным, то есть перекрыть образовательный канал социальной мобильности.

Во-вторых, чтобы избежать революций и бунтов, необходимо постоянно повышать доходы плебса, но ведь нельзя же повышать их бесконечно.

Отсюда третий пункт: развитие общества должно происходить через войну, что одновременно и усложняет социальную структуру общества, и обнуляет излишний уровень благосостояния, и существенно прореживает этот нижний класс, успевший расплодиться в мирное время.

Все это подано в статье как законы природы, одинаковые для всех тварей, с которыми работал ученый. А он работал с насекомыми и людьми.

«Короеды размножаются, беснуются и опустошают лес по своим собственным короедным законам, но это не означает, что популяции комаров или клещей будут расти и затухать в соответствии с теми же ритмами, — говорится в статье. — Наконец экология накопила достаточно данных, чтобы описать эти универсальные законы, и перестать притворяться, что у каждого вида есть свои особенности».

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»